Рейтинг@Mail.ru

Игорь Плеве


НАЧАЛО ЭМИГРАЦИИ ПОВОЛЖСКИХ
НЕМЦЕВ В АМЕРИКУ



К одной из наименее изученных тем в истории немцев Поволжья можно отнести начало их эмиграции в Америку. В российской историографии конца XIX - XX вв. нет сколько-нибудь серьезных исследований. Можно только отметить несколько газетных статей, в которых авторы стремились понять и рассказать о причинах эмиграции поволжских немцев. [1] В общих работах по истории немцев Поволжья того периода Г. Бераца, Г. Бауера и некоторых других о данной проблеме вообще не упоминается. [2]

Наиболее значительный вклад в изучение эмиграции поволжских немцев в Америку внесли исследователи США, посвящая этому десятки и десятки книг и крупных статей. [3] Но в этих публикациях не использовались архивные документы. Авторы полагались исключительно на воспоминаниях переселенцев, что не позволяло представить общую картину этого процесса. Интересные подходы в изучении самого процесса колонизации нашли отражение в работах латиноамериканских авторов. [4].

Для всех этих работ характерно то, что практически отсутствует анализ причин переселения. Если и делается попытка, то она в основном сводится к рассмотрению двух причин: введение всеобщей воинской повинности и опасения русификации.

По Закону 1871 г., когда поволжские немцы были уравнены в правах с остальным крестьянским населением России, им предоставлялось право в течение 10 лет покинуть Россию, если данное их положение не будет устраивать. До 1874 г. этим правом из поволжских немцев Саратовской губернии воспользовалась только колонист из Гололобовка Лисман. Он был женат на православной Пелагее Никитиной. Сложные на этой почве отношения с родственниками и соседями подтолкнули его к эмиграции.

Ситуация изменилась в начале 1874 г. Из нескольких немецких сел стали поступать сообщения, что отдельные колонисты рассматривают возможность выехать в Америку. Первое такое сообщение поступило из колонии Голый Карамыш. Губернские власти особенно встревожились весной 1874 г., когда 22 мая 37 человек из колонии Песковатка подали прошение на выезд в Америку, а 30 мая еще 10 человек из этой же колонии подали подобное заявление. [5] Это еще не означало, что все они уже готовы к отъезду, но то, что эмиграционные настроения начинают принимать массовый характер, уже не вызывало сомнений.

Каковы же основные причины начала массовой эмиграции поволжских немцев в Америку?

Хотелось бы сразу отметить, что они были несколько отличными от тех причин, которые побуждали немцев Поволжья покидать Россию в конце XIX в. и до начала 1 Мировой войны. Начиная со второй половины 80-х гг. XIX в. и до 1914 г. основная причина была исключительно экономической (нехватка земли, неурожайные годы и плюс письма и деньги на переезд из Америки от родственников) и эмиграция шла с разной степенью активности практически из всех колоний.

Несколько иная ситуация сложилась в 70-е гг. XIX в. Первоначально, эмиграционным запалом были охвачены небольшое количество колоний (Голый Карамыш, Поповка, Усть-Залиха, Норка и некоторые другие). А причина была не одна. Сложился комплекс проблем, создавших условия для начала выезда из России.

1. Важнейшую роль в судьбе немцев России сыграл принятый 4 июня 1871 г. Указ Александра II, который отменил все привилегии колонистов, имевшиеся у них ещё со времён Екатерины II. Немецкие крестьяне переводились под общее российское управление и получали статус поселян-собственников - точно такой же, что был у русских крестьян после их освобождения от крепостного права. Всё делопроизводство в немецких селениях переводилось на русский язык.

Конечно, происходившие изменения делались в интересах всего российского государства и общества. Сохранявшаяся кастовая замкнутость немцев всё более становилась анахронизмом в условиях быстро набиравших скорость интеграционных процессов в различных сферах общественной жизни. Тем не менее, для немцев, особенно на первых порах, нововведения создали существенные проблемы. Прежде всего, надо было отвыкать от своей исключительности, учиться жить и трудиться в условиях действия универсальных законов, единых для всех. Надо было осваивать русский язык, как государственный, приобретать навыки общения со своими соседями других национальностей, надо было интегрироваться в ту общественную систему, которая существовала раньше как бы за пределами колонистской жизни, а теперь вобрала колонистов в себя. Для отстаивания своих интересов теперь надо было активно внедряться в систему местного земского самоуправления, находить там своё место. Отстаивая свои интересы, надо было учитывать интересы соседей.

Следует особо отметить следующие. Правительство России не провело с принятием Закона 1871 г. лишившего колонистов последних привилегий широкой разъяснительной работы. И для многих ликвидация привилегий с разрешением эмиграции в течение десяти лет ассоциировалось с переходом к возможному началу притеснений и давления на бывших колонистов. Информационный вакуум заполнялся различными слухами, создавая неуверенность за свое будущее в России у определенной части немецкого населения.

2. Введение всеобщей воинской повинности в 1874 г., распространившейся и на колонистов, явилось главным толчком (особенно хочу подчеркнуть толчком, а не причиной) к началу массовой эмиграции в Америку. Первоначальный анализ документов показал, что среди пожелавших уехать в Америку были преимущественно те, кто отделились от официальной Евангелическо-Лютеранской церкви (баптисты и представителей других религиозных групп). Их религиозные постулаты шли в разрез со службой в армии и ношением оружия. Если менонитов считали официальной церковью, и они могли за определенную сумму не служить в Русской армии. Баптисты, например, считались раскольниками, и на них это право не распространялось.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть: распространение всеобщей воинской повинности на немцев Поволжья явилось причиной эмиграции для небольшой их части, а для остальных послужила своеобразным толчком к возможному переселению. Для основной массы поволжских немцев всеобщая воинская повинность не была чем-то очень страшным, и они спокойно относились к военной службе.

3. Ликвидация привилегий вызвала опасения, что начнутся притеснения по религиозному признаку. Главный защитник колонистов - Контра опекунства иностранных поселенцев была ликвидирована. Отсутствие разъяснительной работы среди населения, о чем я писал выше, привело к тому, что быстро стали распространяться слухи о том, что власти будут принуждать немцев Поволжья принимать православие. Особенно усиленно эти слухи стали распространяться среди тех же небольших религиозных групп, не имевших статуса официальной религии.

Это подтверждалось информацией поступавшей из Соединенных Штатов Северной Америки (СШСА). В беседе с начальником телеграфа Грязе-Царицынской железной дороги на выставке в Филадельфии, бывшие колонисты уехавшими с Волги назвали главной причиной покинуть Россию в опасении того, что сохранив русское подданство, их могли заставить принимать православие. [6]

Провокационную роль среди католического населения играли в колониях польские священники, занимавшие откровенно антирусские позиции после подавления Польского восстания. Хотя епископ Цоттманн эти утверждения отвергал.

4. Постоянный "земельный голод" у поволжских колонистов компенсировался бесплатным выделением государством новых земельных участков. С 70-х гг. XIX в. эта практика прекратилась. Из-за не знания русского языка, переезд колонистов в города был ограничен.

Сложившаяся с конца XVIII в. система запасных магазинов, которыми руководила Контора, позволяла колонистам особо не задумываться о своем положении на случай неурожая. С ликвидацией конторы большинство колонистов оказались неподготовленными к созданию собственных запасов продовольствия и неурожаи начала 70-х XIX в. привели к обеднению значительной их части.

5. Негативную реакцию среди немцев Поволжья вызвало изъятие правительством так называемого переселенческого капитала, помогавшего колонистам в трудные неурожайные годы. Непонимание вызывал сохранившийся сбор в 22,5 копейки на содержание уже ликвидированной Конторы опекунства иностранных поселенцев.

Эти пять причин в комплексе стали причинами начала эмиграции поволжских немцев в Америку.

Анализ ситуации на 1874 г. показал, что наиболее активно этот процесс пошел в колонии Голый Карамыш, где это движение зародилось, и половина ее жителей изъявили желание выехать в Америку. Практически всем селом готовились к эмиграции в колониях Карамышовка и Лизандердорф. Схожая ситуация складывалась в колония Поповка и Таловка. На июнь 1874 г. 100 семей из Норки высказали представителям уездных властей желание выехать в Америку. В тоже время, совершенно по-другому складывалась ситуация в Усть-Кулалинской и Илавлинской волостях, где на это время не было желающих эмигрировать из России.

Поток массового отъезда весной и летом 1874 г. сдерживался тем, что колонисты ждали возвращения своих уполномоченных, отправленных в СШСА. Почти все потенциальные переселенцы питали надежду, что американское правительство выделит средства на их переезд и обзаведение хозяйством. Но эти расчеты оказались тщетными. В переезде в Америку пришлось полагаться только на собственные средства и возможности. Это остановило часть колонистов от немедленной эмиграции. Ведь одно дело высказать пожелание, другое дело уехать. Осенью 1874 г. из Саратовской губернии выехало только 25 человек, а из Самарской - ни одного. В 1875г. Саратовскую губернии покинула 61 семья поволжских немцев. Но массовый характер выезд еще не приобрел. [7]

Процедура получения разрешения на выезд была достаточно простой. Желавший выехать из России подавал заявление в сельское управление колонии, которое рассматривалось на сельском сходе. Если все налоги были выплачены, долгов и претензий со стороны односельчан не было, то он получал согласие общества и документы передавались в волостное правление, где выдавалось специальное увольнительное свидетельство. После этого желавший выехать писал заявление на имя губернатора с просьбой об исключении из русского подданства и выдачи загранпаспорта. Вся эта процедура занимала приблизительно 2 месяца.

Эмиграционные настроения и начало эмиграции стали полной неожиданностью для местных властей. Отъезд небольшого числа колонистов не вызвал особого беспокойства. Но когда в 1876 г. масштабы эмиграции приняли угрожающие размеры, земства начались обследования настроений среди поволжских немцев. Теперь нельзя было говорить о том, что губернские власти безучастно смотрели на происходящие события. Они различными способами (через добровольных агитаторов, через волостные, уездные структуры) стремились убедить немцев не переселяться в Америку. Большим тиражом было отпечатано в мае 1877 г. для распространения в колониях "Предостережение" со ссылкой на чрезвычайного посланника России в Бразилии графа Коскуля описывалось "жалкое и безвыходное" положение переселенцев из Европы, в основном немцев Поволжья. [8] Только в трех селах Медведицкой волости было расклеено во всех видных местах (в сельском управлении, при церквях, в школе) и роздано в руки более 75 экземпляров. [9] В начале 1877 г. среди немецкого населения Самарской и Саратовской губерний были распространены открытые письма колонистов Адама Геттига и Петра Канца с описанием бедственного положения переселенцев в Бразилии. [10]

Саратовский губернатор Галкин-Врасский высказал предложение правительству России в законодательном порядке закрепить за колонистами участки земли в вечное владение, что позволило бы удержать немецкого населения от эмиграции и улучшить сельскохозяйственное производство. Эти предложения он делал на основе обследования немецких колоний в 1876 г. для выяснения причин эмиграции. Вновь и вновь колонисты называли главной причиной - тяжелое экономическое положение и не решенность проблемы собственности земли.

Но остановить переселенческий процесс было уже сложно. Но "Предостережения" и Открытые письма не давали желаемого результата. Так, по сообщениям из Норки, колонисты отнеслись к ним крайне недоверчиво. Большим доверием пользовалась информация, поступавшая из Северной Америки. Огромный поток агитационной литературы из СШСА захлестнул поволжские колонии. Большой резонанс среди колонистов вызвала, привезенная в начале 1876 г. на Волгу, брошюра бывшего жителя колонии Голый Карамыш Швабауера, переселившегося в Америку в 1875 г. После ее прочтения не только молодые люди подлежавшиеся призыву, но и целые семьи изъявили желание выехать в Америку. [11]

Активную агитационную работу среди колонистов за выезд в Америку вели Бременское и Гамбургское пароходства. Зимой 1875-1876 гг. по колониям проезжали представители этих пароходств, предлагая свои услуги для проезда через Атлантический океан. Задерживаясь в каждой колонии на несколько часов, они обещали свое содействие, но только для тех, кто имел достаточно средств для выезда в Америку. [12] Наиболее активно в этом нпроавлении работал прусский подданный Митцдорф, приезжавший в Саратовскую и Самарскую губернии несколько раз в 1876 и 1877 гг. [13]

Среди самих колонистов появились люди, хорошо зарабатывавшие на помощи в оформлении документов на выезд. Они так же стремились внести свою лепту в стимулирование эмиграционных процессов. Предпринимательской (если так ее можно было назвать) деятельностью отдельных колонистов стала агитация к выезду из России. Так, например, Андрей (или по-немецки Генрих) Миллер, вернувшись в феврале 1877 г. из Бразилии, ездил по немецким колониям Саратовской и Самарской губерний, подстрекая колонистов к выезду в Америку, нередко откровенно обманывая обещаниями о бесплатной доставке из Гамбурга в Бразилию, о широких льготах, лишенных здесь, в России и многое другое. Уездный исправник высказал предположение, которое в последствии подтвердилось, что он является агентом Бразильского правительства, получая вознаграждение за каждого сагитированного им и выехавшего в Южную Америку колониста. [14] Кроме того, он брал за доставку из Самары в заволжские колонии заграничных паспортов от 5 до 15 руб. за штуку. [15] Его деятельность длилась несколько месяцев. После нескольких предупреждений со стороны властей Генрих Миллер 10 июня 1877 г. выехал, но только не в Южную, а в Северную Америку. [16]

За 1874-75 г. только из колоний Саратовской губернии выехало более 400 человек. Больше всего из Норки - 89, Поповки - 73, Голого Карамыша - 49, Лизандердорфа - 36, Ключей - 31, Олешни - 29, Таловки - 28.

Главным препятствием для более массовой эмиграции для большинства колонистов стала нехватка средств. Поволжские колонисты в отличие от колонистов Новороссии не могли продавать свою землю. Она принадлежала общине. При отъезде немцы землю отдавали общине, а продать могли только дом и движимое имущество. В 1874-75 гг. часть колонистов уезжали на свой страх и риск без достаточного количества денег для столь длительного путешествия, рассчитывая в дороге заработать недостающую сумму. Если на проезд до границ Российской империи денег хватало, то для дальнейшего путешествия искали заработки на территории Пруссии. Не найдя работы, поволжские немцы требовали от правительства этой страны выделения средств на их дальнейшую транспортировку в Америку.

Подобное положение не могло устраивать руководство Пруссии. Начались переговоры с правительством России по решению создавшейся проблемы. По согласованию с российским руководством, Пруссия приняла решение пропускать на свою территорию для транзита в Америку только тех немцев Поволжья, у которых имелись денежные средства из расчета 150 руб. на взрослого и 75 руб. на ребенка. [17]

Для многих это решение стало непреодолимым препятствием для эмиграции. Рассчитывать на дополнительную помощь правительства СШСА не приходилось.

Часть молодых людей призывного возраста использовали возможность выезда в СШСА не для постоянного проживания там, а только для уклонения от воинской повинности. Саратовский губернатор Галкин-Враский был просто взбешен, когда в 1876 г. получил информацию о том, что часть эмигрировавших в 1875 г. немцев получили американское гражданство, но вернулись в свои колонии. Они продолжают вести оставленное год назад хозяйство, не платя часть полагаемых для граждан России налогов и освободив себя, таким образом, от военной службы. К 1876 г. эта категория бывших колонистов была выслана за пределы страны.

Тем временем на Волге ажиотаж вокруг эмиграции в Америку принимал все большие и большие масштабы. Нехватка средств для выезда СШСА заставила колонистов искать другие пути. Взоры части колонистов стали обращаться к Южной Америке. Два молодых человека, подлежащих призыву в ближайший год в армию, поселяне-собственники колонии Голый Карамыш Александр Райс и Генрих Шейдеманн, обратились через посольство в Петербурге к правительству Бразилии с просьбой принять колонистов из России на тех же условиях, что и Екатерина II. [18]

Бразильский посланник, барон фон Александер, ответил, что правительство Бразилии готово принять их в свою империю и предложил направить в Петербург четырех депутатов, которые за счет бразильского правительства съездят и ознакомятся с ситуацией на месте.

Это письмо было распространено по уездам и вызвало большое волнение, особенно среди католиков, которые изъявили желание целыми селами переселиться в Южную Америку. Абсолютное большинство колонистов не представляла, где она находится, и что их там ждет.

20 мая 1876 г. в колонии Голый Карамыш состоялось собрание делегатов от 30 тыс., преимущественно бедной части колонистов Саратовской и Самарской губерний, желавших эмигрировать. После бурного обсуждения письма Бразильского правительства, было выбрано 5 уполномоченных, на дорогу которым было собрано 800 руб. Перед ними была поставлена задача:1. Договориться о доставке переселенцев за океан за счет бразильского правительства; 2. Получить пособие для обустройства на новом месте; 3. Чтобы бразильское, по согласованию с русским правительством выкупило имущество немцев-колонистов. [19]

После отправки четырех депутатов, многие колонисты, надеясь на щедрость бразильского правительства, практически прекратили работать на земле, а некоторые стали распродавать свое имущество по баснословно низкие цены. На 1876 г. в Норке изъявили желали выехать 4000 человека, в Каменке - 6690. [20]

Информация о желании поволжских немцев переселиться в Бразилию поступала по дипломатическим каналам. Консул России в Бразилии сообщил о получении в Рио-де-Жанейро обращение колонистов колонии Гнилушка о желании переехать сюда. Он просил правительство России и власти на местах предостеречь население от возможной эмиграции в эту страну, где большинство местных жителей находятся в бедственном положении, а правительство равнодушно к нуждам населения. Имея подобные сведения сведения руководство Франции, Англии, Германии, Италии уже приняли решительные меры против переселения их подданных в Бразилию. [21]

Во второй половине 1876 г. наметился определенный спад эмиграциионных настроений среди поволжских немцев. Но осенью по колониям стали распространяться в большом количестве экземпляры 216 номера газета "Германия", где информировалось о принятии сенатом Аргентинской республики закона, на основании которого правительство берет на себя предоставление переселенцам из Европы путевых издержек, семен для посева, много земли и освобождение от налогов на 6 лет. Эта статья распространялась среди населения Каменской волости Саратовской губернии бывшим волостным писарем Визнером, частным учителем Минихом и торговцем Шефером. [22] В Самарской губернии эта статья нашла живой отклик среди католического населения в районе колонии Мариенталь. В это же время на Волге появились агитаторы из Перу, но они быстро были изолированы полицейскими органами.

Активная эмиграция продолжалась до середины 1878 г. С 1879 года она пошла резко на убыль, особенно, после того как на Волгу стали возвращаться из Бразилии сотни изнемажденных поволжских немцев. Непривычные климатические условия, разорение и голод заставили их вернуться домой. Несмотря на то, что в соответствии с российским законодательством прием оставивших русское подданство был запрещен, власти селили их в села, где они жили раньше.

Вплоть до 1886 г. каких-либо значительных волн эмиграции среди немцев Поволжья в Америку не наблюдалось. Но а потом эмиграционные процессы волнообразно продолжались до начала Первой Мировой войны.

______________________

[1] Антропович. Об эмиграции наших колонистов в Америку // Саратовский справочный листок. 1877. N 57; Б-ский А. Эмиграция поволжских немцев-колонистов в Америку // Саратовский листок. 1888. N 18; Павлов А.Н. Почему наши немцы переселяются в Америку.

[2] Beratz G. Die deutschen Kolonisten an der unteren Wolga in ihrer Entstehung u.ersten Entwicklung. Saratow, 1915;. Bauer G. Geschichte der deutschen Ansiedler an der Wolga seitihre Einwanderung nach Russland bis zur Einfuehrung der allgemeinen Wehrpflicht (1766-1874). Nach geschichtlichen Quellen und Muendlichen Ueberlieferungen. Saratow, 1908 и др.

[3] Long J. From Privileged to Dispossessed: The Volga Germans, 1860-1917. Lincoln & London, 1988; Scheuerman R.,Trafzer C. The Volga German: Pioneers of the Northwest. University Press of Indiano,1980; Koch F. The Volga Germans. Pinsylvania & London, 1977 и др.

[4] Brepohl, Friedrich Wilhelm. Die Einwanderung der Wolgadeutschen in Brasilien (1872-1879). Ponta Grossa (Parana), 1932; Riffel, Jakob. Die Russlanddeutschen, insbesondere die Wolgadeutschen am La Plata. (Argentinien, Uruguay und Paraguay). Festschrift zum 50jaehrigen Jubilaeum ihrer Einwanderung. Buenos Aires: Selbstverlag des Verfassers, 1928 и др.

[5] Государственный архив Саратовской области (ГАСО) Ф.22.Оп.1. Д.4605. Л.8.

[6] ГАСО. Ф.1. Оп.1. Д.2073. Л.250.

[7] ГАСО Ф.22.Оп.1. Д.4605. Л.46.

[8] ГАСО. Ф.1. Оп.1. Д.2073. Л.365.

[9] Там же. Л. 345.

[10] Там же. Л.378.

[11] ГАСО. Ф.1. Оп.1. Д.2539. Л.2 об.

[12] Там же. Л.15.

[13] Там же. Л.35.

[14] ГАСО. Ф.1. Оп.1. Д.2641. Л.7.

[15] Там же. Л.14 об.

[16] Там же. Л.29.

[17] ГАСО. Ф.1. Оп.1. Д.2073. Л.468.

[18] Там же. Л.31.

[19] Там же. Л.27.

[20] Там же. Л.32.

[21] Там же. Л.140.

[22] Там же. Л.282.



© Эта страница является неотъемлемой частью сайта GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN.