Электронная библиотека немцев Поволжья.
 Главная    Библиотека    Фонд редкой книги    Статьи и публикации    Библиография    Художественная литература    Старые газеты    Документы    Карты    Видеотека  

НЕМЦЫ В ИСТОРИИ РОССИИ

ДОКУМЕНТЫ ВЫСШИХ ОРГАНОВ ВЛАСТИ
И ВОЕННОГО КОМАНДОВАНИЯ
1652-1917



№ 91. РЕШЕНИЕ КОМИТЕТА МИНИСТРОВ О ШКОЛАХ ДЛЯ ОБУЧЕНИЯ ДЕТЕЙ
ПОВОЛЖСКИХ КОЛОНИСТОВ РУССКОМУ ЯЗЫКУ, УТВЕРЖДЕННОЕ НИКОЛАЕМ I (1833 г.)


6551. - Ноября 7. Высочайше утвержденное Положение Комитета Министров. - Об учреждении школ для обучения детей Саратовских колонистов Русскому языку.


Слушана записка Министра Внутренних Дел, от 12 Октября, об учреждении школ для обучения детей Саратовских колонистов Русскому языку.

По представлению состоящего в должности Саратовского Губернатора, о совершенном незнании тамошними колонистами Русского языка и о необходимости обучать их оному, Комитет Министров, признав и с своей стороны изъяснения местного Начальства уважительными, находил, что предположение сие, как требующее ближайшего соображения, во всяком случае может быть исполнено не иначе, как постепенно; а потому, журналом 14 прошлого Февраля поставил оное в виду Министра Внутренних Дел, для дальнейших с его стороны распоряжений, по мере возможности и удобства.

Саратовская Контора иностранных поселенцев, от коей вследствие сего истребовано было мнение, полагает:

1. Для обучения детей колонистов Русскому языку, учредить в каждых двух округах по одной школе, что составит для всех 10 округов 5 школ.

2. Сим школам и Учителям в оных состоять под ведением общего Училищного Правления.

3. Для присмотра за учениками вне школы, кроме Учителя Русского языка, избрать из колонистов надежного пристава с умеренным жалованьем.

4. Издержки на содержание школ, простирающиеся по предварительному соображению единовременно: на покупку учебных книг до 750 руб. и ежегодно до 7500 руб., располагать к платежу вообще на все колонии.

Министр Внутренних Дел признает, что введение Русского языка между иностранными поселенцами во всех отношениях конечно полезно и даже необходимо; но принимая в соображение издержки на содержание предполагаемых пяти школ, находит, что на каждую ревизскую душу причтется из оных до 25 коп., хотя прежнее ревизское число душ, судя по наличному состоянию их, после новой переписи увеличится более нежели третьею частию; следовательно предполагаемый сбор соразмерно тому и уменьшится; и хотя Русские школы нужно учредить не навсегда, а только до приуготовления для колоний собственных Учителей: но, при всем том, новый сбор, при обязанности поселенцев уплатить в кратчайший против прежнего срок казенные долги, и сверх того содержать по новому положению Колонистские управления, будет для них отяготительным.

По сим уважениям он полагает: на первый раз ограничиться учреждением в Саратовских колониях, для обучения Русскому языку, только двух школ, каждую на 25 учеников, в пунктах, наиболее удобных, с тем, чтобы заведение таковых и в прочих колониях, если сие окажется нужным, отложить, до заплаты поселенцами казенных долгов, а выбор в школы детей предоставить самим обществам, по одобрению Пасторов, преимущественно из колоний, более населенных и из сирот; потребные же на сие издержки отнести на счет всех вообще колоний. Таким образом сбор, исчисленный на содержание школ, двумя третями сократится и будет для колонистов совершенно нечувствителен; между тем обучившиеся 50 колонистов каждый в своей колонии, обязаны будут в течении 6 лет учить детей по-Русски в тех же самых школах, в коих ныне учат Шульмейстеры по-Немецки, с разделением времени на оба языка во всех классах. Впоследствии на сем же основании лучшие из учеников могут быть назначены также Учителями в прочих колониях, и сим способом познание Русского языка между колонистами постепенно распространится и со временем достигнет общего употребления.

Комитет полагал: представление сие утвердить.

Государь Император положение Комитета Высочайше утвердить соизволил.


ПСЗРИ. Собр. 2. Т. VIII. С. 643-644.



Примечания:

Примечательно, что инициатива создания русских школ в поволжских колониях исходила от местных властей, обеспокоенных, вероятно, изоляцией немцев-колонистов ввиду полного незнания ими русского языка. Центральные власти эта проблема волновала мало: они вовсе не были заинтересованы в общении колонистов, стремившихся развивать свои хозяйства по известным им от предков европейским образцам, с окружающими крепостными крестьянами. Показательно, что министр внутренних дел, озабоченный не приобщением колонистов к русскому языку, а быстрейшей уплатой ими казенных долгов, сократил предлагаемое число школ с пяти до двух.

Школы, получившие со временем название центральных русских училищ, были в итоге созданы в левобережной колонии Екатеринштадт Екатеринштадтского округа и в правобережной колонии Лесной Карамыш (Гримм) Сосновского округа - крупнейших и наиболее развитых немецких селах на Волге, где в 1834 г. уже насчитывалось соответственно 2468 и 3130 жителей. Эти школы так и остались единственными училищами подобного рода в немецких колониях Поволжья. Ясно, что две небольшие школы (тем более задуманные как временные, что явствует из документа) никак не могли подготовить учителей с достаточным знанием русского языка для многочисленных колонистских школ, а тем более решить проблему обучения этому языку сотен тысяч поволжских колонистов.

Первые центральные школы в других регионах были созданы в таврических меннонитских колониях Орлов (1829 г.) и Гальбштадт (1835 г.), в екатеринославской меннонитской колонии Хортица (1842 г.), в бессарабской лютеранской колонии Сарата (1844 г.) и в таврической лютеранской колонии Пришиб (1846 г.). См.: Черказьянова И. Образование. Образование до 1917, в кн.: Немцы России. Энциклопедия. Т. 2. С. 673.



Немцы в истории России: Документы высших органов власти и военного командования. 1652 - 1917. М., 2006, с. 234-235.

 


Главная Библиотека Фонд редкой книги Статьи и публикации Библиография Художественная литература Старые газеты Документы Карты Видеотека