МОСКОВСКАЯ ПРОГРАММА ДЛЯ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ -
ВСЕГО ЛИШЬ БУСЫ ДЛЯ ТУЗЕМЦЕВ?


     Материал Виктора Кригера, г. Гейдельберг. 21 февраля 2008 Правительством России была окончательно утверждена новая Федеральная целевая Программа поддержки российских немцев на ближайшие пять лет, на которую предполагается выделить сумму, эквивалентную почти 120 млн. долл. Но поможет ли она их реабилитации?

     3 сентября 2007 года Российское Правительство приняло Федеральную целевую Программу, направленную на "Развитие социально-экономического и этнокультурного потенциала российских немцев", а 21 февраля с.г. она была окончательно утверждена. На период с 2008 по 2012 годы предусмотрено выделить 2,8 млрд. рублей, причем большая часть - это средства из федерального бюджета.

     Для нас как пострадавших очень важен следующий вопрос: является ли эта Программа реальным шагом в направлении полной реабилитации национальной группы, предполагает ли она ликвидацию последствий государственной политики угнетения, дискриминации и клеветы, проводимой в течении десятков лет в отношении немецкого населения страны? Ответ можно дать только один: к сожалению, нет.

     Хотя в первых строках этого документа говорится о том, что при его разработке авторы опирались, помимо прочего, на закон "О реабилитации репрессированных народов", напрасно искать в тексте Программе пункт о финансировании Мемориала жертвам депортации, о создании национального Музея, архивного центра или академического Института изучения и сохранения историко-культурного наследия российских немцев. Вместо этого сотни миллионов рублей запланированы на строительство жилья и здания больницы в районах Азово и Гальбштадт, на установку очистных сооружений и канализации в деревне Йоханнесфельд в Самарской области.

     Нет, никто не против подобных капиталовложений - все это, несомненно, пойдет на пользу местным жителям. Только почему такие банальные строительные объекты необходимо выдавать за "Немецкую Программу"? Чтобы "малоразвитые" сельские жители смогли оценить отеческую заботу милосердного российского государства? Такие приоритеты Программы полностью соответствуют намерению видеть немцев в роли вечных колхозников, которая была отведена им после 1941 года. Как же иначе следует понимать утверждение, сделанное на десятой странице документа, в котором говорится о том, что "подавляющее большинство российских немцев проживает в сельской местности", а потому особое внимание следует обратить на "ускоренное развитие животноводства"? Хотя по последней переписи населения 2002 года из 597 212 зарегистрированных немцев - граждан России 339 288, или 56% живут в городах.

     В принятой Программе совершенно отсутствуют интеллектуальная и культурная составляющие, за исключением лишь таких достаточно туманных общих мест как "сохранение и развитие духовных и национально-культурных традиций" или "информационно-аналитическое обеспечение проектов развития этнокультурного потенциала". Но ведь результаты последней переписи еще раз показали, что современный уровень образования немецкого меньшинства (103 человека с высшим образованием на 1 000 немцев в возрасте от 15 лет и старше) существенно ниже среднего по России (157), что является прямым следствием явной и скрытой дискриминации.

     В Программе отсутствует комплекс долгосрочных мер для поощрения получения среднего специального и высшего образования представителями национального меньшинства, нет даже фонда, который мог бы предоставлять стипендии на получение образования в России или за ее пределами. В принятом документе нет ни слова об открытии национального Университете с преподаванием на русском и немецком языках, ни о поддержке двуязычных гимназий в городах, ни о создании национальной Библиотеки или профессионального театра, телецентра, национальной галереи и прочих подобных учреждений, наличие которых является само собой разумеющимся у любого народа, населяющего Россию.

     Какую долгосрочную перспективу предлагает эта Программа тысячам студентов, молодым ученым и высококвалифицированным специалистам? По данным на 2002 год в России насчитывалось 12 900 российских немцев в возрасте от 20 до 29 лет, имеющих диплом вуза. Должны ли они озаботиться поисками рабочих мест в мобильных скотобойнях или на свинокомплексах сельских районов Азово и Гальбштадт?

     Одной из подспудных целей принятой Программы является цементирование последствий депортации. Почти на каждой странице говорится о "возрождении традиционных мест проживания российских немцев", под которыми авторы документа упорно понимают Западную Сибирь, а также некоторые населенные пункты в Самарской и Ульяновской областях. Но неужели является такой уж тайной тот факт, что "наиболее традиционный и компактный" поселенческий район располагался в Нижнем Поволжье, вокруг Саратова, где немецкое население проживало с 1764-го до 1941 года или более чем 175 лет?

     До Второй Мировой войны на территории РСФСР в целом насчитывалось 862 504 жителей немецкой национальности (по состоянию на 1939 год), из которых 433 406 или 50,3%, проживало в АССР немцев Поволжья, а также в смежных с ней Саратовской и Волгоградской областях. В начале XX века в поселениях поволжских немцев насчитывалось около 300 евангелически-лютеранских и католических церквей. Сегодня от них осталось не более 15, брошенных на произвол судьбы, приходящих в запустение и подвергающихся вандализму. Но для их сохранения в Программе не предусмотрено ни одной копейки.

     Если политическая элита России всерьез пожелала бы привлечь некогда бывших советско-немецких граждан для укрепления мощи страны, то сегодня ничто не мешает восстановлению их национальной автономии, тем более учитывая тот факт, что к 1 маю 2007 года золото-валютные запасы государства достигли астрономической суммы в размере 369 млрд. американских долларов и продолжают увеличиваться.

     Уже порядка 1,5 млрд. долл., выделенные на период примерно 10 лет, позволили бы организовать переселение на Волгу десятков тысяч немцев - бывших граждан СССР, помогли бы создать на этой территории соответствующую производственную и социально-культурную инфраструктуру. Эта сумма составляет только 0,4% от размера нынешних золото-валютных запасов, что соответствует, кстати, доле немцев в населении страны.

     В конце концов, в сегодняшней Российской Федерации только воссоздание территориальной автономии является предпосылкой для достижения фактического равноправия немецкого меньшинства с другими народами. Наличие автономии подорвет все еще широко распространенные германофобские предубеждения и сохраняющееся недоверие к российским немцам, создаст законодательные условия для представительства политических интересов данной национальности на федеральном и местном уровнях власти, приведет к появлению стабильной базы для долгосрочного финансирования таких учреждений культуры и научно-образовательной сферы как национальный Университет, педагогические и технические техникумы и институты, научно-исследовательские институты Академии наук, музеи, издательства, журналы и газеты и т.д. Только в этих условиях возможно реальное повышение интеллектуального уровня национальной интеллигенции. Налоговые поступления из Немецкой Автономной Республики направлялись бы непосредственно на финансирование социально-культурного развития населения этого субьекта Федерации - точно так же, как это происходит сегодня в Калмыкии, Осетии или Бурятии.

     Но к чему эти невероятные фантазии?! Безрезультатность и пустая касса стали символом предшествующей, также громогласно заявленной Программы на 1997-2006 годы. Так, например, в 2004 году российская сторона не смогла выделить деньги в эквиваленте около 500 тыс. (!) долларов на ремонт и расширение бывшего Центрального архива Республики немцев Поволжья в Энгельсе. В конечном счете эти расходы взяло на себя германское правительство.

     Многое указывает на то, что обещанные 2,8 млрд рублей (120 млн. долл.) на самом деле могут оказаться обычной "потемкинской деревней".

Автор: Виктор Кригер, Гейдельберг.
Перевод:Наталья Николаева.


© Эта страница является неотъемлемой частью сайта DIE GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN.