Deutsch

 

Герхард Ланг

Спаянные общей судьбой




В 1759-1763 гг. немцы из Вюртемберга и других местностей потянулись в Данию, чтобы поселиться там в качестве колонистов. Из этих колонистов мы рассмотрим лишь тех, которые поселились в колонии Принценмоор (Шлезвиг-Гольштейн) и позже обнаруживаются в России в числе жителей колонии Рибенсдорф.

24 июля 1761 г. первым колонистам выпал жребий на переселение в колонию Принценмоор:

Двор 16/3    Филипп (Петер) Фреймиллер с женой и 2 детьми

Двор 16/6    Давид Цоллер с женой и 1 ребёнком

Двор 16/7    Маттиас Богер с женой и 5 детьми

Двор 16/8    Георг Богер с женой и 6 детьми

Двор 16/9    Иоганн Фридрих Берингер с женой и 4 детьми

Двор 16/13  Иоганн Адам Нуфер с женой и 2 детьми

Двор 16/15  Иоахим Фридрих Ляйст с женой и 2 детьми


17 мая 1763 г. последовало новое заселение:

Двор 16/1    Якоб Зик с женой и 2 детьми

Двор 16/4    Георг Шолль с женой

Двор 16/10  Михаэль Штайгер с женой и 4 детьми

Двор 16/12  Николаус Айгенхер с женой и 2 детьми

Двор 16/14  Георг Ваннер с женой и 1 ребёнком


Итак, названы "главные действующие лица". Каждый из них играл свою, отведенную ему, роль - и колонисты, и их жёны, и их дети. Сюда же принадлежат: инспектор Хельдт, начальник округа Плессен, доктор Эриксен и его помощник Иоганн Маттиас Костенбадер. Человеком же, приведшим всю эту историю в движение, был некто Ганс Шталь, шульмейстер этой колонии, живший в то время у Георга Богера.

Итак, в ночь с 5 на 6 марта 1761 года Ганс Шталь проснулся из-за шума громко разговаривающих людей. Любопытства ради ему захотелось посмотреть, что там происходит. Войдя в комнату, он увидел 4 или 5 колонистов и направленное на него ружьё. Не терпящим возражения тоном ему было предложено вернуться в свою комнату и оставаться там. Когда к утру в доме наступила тишина, Ганс убедился, что дом пуст. Напуганный, он побежал к соседу Крёгеру. Вместе с ним они установили, что 12 домов были пусты. Об этом нужно было немедленно сообщить начальству.

Помощник Костенбадер тотчас же верхом на лошади бросился вдогонку за дезертирами. Последние же, перебравшись через реку Айдер, сочли, что за границей они будут в безопасности. Однако, между Готторфом и Дитмаршеном имелось соглашение о поимке дезертиров. Только к покрытию издержек Дитмаршена Готторф относился несколько небрежно. Поэтому наместник Лотцов потребовал на этот раз, чтобы Костенбадер отправился под арест. Что он и исполнил. Инспектор Хельд быстро отправился в Готторф, чтобы доставить оттуда соответствующие полномочия. Тем временем дезертиров уже искали и 6 семей были обнаружены в Теллингштедте во время продажи взятых с собой вещей, остальные шесть семей были схвачены во Вроме. Все они были доставлены в Хайде и заключены в тюрьму.

9 марта колонисты направили наместнику Лотцову прошение, в котором указывали, что их соблазнили переехать в Шлезвиг фальшивыми обещаниями и, что на новом месте они не имели средств к существованию. После некоторой переписки между округами, 15 марта дезертиров доставили в Зюдерштапель. Здесь их передали в округ Готторф. Рано утром 16 числа их доставили в замок Готторф. Мужчины были переданы под охрану дворцовой страже, женщины же были размещены в нескольких подсобных помещениях.

Допросы и выяснения о побеге протекали очень тяжело. Организатор преступления не был найден. Тяжесть содеянного определялась следующим образом:

Зачинщиком объявлялся Иоахим Фридрих Лайст, т.к. он был причастен к разведке положения в Дитмаршене и составлял прошение к наместнику.

Георг Шолл знал о подготовке к побегу, но вовремя не заявил об этом.

Иоганн Фридрих Берингер также был в разведке в Дитмаршене и угрожал Костенбадеру во время ареста.

Георг Ваннер в ночь бегства удерживал шульмейстера Шталя под дулом ружья.

Михаэль Штайгер, Николаус Айгенхер, Якоб Зик, Георг Богер, Маттиас Богер, Петер Фреймюллер и Иоганн Адам Нуфер были признаны менее виновными.

3 апреля из Копенгагена в Готторф пришло распоряжение о наказании, а 6 апреля оно было приведено в исполнение:

к двум годам заключения в крепости приговаривались: Георг Шоль, Иоахим Фридрих Ляйст, Иоганн Фридрих Берингер,

к одному году заключения в крепости: Георг Ваннер, Давид Цоллер, Маттиас Богер, Петер Фреймюллер.

Менее виновные приговаривались к трёхнедельному содеожанию в "медвежьей яме". Находясь в заключении, фрау Цоллер родила ребёнка. Жена Штайгера и колонист Берингер умерли в заключении. В этот же день женщины и дети были расквартированы по деревням.

28 апреля менее виновные были выпущены из тюрьмы и доставлены на дорогу, ведущую в округ Фленсбург.

Получив свободу, жёны сидящих в Рендсбурге дезертиров, стали писать датскому королю ходатайства о помиловании. Лишь в августе начальник округа Готторфа одобрил ходатайство о помиловании для осуждённых на один год. Тем самым дорога к помилованию была открыта. Колонисты Ваннер, Цоллер, Богер и Фреймюллер в октябре были освобождены и вновь поставлены на учёт в округе Фленсбург.

Для колонистов Ляйст и Шоль улучшения наступили лишь к 5 июня 1765 г. Они были отпущены на свободу и им было рекомендовано покинуть страну. Оба направились в Россию: Ляйст - в колонию Фишер на Волге, а Шоль - в колонию Рибенсдорф на Дону. Вдова Берингер вышла замуж за Иоганнеса Нойвирта и отправилась вместе с ним и своими детьми в колонию Рейнвальд. По документам, обнаруженным мною недавно, я вновь нахожу этих колонистов среди жителей колонии Рибенсдорф. Между тем, вдова колониста Айгенхер сочеталась браком с колонистом Шоль.

 

Ниже следует предположение о том, как могли развиваться события дальше.

Будем исходить из того, что дата исхода Якоба Зика, май 1765 г., действительна и для других колонистов, а освобождение колониста Шоля приходится на 5 июня 1765 г. Важной датой является день бракосочетания колониста Штайгера, которое состоялось 5 июня 1765 г. в Любеке. Очень вероятно, что и другие колонисты тоже находились в Любеке. К сожалению, свидетели бракосочетания в Любеке не были зарегистрированы. Здесь они разыскали русского агента и ждали отправки на корабле до Санкт-Петербурга. В Санкт-Петербурге они отправились в Ораниенбаум проходить карантин, который также продолжался довольно долго. Поздней осенью колонисты, группа за группой, отправились водным путём в дорогу. На Волге их настигло наступление зимы и о дальнейшем продолжении движения нечего было и думать. Решено было зазимовать на месте. Но теснота и проблемы с питанием вскоре стали для них невыносимы. В качестве решения было предложено продолжить поездку на санях. Полагаю, что будущие колонисты Рибенсдорфа двигались далее на санях. Дневные переходы сменялись ночёвками. Вероятно, одна из групп установила в пути контакт с князем Тевяшевым. Князь искал крестьян для обработки своих собственных пахотных земель. Так как колонисты из Принценмоора были знакомы с опекой пенсионной палаты, а в России имелось нечто похожее - канцелярия опеки, то они ухватились за эту возможность вырваться из системы. Будущее лишь подтвердило, что это было правильное решение.

Магдебург, 2008 г.


Перевод А. Шпак


© Эта страница является неотъемлемой частью сайта DIE GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN.