Рейтинг@Mail.ru

← Авторская страница Елены Маурер

БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТЫЕ


     Под таким заголовком были опубликованы в 2002 году мои биографические записки в газете «Дипломатический Курьер», выходящей в Гамбурге. Выражаю мою благодарность главному редактору этой газеты за редакцию этих записок.

Елена МАУРЕР.



     Уважаемая редакция, публикуемые вами статьи к вопросу о геноциде советской власти по отношению к российским немцам вновь и вновь возвращают меня в те недобрые, давно прошедшие времена моего детства и отрочества. То и дело возникает вопрос стоит ли нам поднимать эту проблему перед международным судом в Гааге. Ведь и большевистской власти больше нет, нет и главных «исполнителей» той трагедии, так что спросить не с кого. Потом решила, что оставшиеся в живых свидетели тех лет должны исполнить свой долг перед жертвами репрессий и рассказать то, что им известно.

     Именно поэтому я взялась за перо. И расскажу я сегодня о трёх поколениях моих близких… Наверное, кто-то из соотечественников обнаружит в моём повествовании и немало общего со своей биографией.


     Свой рассказ я начну с отцовской линии, которая происходит от ветви семьи Эрлих, поселившихся в Поволжье во второй половине 18-го столетия. На снимках (Фото 1, 2, 3.) - мой дедушка Иван Конрадович Эрлих (родился в 1876 году), моя бабушка Лидия Ивановна Эрлих (урождённая Пфляумер) и их дети (двое от первого брака бабушки - овдовела в 26 лет - со старшим братом Ивана Конрадовича).

Фото 1. Эрлих Иван Конрадович.

Фото 1.
Эрлих Иван Конрадович.
Фото 2. Эрлих Лидия Ивановна.

Фото 2.
Эрлих Лидия Ивановна.
Фото 3. Дети Ивана Конрадовича и Лидии Ивановны Эрлих.

Фото 3.
Дети Ивана Конрадовича и Лидии Ивановны Эрлих.

 

     Иван Конрадович покинул колонию Щербаковку на Волге, так как хотел получить высшее образование - окончил Казанский университет, после чего преподавал в гимназии.

     Старший сын Эрнст (на фото второй слева) умер в молодом возрасте. Дочь Валерия (на фото в центре) окончила гимназию с золотой медалью, преподавала английский и немецкий языки в Сталинграде одновременно в медицинском и педагогическом институтах и в высшей военной лётной школе. Муж тёти Валерии А.А. Эрнст был арестован в 1937 году и расстрелян. По указу от 28 августа 1941 года семья тёти Валерии была выслана в Казахстан. Тётя умерла в 1943 году в тюрьме. Туда она попала по ложному обвинению в пособничестве воровству. Я помню, как рыдала моя бабушка, когда узнала о смерти дочери. Я жила в это время с бабушкой в сибирской деревне Укроп в заброшенной избушке, к счастью там была русская печь.

     На фото крайний справа сын Эмиль, умер в трудармии. На этом же снимке крайний слева - сын Герман, мой отец. Он был в трудармии с весны 1942 года до лета 1944 года, был «комиссован» по нетрудоспособности.

Фото 4. Герман Эрлих с детьми.      Часто думаю, какой безоблачной казалась мне жизнь в довоенное время, «чистки» 30-х годов, хотя они затронули и непосредственно мою семью, не коснулись моего детского сознания, так как я была в то время ещё ребёнком - я родилась в 1936 году. Сохранилась фотография (Фото 4.), на которой запечатлён мой отец со мной, Еленой, и моим братом Анатолием-Георгием (1927 г. рождения). Брат мой к началу войны окончил 6 классов, учился играть на скрипке.

     Подбирая мне имя, поведала мне в своё время мама, папа сказал, что оно должно быть интернациональным и гармонировать с отчеством. Мой отец любил петь и мама рассказывала, что часто, обнявшись, мы пели втроём. Песни тех довоенных лет я помню до сих пор: «Три танкиста», «Катюша»…

     Мы жили в Саратове. Отец - по образованию инженер-механик - работал на шарикоподшипниковом заводе. Последняя его должность - руководитель технологического сектора отдела инструментального хозяйства. Согласно записи в трудовой книжке 30 августа 1941 года уволен «по сокращению штата». Следующая запись в этом документе сделана в 1945 году, 31 июля. Этот пробел означает высылку в Сибирь, мобилизацию в трудовую армию.

     Помню высылку в Сибирь - тогда мне не было ещё 5-ти лет, - как тесно мы лежали на нарах в переполненных вагонах. Помню, когда прибыли на станцию назначения в Новосибирской области. Отец до мобилизации в так называемую трудармию успел наладить в колхозе имени Будённого запущенное бухгалтерское дело - тогда мы ещё не находились под откровенным надзором НКВД - и его премировали молодой тёлочкой. За серо-голубой цвет её масти отец назвал её «Незабудка». Именно эта «Незабудка» спасла нас с бабушкой от голодной смерти, когда мы остались с ней совсем одни…

     Осенью 1942 года мобилизовали в трудармию моего брата, Георгия. Ему не было ещё 16-ти лет. Учился он тогда в седьмом классе. Мама принесла «вербовщику» справку о том, что он ученик 7-го класса, но тот порвал её, сказав: «Кто это даёт немцу такую справку?!». Позднее, в 1943 году, мобилизовали в трудармию и маму.

     В 1943 году брат пропал без вести. Он и отец работали на Урале. Как-то они узнали, что работают неподалеку друг от друга, и им разрешили свидание. Отец писал позже матери об этой встрече, о сыне: "Голодный, оборванный, но как всегда весёлый." Отец попросил разрешения работать вместе с сыном - не разрешили. То была их последняя встреча. С тех пор пропал мой братик навсегда. Не помог ему его оптимизм. Память о нём - несколько фотографий, чертёжный блокнотик и ответ из УВД на последний запрос о его судьбе…

     «…На Ваше заявление сообщаем, что Информационный центр УВД Новосибирского облисполкома и УКГБ по Новосибирской области сведениями о нахождении Эрлих Анатолия (Георгия) Германовича, 1927 года рождения, не располагает.

Начальник ИЦ при УВД
Новосибирского облисполкома

С.А. Карпачёв.

Исполнитель Болдырева».


Фото 5. Лидия Ивановна Эрлих со своими внуками.      Хочу вернуться к остальным бабушкиным внукам. На фото (Фото 5.) Эрлих Лидия Ивановна со своими внуками. Трое справа дети тёти Валерии. Крайняя справа Рабелла Эрнст, была в трудармии, угодила на 10 лет в Магадан. Один из пунктов обвинительного заключения - пренебрежение к советскому флагу (из красного полотнища, которое Эрнсты вывешивали на своём доме в Сталинграде, сшила себе косынку). Второй справа - Роберт Эрнст, был в трудармии, был осуждён на 10 лет. Осуждён вместе с группой немцев, которые во время передислокации, голодные, обнаружили на станции вагон с селёдкой. Суд был недолгий - выстроили и зачитали приговор. Второй от бабушки справа - мой брат,судьбу которого я уже описала. Далее на фотографии - две внучки - ныне в Германии.

     Теперь перейду к материнской линии. Дедушка по матери - Андрей Яковлевич Бузик, 1854 года рождения, имел статус «зернопромышленника» (фамилия «Бузик» - искажённое от «Buseck»), жил в селе Куккус, ныне Приволжское. Моя мать была двенадцатым ребёнком в семье. Взрослыми стали семеро детей. На фотографиях (Фото 6, 7, 8, 9.) - три сына и четыре дочери. На фотографии с родителями и тремя сёстрами моя мама в 6-летнем возрасте. Моя мать и две другие её сестры закончили гимназии в Саратове. Помню мама называла Малининскую гимназию (по фамилии директора Ольги Ивановны Малининой) и гимназию Куфельта. Мама рассказывала, что их называли "кисель с молоком" - из-за цвета гимназической формы.

Фото 6. Семья Бузик.

Фото 6. Семья Бузик.

 

Фото 7. Бузик Александр Андреевич.

Фото 7.
Бузик Александр Андреевич.
Фото 8. Бузик Андрей Андреевич.

Фото 8.
Бузик Андрей Андреевич.
Фото 9. Бузик Иван Андреевич.

Фото 9.
Бузик Иван Андреевич.

 

     С приходом Советской власти дедушку выселили из дома, бабушка Анна-Кристина вскоре умерла. Старший сын дедушки Александр Андреевич Бузик был его помошником в деле. Был выселен в Казахстан, в 1938 году расстрелян.[1] Его жена Розалия Бузик (урождённая Финк) сошла с ума.

     Два других сына Иван Андреевич и Андрей Андреевич - инженеры, образование получили в Германии. Иван Андреевич - умер в первые годы Советской власти от болезни, другой - Андрей Андреевич был выслан на Крайний Север, г. Игарка.

     Одна из дочерей умерла молодой, три другие были высланы со своими семьями в разные регионы Сибири.

     Дедушка не имел права жить со своими детьми, они сняли ему квартиру в г. Саратове, где он умер в 1934 году.

     Дом дедушки и поныне стоит на берегу Волги. После смерти моей мамы я побывала там (в 1998 г.) вместе с моей дочерью Маргаритой Одинцовой (урожд. Маурер) и правнуком дедушки Владимиром Евгеньевичем Бузик (внук расстрелянного Александра Андреевича).

Фото 10. Бывшее домовладение Андрея Яковлевича Бузик.

Фото 10.
Бывшее домовладение Андрея Яковлевича Бузик.
Фото 11. Строение, в подвале которого прежде был ледник.

Фото 11.
Строение, в подвале которого прежде был ледник.

 

     Сейчас в доме дедушки располагается администрация села Приволжское. Работницы администрации встретили нас приветливо, разрешили пройти по усадьбе деда. Мы сделали несколько фотографий. Общий вид дома с улицы на фото 10. Дом деревянный, обложен кирпичём, в доме 7 комнат. Летняя кухня - Backhaus также сохранилась. Полуразваленным стоит ещё и кирпичное строение, в подвале которого был оборудован ледник (на снимке 11 - я стою у входа).

     …О своём отце я уже писала, что он вернулся из трудармии нетрудоспособным.

     Милосердные люди определили его помощником сторожа на пасеке, где он смог поправиться. Помню, он часто пел известную русскую народную песню о том, как в степи глухой замерзал ямщик. Когда он пел «а жене моей весть печальную…» я думала, что поёт он моей маме.

     Мама вернулась домой из трудармии в 1946 году. Окрепнув физически, отец стал искать работу по специальности. После трёх переездов наша семья в сентябре1948 года оказалась в Новосибирске. Вскоре последовал Указ о вечном поселении. С тех пор отец больше не пел. Только играл в шахматы да ходил на ипподром со своими русскими друзьями.

     Когда сняли спецнадзор отец сразу же поехал в Саратов. Его бывший сокурсник по учёбе в институте был к тому времени директором шарико-подшипникового завода. Он дал отцу работу, комнату, пообещал квартиру. Когда отец пошёл прописываться, в милиции ему сказали, чтобы он в 24 часа покинул Саратов. Не учёл он, что правительственный рескрипт не предусматривал возвращения немцев в места их прежнего проживания. Никакие доводы о том, что он никаких претензий не имеет, не помогли отцу. Через два года, в ноябре 1958 года, он умер накануне своего 57- летия.

     Тысячу раз благодарю судьбу за то, что отец вовремя сумел выбраться в город. Мне удалось закончить школу с серебряной медалью. Получила право поступления в институт без вступительных экзаменов. Но институт выбирала лишь по одному критерию - тот, в который принимали немцев. Поступила в строительный институт, но, на «привилегированный» тогда гидротехнический факультет, меня не приняли, о чём , правда, не жалею.

     С 1992 года проживаю в Германии. Имею двойное гражданство, что даёт мне возможность беспрепятственно посещать семью старшей дочери, бывать на могилах дорогих мне людей.

Елена Маурер
2002 г.




Примечания

[1] Бузик Александр Андреевич, 1878 г.р., арестован 11 марта 1938 г. УНКВД по Карагандинской области. Обвинен по ст.ст. 58-1, 58-2, 58-9, 58-11 УК РСФСР. Приговорён УНКВД по Карагандинской области 13 октября 1938 г. к высшей мере наказания. Реабилитирован 13 сентября 1962 г. Карагандинским областным судом за отсутствием состава преступления.



© Эта страница является неотъемлемой частью сайта DIE GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN.