Электронная библиотека немцев Поволжья.
 Главная    Библиотека    Фонд редкой книги    Статьи и публикации    Библиография    Художественная литература    Старые газеты    Документы    Карты    Видеотека  

А.Н. МИНХ

ИСТОРИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ
САРАТОВСКОЙ ГУБЕРНИИ:
ЮЖНЫЕ УЕЗДЫ ЦАРИЦЫНСКИЙ И КАМЫШИНСКИЙ

СОВРЕМЕННАЯ ВЕРСИЯ



Минх А.Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии: Южные уезды Царицынский и Камышинский. Современная версия / под редакцией И. О. Тюменцева; ФГОУ ВПО «Волгоградская академия государственной службы». — Волгоград: Изд-во ФГОУ ВПО ВАГС, 2010. — 568 с. — (Историко-культурное наследие Волгоградской области).

ISBN 978-5-7786-0355-4


Минх А.Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии.

Словарь содержит уникальные данные по регионоведению Нижнего Поволжья, которые были собраны и опубликованы на рубеже ХІХ-ХХ вв. членом Саратовской ученой архивной комиссии А.Н. Минхом. Материалы не утратили научного и практического значения до настоящего времени и неизменно используются современными исследователями. Текст словаря адаптирован для современного читателя на основе накопленного за XX в. опыта энциклопедических изданий. Книга предназначается как для специалистов, так и для широкого круга читателей, интересующихся историей и культурой Восточной Европы.

 

 

 

 

 



ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО

Уважаемые читатели!

В настоящее время Россия находится на исторической стадии развития, которая характеризуется усилением конкурентной борьбы между регионами за инвестиции, потоки потребителей товаров и услуг, информационные и кадровые ресурсы. В современных условиях, для того чтобы активизировать развитие экономики Волгоградской области, необходимо объективно оценивать те особенные черты, «изюминки» нашего края, которые выгодно отличают его от других регионов России, и на продвижении которых необходимо сконцентрировать основные усилия бизнес-сообщества, органов государственной власти и местного самоуправления, общественности Волгограда и области.

Как показывает исторический опыт, катализатором социально-экономического развития, предпосылкой развития территорий является регионоведение — наука и общественное движение, направленное на проведение комплексного изучения регионов страны. Местные жители лучше, чем кто-либо другой, знакомы с природными ресурсами и историко-культурными достопримечательностями своего края и могут определить пути наиболее эффективного их использования. В Волгоградской области регионоведческие исследования проводятся уже более двух столетий, за это время был проделан огромный объем работы по выявлению тех отличительных черт нашего региона, которые формируют его уникальный облик. В настоящее время особенно важно проанализировать опыт по позиционированию нашего края, который был накоплен в прошлом, и, используя наработки предшественников, сформировать новый образ Волгоградской области как края с многовековой историей, богатейшим природным миром, уникальным культурным наследием.

Книга, которую Вы держите в руках, является вторым изданием крупнейшего памятника научной регионоведческой мысли Юга России, содержащего обширный пласт информации по экономике, истории, географии и природе Волгоградской области. Коллектив, подготовивший «Историко-географический словарь» к публикации, проделал значительный объем работы для того, чтобы адаптировать, сделать его доступным не только для научного сообщества, но для практических работников, всех, кого волнует прошлое, настоящее и будущее Волгоградской области. Истинный патриотизм начинается с понимания истории Отечества и родного края. Осознавая это, мы сможем заложить перспективу дальнейшего развития нашего региона.

Глава администрации Волгоградской области
А.Г. Бровко




ПЕРВЫЙ ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
САРАТОВСКОГО ПОВОЛЖЬЯ

А.Н. Минх

Изменения, произошедшие в России в 1990-х гг., вызвали в регионах стремление оценить имеющийся у них социально-экономический и историко-культурный потенциал. Во многих областных центрах стали создаваться энциклопедии, которые обобщают основные достижения региональной науки. Не стала исключением и Волгоградская область, где работы по созданию энциклопедии близки к завершению.

В отличие от многих соседних регионов работы волгоградских ученых начались не на пустом месте, поскольку мы имеем богатый опыт энциклопедических разработок. На рубеже XIX-XX вв. один из основателей Саратовской ученой архивной комиссии Александр Николаевич Минх написал и опубликовал «Историко-географический словарь Саратовской губернии: Южные уезды Камышинский и Царицынский» Т. 1. Вып. 1-4 (Саратов, Аткарск, 1898-1901), который не утратил своего научного значения до сих пор и неизменно используется в региональных исследованиях.

А.Н. Минх родился 4 апреля 1833 г. в с. Елизаветино (Вербки) Липецкого уезда Тамбовской губернии. Краевед принадлежал к известному дворянскому роду немецкого происхождения. Его предки выехали в Россию из Ганновера в начале XVIII в. и добились немалых успехов на русской службе в царствование Анны Иоанновны. Ближайшими родственниками Александра Николаевича были знаменитые фельдмаршал Бухард Христофор Минх (1683-1767) и камергер Ивана VI, обер-гофмаршал регентши Анны Леопольдовны Эрнст Бухпард Минх (1707-1788). Во второй половине XVIII в. звезда Минхов закатилась. Дед энциклопедиста Иоанн Генрих фон Минх, по-русски Андрей Иванович, поступивший на русскую службу в 1787 г., получил чин коллежского асессора и был определен инспектором врачебного управления по Орловской и Тамбовской губерниям. Отец — Николай Андреевич вышел в отставку в чине майора. Он был женат на дочери тамбовского помещика Бориса Карловича Бланка, от которой имел детей Александра, Петра, Григория, Николая и Анну.

В 40-х годах XIX столетия чета Минхов переехала на постоянное место жительства в с. Колено Аткарского уезда Саратовской губернии, откуда А.Н. Минх, получивший прекрасное домашнее образование, был отправлен в Москву в пансион француза Стори, где в совершенстве овладел французским, немецким и английским языками. По окончании этого учебного заведения, он поступил в 3-ю Московскую гимназию, где увлекся историей, этнографией, черчением и рисованием. В 1853 г. в возрасте двадцати лет А.Н. Минх вместе с братом Григорием совершил первое путешествие от Саратова до Казани, которое подробно описал в путевых записках[1]. Это был первый опыт творческой работы будущего энциклопедиста.

Сразу после начала Крымской войны А.Н. Минх поступил на военную службу юнкером в Московский драгунский полк, который был расквартирован в Чугуеве. С зимы 1854 г. в чине унтер-офицера того же полка участвовал в боевых действиях на Черной речке и на Федюнинских высотах в Крыму. В 1855 г. за боевые заслуги был произведен в офицеры и направлен в Елисаветградский полк принца Карла Баварского, где служил ординарцем сначала у князя Радзивилла, затем графа Ржевусского. Неоднократно посылался парламентером к англичанам. По окончании войны А.Н. Минх состоял в свите императора Александра II, затем у принца Карла Баварского. В 1858 г. поступил в офицерскую школу в Царском Селе, по окончании которой был назначен инструктором в лейб-гвардии драгунский Псковский полк. Все пережитое на войне Александр Николаевич описал в мемуарах «Походные боевые записки в Крыму. 1855-1856 гг.», которые представляют несомненный интерес для истории Крымской войны и пока остаются неопубликованными.

В 1861 г., в связи с проведением крестьянской реформы, А.Н. Минх был направлен в резерв и командирован мировым посредником в Аткарский уезд Саратовской губернии. Бывший офицер сразу же оказался в гуще событий, связанных с реализацией «Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» на острие социально-экономических конфликтов между помещиками и крестьянами. Александру Николаевичу пришлось проявить в 1861-1866 гг. недюжинные способности, но он с честью справился с порученным делом. Правда, подорвал здоровье и был вынужден уехать на лечение в Москву, где провел зиму 1868-1869 гг. Свой опыт деятельности в качестве мирового посредника А.Н. Минх описал в мемуарах «Из записок мирового посредника А.Н. Минха. 1861-1866 гг.», которые также остаются неопубликованными.

По возвращении из столицы А.Н. Минх был избран участковым мировым судьей, но не это занятие стало главным в его жизни. Работа в должности секретаря статистического комитета и мирового посредника позволила Александру Николаевичу получить доступ к обширной информации о Саратовской губернии и развить юношеское увлечение этнографией, археологией, статистикой, рисованием. В 60-80-х гг. XIX в. в местной печати появилось множество материалов и статей А.Н. Минха по истории, этнографии, топонимии, фольклору Саратовского края. Его плодотворная деятельность была замечена столичными учеными. Александр Николаевич одним из первых провинциальных исследователей был избран членом Императорского археологического общества (1861 г.) и членом Императорского Русского географического общества. В 1879-1882 гг. он вместе с А. И. Соколовым, А. И. Шахматовым – отцом знаменитого филолога и историка А. А. Шахматова, Ф. Ф. Чекалиным и другими был инициатором создания и активным членом краеведческого общества при Саратовском губернском статистическом комитете, на основе которого в 1883-1885 гг. в Саратове были созданы общества археологии, истории и этнографии, а в 1886 г. Саратовская ученая архивная комиссия, в которой А.Н. Минх по праву считался одним из «столпов» и был избран почетным председателем.

В 1881 г. А.Н. Минх, всегда уделявший внимание разбору материалов местных архивов, библиотек и комплектованию музея, выступил с инициативой издания корпуса источников по истории Саратовского края[2]. В 1890 г. вышел в свет его главный труд по этнографии «Народные суеверия, предрассудки, поверья, обычаи и обряды крестьян Саратовской губернии» (СПб., 1881), который был отмечен серебряной медалью Русского географического общества. Помимо этого, ученым было написано более сотни работ по различным вопросам краеведения, из которых на сегодняшний день опубликованы только 92. Несколько десятков рукописей А.Н. Минха ждут исследователей в Государственном архиве Саратовской области.

Удивительная работоспособность, увлеченность, великолепные знания местных материалов и исследовательских проблем по различным вопросам саратовского краеведения позволили А.Н. Минху начать осуществление проекта, который стал вершиной его творчества — созданию «Историко-географического словаря Саратовской губернии». Авторитет и широкие связи среди местной интеллигенции позволили Александру Николаевичу привлечь к сбору материалов для первых четырех выпусков «Словаря» многих царицынских и камышинских ученых, практических работников и краеведов, прежде всего членов СУАК, таких, как М.И. Агеев, полицмейстер Дубовки В.А. Брещинский, царицынский исправник И.К. Голобов, помощник исправника Тихомиров, камышинский исправник Дьяконов, М.В. Готовицкий, земский начальник Царицынского уезда П.И. Данилов, Ф.В. Духовников, владелец горчичного завода в Сарепте А.И. Коноблох, земский начальник Камышинского уезда Н.Д. Михайлов, статский советник, преподаватель истории и географии Н.А. Соловьев, коллежский советник, податной инспектор Н.Я. Богодаров, преподавательница Царевской мужской гимназии Е.К. Высоковская, титулярный советник, полицейский статистик и помощник уездного пристава С.А. Щеглов, дубовский мещанин А.А. Зимнюков, царицынский городской голова и купец И. Я. Пятаков, почетный гражданин Царицына, купец А.А. Репников, преподаватель естествознания Царицынского реального училища П.П. Курлин, преподаватель истории и географии Царицынской второй женской гимназии К.Я. Виноградов, священники: В.В. Быстряков, А. Введенский, Д. Дьяконов, И. Златогорский, А. Златомражев, А. и Е.А. Злобины, Ф. Карамзин, С. Касаткин, И. Князевский, И. Кузнецов, А.А. Лунин, П.Г. Милославов, Н. Милославский, В. и И. Михайловские, Д. Назаров, И. Николаев, Розанов, Позднев, М. Смеловский, М. Смирнов, Н. Тифлов, крестьянин-старожил Я. Вдовин из с. Романовки Царицынского уезда.

А.Н. Минх при работе над словарем активно использовал архивы уездных центров губернии — Вольска, Камышина, Царицына, а также архивные материалы СУАК. Многие сведения были получены исследователем в ответ на запросы из Бурлуцкого, Ерзовского, Олешнинского, Песковатского и других волостных правлений. Начиная свой труд, А.Н. Минх, видимо, не предполагал, что столкнется с потоком «сырой» краеведческой информации, где зачастую об одном и том же явлении сообщались противоположные суждения, которые потребуют критической проверки, систематизации, переработки, жесткой энциклопедической унификации. На все это у автора, несмотря на упорство и трудолюбие, просто не оказалось времени и сил. Как отмечали уже современники А.Н. Минха, «Словарь» получился «сырым»[3]. Существенные дополнения, исправления публиковались в «Трудах СУАК» уже после выхода в свет основных четырех выпусков первого тома «Словаря». О том, что автор продолжал вести правку, дополнение текста своего сочинения уже после его публикации, красноречиво свидетельствует экземпляр издания, находящийся в архиве Волгоградской области, содержащий многочисленные рукописные пометки А.Н. Минха.

Существенно сказалось на содержании «Словаря» дворянское воспитание и образование энциклопедиста — в центре его внимания оказались вопросы истории населенных мест, землевладения, землеустройства, биографии саратовских губернаторов, сведения об уездных предводителях дворянства, землевладельцах, главным образом, дворянах, бунтовщиках и разбойниках. Что касается промышленности, то тут все ограничилось данными о строительстве железных дорог, описаниями попыток прокладки каналов и закладки судоверфей, рыбных и соляных промыслах. В словаре нет биографий именитых купцов, промышленников, перечней бурмистров, ратманов, городских голов. Практически нет сведений о культурной жизни Камышина и Царицына. Тем не менее собранных и опубликованных сведений оказалось достаточно, чтобы на более чем столетие обеспечить ученых и краеведов обильным, а часто незаменимым из-за гибели исходных материалов, источником информации о Саратовском Поволжье.

«Словарь» А.Н. Минха представляет огромный интерес не только как энциклопедия, в которой зафиксированы многие данные по географии, истории, экономике Нижнего Поволжья конца XIX - начала XX вв., но и как уникальный историографический памятник, написание и публикация которого свидетельствовали о переходе региональной историографии юга России на новый качественный уровень развития. Многие статьи «Словаря», посвященные описанию населенных пунктов, а также изучению биографий наиболее выдающихся местных жителей, представляют собой цельные научные историко-статистические очерки, в которых автор критически осмыслил существовавшую историографию тех или иных вопросов и на основе широкого круга источниковых материалов предложил свое оригинальное объяснение. Так, словарные статьи «Дубовка», «Камышин» и «Царицын» можно рассматривать как полноценные самостоятельные сочинения, посвященные истории региона, автор которых проявил себя не только как энциклопедист, сумевший собрать и обработать большое количество информации, но и как оригинальный исследователь, написавший научные исторические работы, не потерявшие актуальности до настоящего времени.

Прежде чем приступить к анализу истории непосредственно г. Царицына и его окрестностей, А.Н. Минх привел информацию о народах, населявших регион во времена античности и средневековья. Данные по истории Нижнего Поволжья в I тыс. до н.э. - I тыс. н.э., почерпнутые исследователем из сочинений Геродота, Страбона, записок арабских и персидских путешественников, были приведены без какого-либо анализа. Часть вопросов не была затронута: не было приведено информации об истории Волжской Булгарии, Хазарского каганата, особенностях развития Нижнего Поволжья во время существования этих государств. При этом часть вопросов была освещена полнее, чем это требовалось: например, пересказанные на основании нескольких источников легенды об амазонках не представляли никакой научной ценности[4].

Более информативным и представляющим научную ценность является очерк А.Н. Минха об истории региона в XIII—XVI вв., в котором исследователь на основании целого ряда письменных средневековых источников, археологических данных подробно проанализировал особенности его политического, социально-экономического, церковного развития в годы господства на этой территории монголо-татар[5].

История Царицына и окрестностей города в Х?І-ХІХ вв. была изложена в форме летописи. Такой способ подачи материала определил специфику работы: в качестве положительного аспекта следует выделить то, что такое изложение материала позволило перечислить и подробно описать большое количество событий; однако из-за использования летописного метода за рамками труда А.Н. Минха остался ряд сложных исследовательских вопросов, требующих не просто пересказа, а анализа фактов: не была определена специфика политического, социально-экономического, культурного развития региона, не были проанализированы вопросы, касавшиеся особенностей взаимодействия провинции с государственным центром, а также соседними регионами в различные периоды времени и т. д.

«Царицынскую летопись» А.Н. Минх разделил на две части — в первой части были приведены факты со времени основания города в 1589 г. до начала XIX в. Следует отметить, что все события Х?І-Х?ІІІ вв., описанные исследователем, — сведения об основании города, о посещении его путешественниками и представителями правительства, о народных волнениях, бунтах, о религиозном, культурном развитии региона — были почерпнуты им из исторических сочинений авторов XVIII—XIX вв., а не из источников, однако далеко не все эти сочинения были известны широкому кругу краеведов, приведение всех фактов в одном сочинении позволило создать справочник по истории Царицынского уезда, написание которого явилось важной вехой в развитии царицынского краеведения[6].

В научно-исследовательском отношении больший интерес представляет вторая часть «летописи», в которой А.Н. Минх проанализировал события 1800-1892 гг.[7]. Помимо местной периодической печати, в качестве источника исследователь привлек изданные дневники, воспоминания жителей Саратова – В.Д. Вакурова, А.М. Фадеева, К.И. Попова, а также устные рассказы очевидцев событий. А.Н. Минх обратил внимание на особенности климата и их влияние на сельское хозяйство края в разные годы, выделил основные даты, связанные с развитием промышленности, транспорта (строительство железных дорог, появление первых пароходов), торговли, назвал основные даты политической, церковной истории.

Следует отметить важное значение раздела статьи о Царицынском уезде, посвященного описанию древностей края, – остатков древних городищ, курганов, отдельных археологических находок, по большей части не сохранившихся до нашего времени, а также истории их изучения. В этой части словаря А.Н. Минх впервые охарактеризовал состояние развития археологии в регионе, назвал основные достижения местных археологов.

Большой научный интерес представляет очерк А.Н. Минха о процессе заселения Царицынского уезда. Приведя обзорную информацию о населении региона до вхождения в состав Российского государства, исследователь остановился подробно на анализе основных событий, а также факторов, повлиявших на ускорение процесса освоения территории Царицынского уезда в XVIII—XIX вв. А.Н. Минх отметил, что регион стал осваиваться в полной мере лишь в XIX в., оставался во всех отношениях окраиной государства до этого времени. Начало активного заселения Нижнего Поволжья, по мнению исследователя, было связано, в первую очередь, со строительством оборонительных сооружений в 1720-х гг. и изданием указов о создании Волжского казачьего войска в 1730-х гг., позволивших обезопасить территорию Царицынского уезда от набегов кочевников. К концу XVIII в., после подавления пугачевского бунта и создания Саратовского наместничества, окончательно созрели предпосылки для дальнейшего освоения и заселения окрестностей г. Царицына[8]. «С 1820-х годов Заволжье стало заселяться переселенцами из разных внутренних губерний»[9]. А.Н. Минх обратил внимание на национальный состав местного населения: среди народов, населявших регион, исследователь отметил русских, малороссов, казаков, калмыков, немцев, цыган. Краевед назвал основные факты, связанные с заселением каждой из народностей территории Царицынского уезда, выделил населенные пункты, в которых проживали инородцы, охарактеризовал особенности их основных занятий, быта.

Представляют интерес не имевшие аналогов в более ранней краеведческой литературе очерки А.Н. Минха о развитии медицины и народного образования в Царицынском уезде. Исследование о становлении врачебного дела в регионе историк начал с анализа событий XVII в., отметив, что «при царе Алексее Михайловиче с Поволжья и из Астрахани были привозимы в Москву солодковый корень, ревень, селитра, поташ и пр.»[10]. Хотя Царицынский уезд являлся поставщиком некоторых видов лекарств для всего государства, был известен своими источниками минеральных вод, находившихся недалеко от Сарепты, уровень развития медицины в населенных пунктах уезда до второй половины XVIII в. был весьма низок. В начале XIX в. были открыты первые больницы в Царицыне и Дубовке. Исследование о развитии врачебного дела в крае А.Н. Минх закончил приведением подробных статистических сведений о количестве больниц, медицинского персонала в населенных пунктах уезда в конце XIX в.[11]

Очерк о состоянии народного образования краевед ограничил рамками 1870-1890-х гг., не стал проводить более глубокое историческое исследование, как при изучении развития медицины в крае. А.Н. Минх проанализировал статистические данные о количестве школ в населенных пунктах Царицынского уезда, привел сведения о размерах финансирования учебных учреждений, а также о существо¬вавшей материальной базе школ – о помещениях, в которых они находились, и пригодности этих помещений для обучения в них детей, об обеспеченности школ учебными пособиями, литературой. Следует отметить, что, несмотря на то, что данный очерк был первым опытом анализа развития народного образования в Царицынском уезде и поэтому является важным историографическим памятником, а также представляет собой интересный исторический источник в силу того, что в нем зафиксировано множество статистических данных, не сохранившихся в документальных источниках, его научный, исследовательский уровень оставлял желать лучшего. За рамками очерка осталось множество вопросов: история возникновения первых школ в более ранние периоды, влияние реформ 1860-1870 гг. на развитие образования в крае и т. д. Статистические сведения о развитии народного образования в 1870-1890-е гг., приведенные А.Н. Минхом, зачастую чрезмерно подробны: непонятно, например, зачем краевед привел расчет стоимости одного кубического аршина классных комнат. При этом многие факты не были в полной мере проанализированы исследователем: неясно, для чего была высказана парадоксальная и никак не объясненная мысль, что первое место по уровню грамотности в Царицынском уезде занимают калмыки.

Представляет огромный интерес информация, приведенная А.Н. Минхом о нравственном облике, об уровне преступности среди местного населения, а также о состоянии конокрадства в Царицынском уезде. Как уже отмечалось выше, исследователь широко использовал данные, которые предоставлялись ему местными жителями. Указанный раздел был написан на основании сведений, сообщенных краеведу жителем г. Царицына – уездным исправником Потоцким, приславшим «Описание Царицынского уезда, составленное Царицынским полицейским управлением в 1892 г.»[12]. Данная работа не сохранилась до нашего времени, что намного повышает ценность текста А.Н. Минха, зафиксировавшего интересный и не имеющий аналогов памятник провинциальной историографии. Краевед привел данные о пьянстве, воровстве, проституции в различных населенных пунктах уезда, особенно остановившись на описании конокрадства, как особом «преступном занятии», развившемся в окрестностях Царицына «до вопиющих размеров»[13]. По мнению исследователя, основными причинами этого явления были географические особенности края — «лесистые места по р. Иловле, горы и овраги»[14], а также большой процент кочевого населения — калмыков и цыган. Полицейский исправник сообщил А.Н. Минху сведения о существовавших путях, по которым перегонялись угнанные лошади, населенных пунктах, где проживало наибольшее количество конокрадов, фамилии наиболее известных местных преступников.

В разделе словаря, посвященном второму после Царицына крупнейшему населенному пункту Царицынского уезда — п. Дубовка — исследователь привлек в качестве основных источников сочинение В.А. Брещинского и не сохранившиеся до нашего времени статистические описания посада, написанные местными жителями А.А. Зимнюковым и М.И. Агеевым. К сожалению, по тексту А.Н. Минха невозможно составить представления о несохранившихся сочинениях А.А. Зимнюкова и М.И. Агеева, так как исследователь, несмотря на то, что часто цитировал целые абзацы чужих сочинений, не всегда указывал ссылки, часто приводил подряд сведения разных информаторов об одном и том же вопросе, смешивая тем самым тексты различных авторов. А.Н. Минх дополнил сведения, доставленные ему местными жителями, архивными данными: при описании истории Успенского собора, находившегося в Дубовке, исследователь ссылался на документы Саратовской духовной консистории[15], при описании современного положения городка использовал статистические материалы, полученные в губернском статистическом комитете[16]. Историк достаточно полно охарактеризовал особенности административного, экономического, социального развития посада в XVIII—XIX вв., привел общеизвестные сведения об основании Дубовки в первой половине XVIII в. в связи с образованием Волжского казачьего войска, включил в примечание сведения А.А. Зимнюкова о том, что на доме атамана Персидского сохранилась надпись «1614», и его мнение, что Дубовка была основана в конце 1500-х гг. Однако историк не разделял убеждений местного жителя, считал, что тот заблуждался в прочтении этих цифр, так как, во-первых, казаки персидские появились здесь только в XVIII в. и, во-вторых, до XIX в. не могло сохраниться каменного здания со времен царствования Алексея Михайловича[17].

Статья словаря, посвященная истории Камышина, также представляет собой законченный историко-статистический очерк, который можно рассматривать как отдельное научно-краеведческое сочинение.

По мнению А.Н. Минха, основывавшегося на опубликованных путевых записках А. Олеария, а также процитированных по географическому словарю С. Полунина заметках Томаса Байлье, во второй поло¬вине XVIII в. на месте Камышина существовала «крепостца», защищавшая переволоку между Волгой и Доном, часто использовавшуюся воровскими казаками. Основываясь на данных Камышинской летописи, исследователь относил время начала постройки Дмитриевска к 1697 г. К 1703 г., как отмечал А.Н. Минх, ссылаясь на записки Де Бруина, «город был не вполне отстроен». Историю города в XVIII в. исследователь изложил, всецело основываясь на данных Камышинской летописи, никак не прокомментировав и не дополнив их. Статистические данные о социально-экономическом развитии Камышина в середине XIX в. были почерпнуты А.Н. Минхом в издававшемся центральным статистическим комитетом «Списке населенных мест Саратовской губернии». Наибольший интерес для современного исследователя представляет приведенное А.Н. Минхом описание города конца XIX в., составленное на основе ряда не сохранившихся до настоящего времени источников. Исследователь широко использовал написанное С. А. Щегловым историко-географическое описание Камышина, содержавшее сведения о количестве жителей, числе домов, церквей, образовательных учреждений и другие статистические данные. А.Н. Минхом был опубликован доставленный ему камышинским уездным исправником Дьяконовым подробный план города, также известный современным краеведам только по «Историко-географическому словарю» и не сохранившийся в оригинале. Информацию по истории православных церквей Камышина исследователь изложил, используя публиковавшиеся в 1890-х гг. на страницах «Саратовских епархиальных ведомостей» историко-статистические описания храмов Саратовской епархии.

Помимо статей, посвященных изучению истории непосредственно Царицына и Камышина, историографический интерес представляют краткие очерки А.Н. Минха, посвященные истории небольших населенных пунктов — сел и деревень, написанные на основе архивных материалов, устных рассказов местных жителей, хранивших в памяти информацию об основании своих поселений, история которых обычно не насчитывала более 50-70 лет. Историк обращал внимание на время возникновения населенного пункта, отмечал, переселенцы из каких мест были его основателями, приводил известные по переписям населения данные о количестве населения в разные годы. При описании современного состояния населенных пунктов А.Н. Минх сообщал информацию об основных занятиях местного населения, развивавшихся в них промыслах, ремеслах. Исследователь останавливался также на описании бывших в деревнях и селах церквах, времени их постройки, называл священников, служивших в них. Эти данные историк мог черпать из церковных летописей, которые велись в это время в большинстве приходов и храмов.

Таким образом, труд А.Н. Минха внес огромный вклад в научное изучение истории Царицына и Камышина. В рамках одной работы впервые были объединены имевшиеся на тот момент историографические материалы, впервые были проанализированы многие вопросы, касавшиеся истории заселения, экономического, политического, религиозного развития края. После выхода в свет «Историко-географического словаря», сумевшего объединить достижения краеведов Х?ІІІ-ХІХ вв., все последующие появлявшиеся важные исследовательские работы, посвященные истории региона, дополняли, иногда опровергали данные краеведа, но всегда использовали их и отталкивались от них.

В настоящее время все четыре выпуска первого тома «Словаря» А.Н. Минха давно стали библиографической редкостью и недоступны широкому кругу читателей. К примеру, в Волгограде полный комплект издания имеется только в библиотеке Государственного архива Волгоградской области. В остальных библиотеках и музеях имеются только отдельные тома, микрофильмы и ксерокопии. Учитывая важность «Словаря» для региональной науки, его переиздание давно стало насущной необходимостью.

Приступая к работе, авторский коллектив сразу же оказался перед выбором. Самым простым было бы осуществить фототипическое воспроизведение текста с пояснительной вводной статьей, что дало бы хороший материал в руки историков и филологов. Но и только. За прошедшие сто лет язык и принципы издания памятника сильно устарели, и он стал труден для восприятия широкому кругу читателей. С другой стороны, создание современного масштабного научного исследования с развернутыми научными комментариями к публикуемому материалу требует более значительных сил, времени и средств с весьма сомнительным конечным результатом, так как с выходом новых энциклопедических изданий о Волгоградской области, эти комментарии утратят научную новизну. Не без споров и сомнений авторский коллектив решил пойти по иному пути. При подготовке нового энциклопедического словаря авторский коллектив постарался использовать богатый опыт издания исторических документов и унификации текстов статей в энциклопедической литературе СССР и современной России, иначе говоря, было решено привести тексты статей в соответствии с современными правилами морфологии и орфографии. Были заменены буквы: «Ять» на «Е», «Фита» — на «Ф», окончания слов типа «-каго» — на «-кого». Изменены некоторые специфические написания слов автора: «старожил» на «старожилов», «бывше» на «бывших», «средина» на «середину», «чрез» на «через», «лоцмана» на «лоцманы», «эсаул» на «есаул», «перевалакивать» на «переволакивать», «щекочат» — «щекочут», «арендование» — «аренду», «частию» — «частью», «семячков» — «семечек», «в равнине» — «на равнине», «зверок» — «зверек» и др. Написание озера Эльтон автор приводит без мягкого знака то «Елтон», то «Элтон», нами было решено заменить авторские названия этого гидронима современным — «Эльтон».

Для сокращения объема текста, приведения его к современным стандартам в тексте использованы сокращения слов, принятые в современной энциклопедической литературе. Все авторские добавления, сделанные уже после выхода тома, включены в текст основных статей, от которых отделены пометой — Доб. Вследствие замены букв «Ять» на «Е», «Фиты» на «Ф» нам пришлось изменить порядок размещения статей в тексте издания в соответствии с современным алфавитом. Ссылки на источники информации по возможности уточнены и унифицированы в соответствии с современными принципами библиографических описаний. Развернутые комментарии по указанной выше причине отсутствуют. Текст словаря в основном приведен в соответствии с современными правилами орфографии и пунктуации.

Идея переиздания словаря принадлежит И.О. Тюменцеву. Им же были сформулированы принципы энциклопедической унификации текста и велось общее руководство работой по проекту. Лингвистические аспекты издания текста памятника разработаны Н.А. Тупиковой. Подготовка текста к печати осуществлена Л.Ф. Гончаровой, А.В. Карандашовым, А.Л. Клейтманом, Н.П. Кругловой, И.Н. Литвиновой, Е.С. Рудыкиной, Ю.В. Сушковой, М.В. Кирсановым.

И.О. Тюменцев, А.Л. Клейтман

______________________

[1] От Саратова до Казани в 1853 г. Казань, 1903.

[2] Материалы для истории Саратовской губернии // Саратовский сборник. Саратов, 1881. С 1-15.

[3] Туровский Г.К. Очерки по истории и географии Царицынского уезда. Царицын, 1911. С. 1.

[4] Минх А.Н. Царицын // Историко-географический словарь Саратовской губернии. Т. 1. Вып. 4. Аткарск, 1902. С. 1115-1116.

[5] Там же. С. 1117-1119.

[6] Там же. С. 1123-1131.

[7] Там же. С. 1131-1139.

[8] Там же. С. 1145.

[9] Там же. С. 1146.

[10] Там же. С. 1158.

[11] Там же. С. 1160-1161.

[12] Там же. С. 1165.

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] Минх А.Н. Дубовка// Историко-географический словарь Саратовской губернии. Т. 1. Вып. 2. Саратов, 1898 С 271.

[16] Там же. С. 275.

[17] Там же. С. 273.




ОТ АВТОРА

Предисловие к I выпуску

Полного и всестороннего описания Саратовской губернии нет. Но с другой стороны, губернское земство издает работы своего статистического отдела, служащие богатым материалом для ознакомления с хозяйством и статистикой крестьян; Губернский статистический комитет давно уже печатает статистические сведения по всем селениям губернии; в Губернских Ведомостях часто появляются довольно подробные описания сел и городов; Саратовская Архивная комиссия в своих «Трудах» собирает интересные исторические материалы края. Руководствуясь всеми этими данными, а также благодаря многим сотрудникам и ранее собранным мною сведениям, я приступил с 1894 года к составлению подробного Историко-географического словаря Саратовской губернии. Взяться сразу за все 10 уездов не было никакой возможности, почему я предположил составлять отдельные группы уездов с особым алфавитом, соединяя не более, как по 2-3 смежных уезда, носящих почти однородный характер. Так, Камышинский и Царицынский, составляющие южную часть губернии и вдвинувшиеся, по правому берегу Волги, клином между Донским Войском и Астраханской губернией, сходны между собою в большинстве по своему типу и истории. При описаниях я прилагаю чертежи и указания на литературу данной местности. Большой пробел составляют сведения по частному землевладению, казачьим, казенным и удельным землям. Я нашел необходимым ввести в словарь много названий предметов и прочего, как объяснение всего встречающегося при описаниях местностей и селений. С 1895 г., по инициативе председателя Саратовской губернской земской управы В. В. Крубера, составляются подробные списки населенных мест Саратовской губернии, которые Владимир Викторович любезно предоставил мне во временное пользование для составления словаря. Кроме того, Преосвященнейший Николай, Епископ Саратовский и Царицынский, 6 марта 1895 года сделал распоряжение о доставлении мне духовенством уездов полных описаний своих приходов и истории церквей; благодаря вниманию Его Преосвященства, в настоящее время ко мне начинает поступать этот материал, вполне соответствующий моим целям, одобренным постановлениями Императорского Русского Географического Общества и Саратовской Ученой Архивной Комиссии.

Член-основателъ Саратовской Ученой Архивной Комиссии, А.Н. Минх
Саратов, 1898 год

 

Предисловие к III выпуску

Мне часто ставят вопрос: почему я начал «Словарь Саратовской губернии» с уездов Камышинского и Царицынского, а не с Саратова и Саратовского уезда?

Поводов к этому было много, но укажу на главные: полные описания г. Саратова, его губернии, Волги и Рязанско-Уральской железной дороги, в ее пределах, считаю для себя одного совершенно непосильными и требующими дружного участия специалистов-саратовцев, иначе явился бы громадный пробел в первом же томе.

Можно было бы начать с севера, т. е. с Хвалынского уезда, и затем идти последовательно к низу, но я предпочел обратное — начать с юга и идти вверх, к чему меня побудило следующее: исстари движение азиатских народов шло с востока на запад, захватывая именно южную часть Камышинского и Царицынского уездов. По этой местности пролегали дороги, по которым в старину «хаживали ардобазарные станицы» на Москву и Саратов из Астрахани. Здесь существовала известная переволока (см. это слово), по которой татарские орды совершали, несколько столетий подряд, свой путь с левого берега Волги на русские пределы; этим же путем, но с запада на восток, переходили воровские люди (как Стенька Разин и другие) на Волгу, грабя по ней вверх и вниз встречные караваны судов*). Здесь же явился первый сторож южного поволжья — городок Царицын. В Царицынском уезде царь Петр поставил вал с укреплениями, служивший до Екатерины II, основательницы Саратовской губернии, оплотом юго-восточной границы нашего края между Доном и Волгою. История Волжского казачества, образовавшегося с 1730 годов в станицах нынешних Камышинского и Царицынского уездов, постоянные сношения Саратова с Царицынскими воеводами и затем комендантами имеют существенное значение как для города Саратова, так и для его уезда. Наконец, Царицын и его южная окраина с давних пор служат и по сие время сторожем от чумы и холеры, проникающих вверх от Астрахани и Каспийского моря.

Вот главные причины, почему 1-й том начат мною именно с этой окраины, а не с севера или средины.

А.Н. Минх
Саратов, 1901 год

 

______________________

*) Руссы ещё в X веке пользовались переволокой. - Прим. А. М.

 



Минх А.Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии. Южные уезды: Камышинский и Царицынский. — Том 1, вып. I, литеры А-Г. Саратов, 1898. 80, 207 стр. и 3 карты; вып. II, литеры Д-К (начало). Саратов, 1898. 80, с. 209-278, 19 стр. и 1 карта; вып. II, литеры Д-К (продолжение). Саратов, 1900. 80, с. 279+555+2 стр. и 11 карт; вып. III, литеры Л-Ф. Саратов, 1901, 80; 11 н. с 557+1091+11 н. стр. и 17 карт; вып. IV, литеры X-Фита. Аткарск, 1902. 80, с 1093-1409+35+1 н. стр. и 7 карт.


Статьи из словаря, размещенные на нашем сайте:

Минх А.Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии.

 


Главная Библиотека Фонд редкой книги Статьи и публикации Библиография Художественная литература Старые газеты Документы Карты Видеотека