Рейтинг@Mail.ru

Любовь Капустина

ЭТНОКУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ КОЛОНИСТОВ


2014-2017 годы для ряда сёл, расположенных на территории природного парка «Щербаковский», юбилейные. Они отмечают свои 250-летние даты со дня основания. Заглянем, дорогой читатель, в «календарь» дат основания бывших немецких колоний:

29.06.1764 – Нижняя Добринка,

19.08.1764 – Галка,

25.05.1765 – Верхняя Куланинка,

15.06.1765 – Щербатовка,

16.09.1766 – Верхняя Добринка,

08.07.1767 – Бутковка,

24.08.1767 – Воднобуерачное,

16.08.1767 – Кривцовка (в настоящее время не существует).

Приглашаем вас отправиться в виртуальное путешествие во времени и познакомиться с исторической справкой, обычаями и нравами немецких колонистов. Наш путь лежит в Верхнюю Куланинку и Щербатовку.

Немного истории: Гольштейн (Holstein), также Верхняя Кулалинка, Гольдштейн (Goldstein), Верхняя Галка, Куланинка – это имена одной и той же колонии, расположенной у истоков р. Кулалинка. 26 мая 1765 г. основали материнскую коронную колонию лютеране. 45 семей – выходцы из Вюртемберга, Швеции, Саксонии и Дармштадта. Церковь была построена в 1830 г. Официальное название Верхняя Кулалинка получила по указу от 26 февраля 1768 г. о наименованиях немецких колоний.

Село Щербатовка, или Мюльберг (мельничная гора), или Немецкая Щербаковка. Лютеранское село, основано оно 15 июня 1765 г. Расположилась материнская коронная колония у истоков р. Щербаковка, она-то и дала название колонии. Её основателями считаются 48 семей, выходцы из Дурлаха, Вюртемберга и Дармштадта. Село относилось к лютеранскому приходу Штефан. Церковь построили в 1873 г. Часть жителей колонии были баптисты и адвентисты.

Мы не будем утомлять читателя длинной вереницей фактов и цифр архивных документов (хотя знать это очень полезное занятие). Данные материалы доступны сегодня любому интересующемуся историей немцев Поволжья интернет-пользователю. Думается, вам любопытно будет узнать о некоторых особенностях быта и культуры немецких колонистов. Надеемся, что эта подборка будет для кого-то первой ласточкой в открытиях историко-культурного наследия малой родины.

Перенесёмся в 19 век. Перед нами немецкая семья. Какими обрядами из века в век сопровождалась её жизнь?

Известно, у колонистов преобладали большие неразделённые семьи, состоящие из 3-4 поколений родственников. Все вопросы (расходы в том числе) решал дед. Это был старший мужчина в семье. Он строго следил за чётким распределением и выполнением работ снохами: одна готовила еду, другая нянчила детей, третья – ухаживала за животными… Дед принимал решение и об отделении старшего сына, а потом и остальных по старшинству. Стариков одних не оставляли, по традиции с ними жил младший сын.

У поволжских немцев существовали свои правила и обычаи, связанные с рождением ребёнка и его дальнейшим воспитанием. Например, пуповину младенца высушивали и хранили в течение всей жизни. Если в семье уже были дети, появление ребёнка взрослые объясняли так: «Бабушка в речке выловила». Среди многочисленных обрядов был и такой: при наречении ребёнка – третьего сына – называли по имени отца, а дочь – именем матери. Позже это правило перешло на первенца в семье.

Детей с детства воспитывали строго в религиозном духе. За проступки и непослушание детей наказывали розгами, которые хранились в доме на видном месте. Толстые розги предназначались для наказания больших, тонкие – для маленьких. С 10-15 лет дети начинали работать. У немецких колонистов отношение к труду было особенным: усердие, настойчивость, аккуратность, поэтому некогда пустынный наш край был превращён ими со временем в цветущий оазис. Но повторимся – это стоило неимоверно тяжёлого труда, как взрослых, так и детей. Обычно до 15-16 лет дети посещали школу, а с этого возраста получали первое причастие (конфирмация) и переходили в возрастную группу холостой молодёжи.

Объясним подробнее, что это за обряд – конфирмация. Он являлся настоящим праздником. За шесть недель до причастия со всей округи в воскресенье собирались дети там, где жил Пастор. Он давал им специальные уроки, дети повторяли пройденное в школе, готовясь к публичному экзамену. Публичный экзамен проходил накануне причастия в церкви, где и проходила публичная исповедь. На другой день наряженные молодые люди после торжественной службы получали причастие и в память об этом событии - свидетельство о конфирмации, которое вставляли в рамку и вешали дома на стену.

Проходило время, ребёнок вырастал, и поволжские немцы женили и выдавали замуж своих любимых чад.

В конце 19-начале 20 вв. в немецких семьях подбором супружеских пар занимались родители. При этом решающую роль играли репутация и имущественное положение семьи, с которой намечалось породниться. Религиозная принадлежность будущей супруги (супруга) играла также немаловажную роль. Браки между лютеранами и католиками были очень редкими, а если и были, то один должен был обязательно перейти в веру партнёра. Католические священники охотнее благословляли своих прихожан на браки с русскими, чем с немцами-лютеранами, считая, что религиозные различия куда серьёзнее, чем национальные. Заметим, у меннонитов, в крови которых с рождения присутствовал аскетизм, был очень строгий запрет на смешанные браки.

Девушки в 18-20 лет считались невестами, юноши – в 20-22. Столь поздний рубеж для брачного возраста объясняется тем, что до 1874 года у немецких колонистов не было воинской повинности, поэтому с женитьбой можно было не спешить.

Хотя решающая роль в выборе невесты принадлежала родителям, парни нередко сами приглядывали себе спутницу жизни. О том, что такая-то девушка стала невестой, односельчане узнавали в Духов день (на Троицу), когда парень выставлял перед домом возлюбленной майское дерево. Ветки берёзы или другого дерева украшали яркими лентами и всякими милыми безделушками. В католических сёлах молодые знакомились и общались в дни больших религиозных праздников и гуляний (Пасху, Масленицу, Троицу…). Зимой девушки собирались на посиделки (шпилекейст). Чтобы не показаться «неумехой», девушка обязательно приносила с собой рукоделье. Парни располагались посреди комнаты на овчинах, переговаривались между собой, присматривали себе невест, провожали после вечеринки девушек домой. Считалось, что лучше выбирать невесту в своём селе, лишь при крайней необходимости сватали в другом месте. При этом народ говаривал так: «Хорошая лошадь продаётся в своей деревне». Второе важнейшее условие при выборе невесты: она должна быть работящей. Случись, увидит парень, что его девушка обмазывает глиной завалинку сидя, тут же бросит её, потому что ленивая. Взаимоотношения молодых в деревне находились под постоянным присмотром взрослых. Общественное мнение села играло огромную роль.

Свадьбе предшествовало множество красивых обрядов. Остановимся на некоторых из них. Начинался предсвадебный период со сватовства (фрайерай). Обычно ходили сватать невесту в субботу вечером. В роли свата выступал близкий родственник, или крёстный жениха. Это обязательно был человек пожилой, остроумный, находчивый и уважаемый. Повязав через плечо полотенце, сват, жених и другие родственники с корзинкой закуски шли в дом невесты. Жених оставался на крыльце. Начинался разговор с иносказательных речей, например, таких: «У меня голубка улетела, говорят, к вам прилетела. Вот голубь наш скучает…». Родители, как правило, согласия давали только на следующий день. И, если молодые встречались в течение 2-3-х лет и исход сватовства был заранее предрешен, жениха пускали в дом, но он с невестой находился в другой комнате. А после их звали и спрашивали об их согласии на брак. Как правило, невеста не перечила родительской воле. Если жених был не по нраву родителям невесты, сватам выставляли плетёную корзину для овощей (кэреб). Получить отказ, или кэреб считалось большим позором. Поэтому сваты приходили попозже, когда стемнеет.

В заранее оговоренный день невеста с родителями посещали жениха и осматривали его хозяйство. Осмотр был придирчивым, особое внимание гости обращали на навозные кучи, так как хозяева, чтобы произвести благоприятное впечатление, заимствовали на время скот у соседей. Если обе стороны всё устраивало, то в тот же день сговаривались о дне обручения и венчания.

Обручение происходило после смотрин в церкви или дома. В доме невесты совершался обряд рукобитья. Жених дарил невесте ткань на свадебное платье и башмаки, она ему – сшитую ею рубашку. Обручальные кольца молодые носили лишь после венчания.

В первой трети XX века в большинстве колоний помолвка или отсутствовала или соединялась со сватовством. Для более раннего времени она была самостоятельным элементом предсвадебной обрядности. После неё в народе говорили, что «…помолвленные перед Богом являются супругами». За три недели до свадьбы происходило оглашение в церкви, т.е. пастор объявлял о состоявшейся помолвке и времени предстоящего бракосочетания. Такие объявления делались каждое воскресенье в течение трёх недель. За это время каждый из односельчан мог одной из сторон сообщить какие-либо известные ему компрометирующие сведения. В случае получения таковых брачный договор мог быть расторгнут.

Обычно день свадьбы назначали через месяц после сватовства. За две недели до свадьбы празднично одетые специальные распорядители в сопровождении двух девушек – подружек невесты – отправлялись приглашать гостей. В руках мужчин были трости с привязанными к ним лентами (айландшток). Во главе процессии шёл тамада, ведущий будущей свадьбы – хохцайтфатер. Им был сват или крёстный жениха. Он был главным распорядителем на свадьбе и посаженным отцом. Девушки несли большие корзины (их называли свадебными). Плели их из белого (очищенного) прута, украшая орнаментом из зелёного (неочищенного), и ещё украшали лентами. Со штока снималась лента и прикреплялась на рукав хозяину дома, приглашённого на свадьбу. Девушки у хозяйки одалживали посуду на предстоящую свадьбу и складывали её в корзину. В других колониях гости, давшие согласие прийти на свадьбу, привязывали свою ленточку к трости. Таким образом, по количеству ленточек подсчитывалось примерное количество приглашённых.

У поволжских немцев невеста после обручения (сватовства) прекращала посещения мероприятий и вообще без особой нужды не покидала родительский дом. В традиции было проводить в это время вечер шума (польтерабенд). Молодёжь устраивала танцы, шум, грохот (стреляли из ружей, били посуду). Это делалось с одной целью – отогнать от молодых злых духов.

Время для свадеб строго регламентировалось. Обычно это было время после уборки урожая – обычно с 25 ноября до начала Великого поста. Как правило, днём свадьбы выбирали субботу или воскресенье. Сама свадьба включала в себя ряд красивых обрядовых действий. Они были различны и зависели от того, какого вероисповедания были брачующиеся. Например, у меннонитов никакого веселья и вина не допускалось на бракосочетании. На второй день свадьбы поволжские немцы привозили приданое невесты: кровать, шкаф, сундук с одеждой, постель и прочее. Всё это сопровождалось весельем, шутками и прибаутками. Свадебные годовщины было принято не отмечать. Праздновалось только 25-ти и 50-тилетия.

Всякая жизнь имеет рождение и смерть. Религиозность поволжских немцев проявлялась в особой заботе о своих умерших односельчанах. Проводить и отпеть покойного приходила вся община. О смерти человека извещал священник. Вслед за этим начинал звонить колокол: большой – по старому человеку, средний – по человеку средних лет и маленький колокол – по ребёнку. Цветовая символика в похоронном обряде играла главную роль. В светлые одежды одевали молодых и в тёмные – старых. Гробы также предназначались по цвету: чёрные – старикам, красные – молодым. В течение трёх дней у гроба находились родственники, читая молитвы и исполняя псалмы. Лютеранское кладбище делилось на 3 части: для стариков, молодых и детей. Могильные камни с высеченными именами, кресты в изголовье, перед захоронением - речь священника о жизненном пути умершего.


Многие читатели старшего поколения узнают в представленных обрядах немцев те, что и сегодня в нашей жизни имеют место быть. Что это – взаимопроникновение культур? Или отголоски в нашем сегодняшнем дне далёкого прошлого?


Статья подготовлена Любовью Капустиной по материалам книги Когитина В.В., Рыблова М.А., Немцы Поволжья. Быт и культура: Учебное пособие.- Волгоград: Издательство Волгоградского государственного университета, 1997. – 100 с.

Июнь 2015 г.



Подвал.

Старые подвалы в бывших колониях.
Фото автора.



© Эта страница является неотъемлемой частью сайта GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN.