Рейтинг@Mail.ru

Любовь Капустина

МИЛАЯ СЕРДЦУ ЩЕРБАТОВКА


Много, очень много в наших краях людей с удивительной судьбой. Они скромны, немногословны. Это великие труженики, не требующие почестей и наград. Самой дорогой для них наградой в жизни является семья, любимое дело, а ценностью – история своего рода. И это замечательно, что в наш стремительный век мы не превращаемся в Иванов, не помнящих родства, а кропотливо собираем по крупицам то, что может стать главной опорой в жизни, неким духовным стержнем. Сегодня важно для каждого из нас помнить о прошлом, думать о будущем. Предлагаю вашему вниманию, уважаемые читатели «Вестей Камышинского района», невыдуманный рассказ из жизни обыкновенной семьи, корни которой глубоко уходят в историю Камышинской земли.

Когда-то очень давно, более двухсот лет тому назад предки Ваземиллера Роберта Карловича и Эммы Готфридовны поселились в Поволжье в числе многих колонистов из Германии, приглашенных императрицей Екатериной II осваивать пустующие земли. Обосновались на берегу маленькой речушки Щербаковки, впадающей в полноводную Волгу. Место было выбрано далеко не случайно. Живописная картина открывалась взору. Холмы и буераки кругом с живыми островками вздрагивающего под ветром ковыля – седого царя степных трав. Рядом вода, а значит – жизнь. Это место и облюбовали они в числе многих переселенцев.



Семья Ваземиллер.

Семья Ваземиллер: Роберт Карлович и Эмма Готфридовна
и их дочери (слева направо): Эльвира, Альвина, Лора, Эрика.
Фото 1969 г.



Роберт Карлович всегда, говорил, что Щербатовка была большим поселением немцев, одним из самых богатых на берегах Волги, и называлось оно Немецкая Щербаковка, или Мюльберг. Люди трудились, и село процветало. Школа, больница, МТС, по берегам речушки несколько десятков мукомолен. Люди трудились, строились надежно, крепко, рожали детей, чтобы продолжился род, чтобы было кому жить, радоваться в светлых и добротных домах. Молодые супруги мечтали, что Мюльберг будет еще лучше, краше. Но черным вороном пролетела над деревней и над всей Россией весть – война. А 28 августа 1941 года вышел Указ о депортации немцев колонистов. Плач стоял тогда в Мюльберге. Навалилось горе, под которым согнулись спины вчерашних тружеников. Обиды, страха, отчаяния была полная чаша. Сады отливали золотом и багрянцем. Ветки яблонь от богатого урожая клонились к земле, когда эта весть дошла до колонии. Жителям было дано 24 часа на сборы. Шестнадцать килограммов - вес груза, который можно было взять человеку с собой. Оставляли все, что было нажито непосильным трудом. Так семья Ваземиллер оказалась в селе Боровое, что в Тюменской области.

Снова начали все с нуля. Строили землянки. Не все выдержали голода и холода. Навсегда их приютила чужая сторона. Роберт Карлович сразу же был направлен, как и многие другие, в трудовую армию. Осталась семья без кормильца. Было очень тяжело. Ко всем бытовым невзгодам добавилась еще одна трудность: незнание русского языка. Эмма Готфридовна позже с теплотой и благодарностью вспоминала сибиряков, людей добрых и отзывчивых на чужую беду, которые помогли им выжить в это суровое время. Семья жила в землянке: низкие стены, маленькое оконце, треть жилища занимала печь, земляной пол… Эмма работала в колхозе. Их посылали в тайгу на лесоповал. Телогрейка, кирзовые сапоги, рукавицы, топор. Десятки, сотни женщин, как она, трудились в тылу, приближая победу.



Дом семьи Ваземиллер в селе Боровое.

Дом семьи Ваземиллер в селе Боровое (Тюменская область).
Фото 2008 г.



Тяжелая, полная лишений жизнь вдали от родины привела к преждевременной смерти родителей Эммы, и осталась она совсем одна с двумя несмышлеными детьми. Они – то и не дали пропасть. Не дала сдаться и упасть на колени память о милой сердцу деревне, что осталась там, в далекой приволжской степи.

На берегах Волги буйно, с размахом цвели осиротевшие сады, летели, словно первый снег, лепестки отцветающего абрикоса, и никто не знал тогда ни на Волге, ни в Тюменской области, что скоро грянет, как последний залп, долгожданное слово «Победа». Когда эта весть пришла в село Боровое, Эмма Готфридовна, спустя много лет, рассказывала, как радовались они в этот день, как плакали от радости, обнимая друг друга. Председатель колхоза, угрюмый и молчаливый мужик, собрал людей, зарезали баранов, накормили всех жителей села. В основном это были старики, женщины и дети.

Жили трудно. Работали с утра до ночи. Эмма, вспоминая прожитые годы, говорила, что самым тяжелым для нее было пахать землю на коровах. Селяне продолжали жить, работать, ожидая возвращения своих близких. Верили, что, наконец, жизнь мирная и сытная настанет, что каждый вернется туда, откуда его вырвала война. Манила и звала по ночам и наяву родная сторона. Снились милые и дорогие сердцу голубые наличники, каждый завиток узора знала и помнила рука мастера; ухоженный огород и палисадник, где, словно соревнуясь в красоте, пестрели каждое лето радужным ковром цветы.

Эмме повезло, Роберт выжил и вернулся домой в 1949 году. Увидела своего мужа через 8 лет и не узнала его. Перед ней стоял постаревший, уставший от тяжелой физической работы человек… Работал он добросовестно, отдавая всего себя ради того, чтобы скорее кончилась война. Тысячи и тысячи таких, как Роберт Карлович, русских немцев, ковали победу в тылу, значит, тоже были на фронте.

Жизнь продолжалась. В 1950 году родилась Лора, а дочерей в семье было четверо. Супруги Ваземиллер к тому времени построили новый дом, но забыть свой край, свою малую родину они не смогли. Первого апреля 1957 года семья вернулась, наконец, в свою родную деревню, но теперь уже не в Мюльберг, а Щербатовку…

С человеком по-разному поступает жизнь. Бьет его она, топчет, сносит, сбивает с ног ветер перемен, порой жестоких. Но жив человек! Жив памятью, жив верой в себя, в свои силы. Они вернулись. Но это было уже не то село, которое они покинули в 1941 году. Их встретили руины. Но краше этих мест, им казалось, не было на всей земле. Человек, если захочет, все выдюжит. И смогли. Снова отстроились, правда, не с таким размахом, как в первый раз. Радовались малому: была бы крыша над головой, а главное – родная земля, на которой и дышится легче.

Роберт Карлович умер в 1996 году. Звал родной угол странника, приютил, дал ему последнюю тихую обитель. Эмма Готфридовна уехала в Германию в 2000 году к одной из своих дочерей. Сегодня ее уже нет в нашем мире. Но живут дети, внуки, правнуки Ваземиллер Роберта Карловича и Эммы Готфридовны – великих скромных тружеников нашей Камышинской земли.

Мне хочется продолжить историю семьи Ваземиллер рассказом еще об одной судьбе. А пойдет речь о замечательном человеке – Бричко Лоре Робертовне, одной из дочерей Ваземиллер Роберта Карловича и Эммы Готфридовны. Место ее рождения – Сибирь, село Боровое. 1957-й год стал для семьи особенным: «русские немцы» стали возвращаться из Сибири, депортированные в августе 41-го, на свою малую родину, в село Щербатовку(Мюльберг) Камышинского района. Для маленькой Лоры этот год остался в памяти, прежде всего потому, что она пошла в школу, в первый класс. Уже тогда, встретившись со своей первой учительницей Евгенией Михайловной Гусаровой, решила для себя, что непременно станет педагогом. А потом была восьмилетка в Водно-Буерачной школе; жили с сестрой Альвиной в интернате; тогда все «Щербатовские» жили в интернате. Помнит, как ждали с нетерпением субботу – на выходные детей увозили домой. Лора старалась учиться, успешно закончила 8-летнюю школу. Потом было Дубовское педагогическое училище им. Ленина. Год 1969-й стал знаменательным в судьбе Лоры. Ее мечта детства наконец-то сбылась. Закончив педучилище, она вернулась в свое родное село, милую сердцу Щербатовку, стала работать учителем начальных классов. Потом – замужество, переезд в Ольховку по направлению мужа (он работал стоматологом). Но недолго Лора смогла жить без Волги, своей милой Щербатовки, и день 4 октября 1974 года стал самым счастливым днем для молодой семьи. Они вернулись, но не Щербатовку, так уж сложилось, а в Нижнюю Добринку. С ноября Лора Робертовна начала трудиться. Работала библиотекарем, ночной няней в интернате, оберегала сон, отдавая тепло своей души детям, скучавшим, как она когда-то с сестрой, по дому, родным… Была и воспитателем в группе продленного дня. Никакой работы не боялась, бралась за все, ведь иначе было нельзя – не хватало людей, рабочих рук. А потом был в ее учительской жизни первый раз первый класс, но уже в школе окнами на Волгу. На пороге она встретила «первоклашек», приветливо улыбаясь. По-матерински заботилась о них все четыре года учебы в начальной школе. Ее первый выпуск сегодня – взрослые, состоявшиеся в жизни люди: Сосунова (Круглова) Анна, Дрожжева (Гармаш) Галина, Иотко Андрей, Вундер Виктор, ставший ее зятем; Лора Робертовна учила и учит сегодня теперь уже их детей. Жизнь текла и течет своим чередом. Одних учеников, когда они вырастают, сменяют другие, а Учитель снова идет в класс, сея «разумное, доброе, вечное».

Жизненная дорога не была для Лоры Робертовны гладкой. Похоронила мужа; беды, горести в семьях дочерей очень сильно переживала... Самое большое счастье для нее – ее взрослые «дочки»: Светлана (она педиатр), Татьяна (повар), Мария (медсестра). Самое дорогое богатство в жизни – внуки, а их у нее пятеро: четверо девчат и один, самый маленький и потому любимый, «мужчина».



Семья Бричко.

Семья Бричко: Лора Робертовна с дочерьми: Светланой, Татьяной и Марией.
Фото 2005 г.



Лора Робертовна (Бричко-Ваземиллер) 41 год отдала школе, детям. Она и сегодня «в строю», ведет уроки немецкого языка в Нижнедобринской школе. В январе (21 числа) у нее День рождения. И пусть это не юбилейная дата, хочется через нашу газету (а Лора Робертовна ее постоянный читатель) поздравить от всей души и пожелать своему другу и наставнику здоровья, понимающих и отзывчивых на доброту учеников. И куда бы ни повернула жизненная дорога в ее судьбе, знаю: она с любовью в сердце будет вспоминать свою малую родину, милую сердцу Щербатовку в Камышинском районе, затерянную среди бескрайних приволжских степей.


P.S.

В настоящее время Лора Робертовна проживает на исторической родине своих предков. Уехала три года назад со своими взрослыми дочерьми и внучками. Жизнь налаживается. Но каждый год она все равно приезжает в милую сердцу Щербатовку.


2013 г.

Впервые статья была опубликована в 2013 г. в газете "Уѣздъ. Вести Камышинского района".



Мюльберг.

Развалины немецкого хутора, располагавшегося поблизости с Немецкой Щербаковкой.
Фото автора.


Мюльберг.

"Волжская Швейцария", место, близ которого в прошлом располагалась Немецкая Щербаковка.
Фото автора.



© Эта страница является неотъемлемой частью сайта GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN.