Рейтинг@Mail.ru
Биография

← Авторская страница Елены Маурер

ЕВГЕНИЙ ВИКТОРОВИЧ ПИННЕКЕР

Биография

Е. В. Пиннекер.

Предисловие

     Во время нашей последней встречи подарил мне мой двоюродный брат маленькую, вырезанную из газеты, заметку и буклет - биографию. Заметка была из газеты "Восточно-Сибирская правда" за 14 декабря 1998 г. и в ней сообщалось: "В список выдающихся учёных ХХ века внесён иркутский исследователь гидрогеолог, член-корреспондент РАН Евгений Викторович Пиннекер. Это сообщение пришло недавно из биографического центра Кембриджского университета". Буклет, изданный под редакцией Виктора Дизендорфа, был приурочен к 70-летию Евгения Викторовича Пиннекера. Е. В. Пиннекер умер на 76-ом году жизни в 2001 г. в Иркутске. После его смерти его дочь Павлова С.Е. прислала мне книгу, включающую более трёх десятков воспоминаний родных, друзей, соратников и коллег Е. В. Пиннекера. Опираясь на эти источники мне захотелось написать биографию поволжского немца, человека, который, по выражению одного из соратников Е. В. Пиннекера, "состоялся вопреки всему".

Е. Г. Маурер
2007 г., город Карлсруэ (Германия)

* * *

     Евгений Викторович Пиннекер родился 22 июня 1926 г. в с. Куккус АССР НП, ныне село Приволжское Саратовской области, в семье поволжских немцев. По семейному преданию по призыву Екатерины II в 1763 г. приехали два брата, не женатых, по фамилии Пиннекер. Поселились они в немецкой колонии Зельман (ныне Ровное, Саратовской области). Дед Е. В. Пиннекера, Эммануил Андреевич Пиннекер, родился примерно через сто лет после прибытия Пиннекеров в Поволжье. Он работал в Зельмане приказчиком, а позднее открыл лавку в Визенмиллере; перед революцией жил в Саратове. В Саратове он имел двухэтажный дом и к тому времени был купцом 1-ой гильдии. Бабушка по отцу тоже немка, по фамилии Шмунк. Оба, и дед, и бабушка, хорошо говорили по-русски.

     Дед Е. В. Пиннекера по матери, Андрей Яковлевич Бузик, торговал зерном и имел статус "зернопромышленника". Бабушка по матери - немка, звали её Анна-Христина Иоганнес.

Семья Э. А. Пиннекера.

Семья Эммануила Андреевича Пиннекера.
Крайний слева - Виктор Эммануилович Пиннекер;
крайняя справа - Аделина Эммануиловна (тётя Лина).

 

     Оба деда после революции были "лишенцами", т.е. были лишены всех гражданских и политических прав и своих состояний.

     Отец Евгения Викторовича, Виктор Эммануилович Пиннекер, окончил Саратовскую гимназию. В период Гражданской войны он служил писарем при штабе Тухачевского в Казани на Восточном фронте. После Гражданской войны Виктора Эммануиловича, как красноармейца, приняли в университет. Е. В. Пиннекер так описывает этот период жизни своего отца: "Так бы его, конечно, не взяли - тогда ведь в университеты принимали только детей рабочих и крестьян. Он учился, но надо же было на что-то жить… Он организовал со своим сокурсником лавку. Они по очереди там торговали. То сёстры помогут, то ещё кто-то. И вдруг приказ по Наркомпросу: всех нэпманов исключить из вузов! Отца исключили." К счастью, Виктор Эммануилович тут же получил место директора школы в с. Куккус.

     Мать Е. В. Пиннекера, Вильгельмина Андреевна Бузик, тоже окончила Саратовскую гимназию; затем - Высшие женские курсы при Дерптском (Тартусском) университете на немецком языке, поэтому немецкий она знала в совершенстве. Работала Вильгельмина Андреевна учительницей в семилетней школе в Куккусе. Описывая внешность своей матери, Евгений, следуя своему творческому воображению, утверждал - вылитая итальянка - и даже высказывал предположение, что Бузик - это онемеченные Бузекки. Но тут он ошибался; фамилия Бузик - это искажённое от Buseck.

     Виктор Эммануилович и Вильгельмина Андреевна встретились в Куккусе, там они и поженились. Здесь родились их дети, двое сыновей: старший - Евгений, и младший - Альберт. До четырёх лет Евгений разговаривал только на немецком языке. Когда ему исполнилось 4 года, умерла его мать. Отец с двумя малолетними детьми переехал в Саратов к своим родителям. Здесь, в городе, мальчики научились говорить по-русски. Воспитанием детей занималась бабушка, Пиннекер Эмилия Георгиевна. Евгений Викторович всегда с большой теплотой вспоминал её.

     В Саратове отец устроился учителем географии в школе, где познакомился с преподавателем литературы Марией Николаевной Ломовцевой и вскоре женился на ней. В январе 1941 г. у них родился сын Герман.

     Учился Женя в школе всегда на отлично. Будучи школьником он мечтал стать журналистом, был даже корреспондентом детской областной газеты "Сталинские ребята". Уже со школьных лет Евгений отличался непоседливым и любознательным характером. Как вспоминает его брат Альберт, "он регулярно по утрам занимался гимнастикой, занимался спортом и хорошо плавал. Евгений увлекался коллекционированием почтовых марок, фотографией и туризмом. Маленькие пароходы перевозили желающих на острова Волги. Там были пляжи и простор для подростков нашего двора. Любимой игрой подростков нашего двора была игра с мячом - лапта. Уже с шестого класса Евгений ежедневно вёл дневник; делал он такие записи и в дальнейшем". Евгений окончил семилетнюю школу в Саратове с отличием.

     В день, когда Жене исполнилось 15 лет, началась Великая Отечественная война. В его жизни наступила полоса тяжёлых  жизненных  испытаний.

     28 августа 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ "О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья", а проще говоря - о депортации всего немецкого населения СССР в Сибирь, Казахстан и районы Крайнего Севера. В указе поволжские немцы необоснованно обвинялись в массовом предательстве, в активной поддержке германских войск. Это было начало трагедии. И хотя, как известно, все эти злые измышления позднее были полностью опровергнуты, трагический ход истории для российских немцев не был остановлен. Евгений по-взрослому понимал трагедию происходящего. В сентябрьские дни 41-го Женя написал:

Прощай, прощай, моя Отчизна,
Прощай, о Родина моя!
Мы шли дорогой к коммунизму,
А вышли - черт знает куда…
     Выселение семьи Пиннекер, по выражению Евгения Викторовича, происходило в "щадящем режиме". На сборы было дано 8 дней, в то время как были деревни, где просто подгоняли грузовики и всех вывозили в одночасье, не давая время на сборы. Для выезда родственники объединились в семью из 9 человек: бабушка и дедушка Пиннекеры, отец Виктор Эммануилович, мачеха с сыном Германом, которому не было ещё и года, Женя, Альберт и сестра отца, тётя Лина (Аделина Эммануиловна Риль), с трёхлетним сыном Эдгаром. (Муж тёти Лины, Виктор Риль, был репрессирован ещё в 1938 г. и погиб в заключении.)

     7 сентября 1941 г. выселяемых погрузили в вагоны для перевозки скота по 42 человека вместе с вещами. На вагоне было написано "8 лошадей или 40 человек". Ехали в Сибирь через Среднюю Азию, стояла сильная жара. В нечеловеческих условиях ехали 13 дней, пока не прибыли на станцию Чебула Ояшинского (теперь Мошковского) района Новосибирской области. Женин отец поехал в село Ояш и получил работу учителя для себя и тёти Лины в деревне Смирновка, которая находилась в 30 км от районного центра с. Ояш. В Смирновке дали жильё, как учителям. Школа в этой деревне была семилетняя, поэтому Женя учился в 8-ом классе заочно. Весной 1942 г. он пешком добрался до с. Ояш и сдал экзамены за 8-ой класс.

     Весной 1942 г. Виктор Эммануилович был мобилизован в трудармию. Сначала он работал на строительстве Волжской рокады под Ульяновском, а потом его перевели в Копейск на угольные шахты. Летом 43-го Женин отец умер "от разрыва сердца".

     После мобилизации Виктора Эммануиловича в семье остались лишь старики, женщины с малолетними детьми и подростки Евгений и Альберт. Пытаясь спастись от голода, посадили картошку. Евгений и Альберт работали в колхозе, надеясь осенью получить на трудодни муку. Но никаких запасов продовольствия на зиму семье сделать не удалось. Остался не выкопанным картофель и ничего не было получено на трудодни, так как осенью 1942 г. их снова переселили. На этот раз их отправили за 500 км на север по Оби, в Нарымский округ. Спецпоселенцы должны были заменить рыбаков, уходящих на фронт. Людей погрузили на баржи. Плыли долго, потом всех высадили на голый берег, откуда 25 км нужно было плыть по реке на лодке. Евгений вспоминал: "…а у нас гребцов я и брат. Да и он не мог грести, слабый был. Добрались как-то." Местом поселения определили село Киндал. Сначала жили в клубе, в гримёрной за сценой, потом семье выделили две комнатки в старом холодном доме. Третью комнату в доме занимала другая немецкая семья.

     Евгения зачислили в рыболовецкую бригаду. Не имея спецодежды, он сильно простудился и заболел малярией (лихорадкой). Материальное положение семьи в этот момент было очень тяжёлым - Евгений заболел, тётя Лина была без работы. Перебивались как могли. Меняли оставшиеся вещи. Собирали в тайге грибы, ягоды, черемшу, драли кору деревьев и сдавали в сельпо, покупая на вырученные деньги немного муки. Перекапывали с разрешения хозяев чужие картофельные огороды.

     Летом 42-го Жене исполнилось 16 лет и его должны были забрать в трудармию. Глубокой осенью 1942 г. в Киндал приехала комиссия, но Евгения, истощённого и больного, забраковали. Этой же осенью 1942 г. Женя отправился на лодке по Оби в районный центр с. Каргасок и поступил в 9-ый класс в середине учебного года. В Каргасоке Женя жил на квартире; как ученик, он получал 400 г хлеба, но приходилось всё время подрабатывать, в основном он ходил по дворам и пилил дрова.

     25 декабря умер Женин дедушка, Эммануил Андреевич. Умер он от голода. Могилу деду копал Альберт, которому как раз в этот день исполнилось 14 лет. О смерти деда Женя узнал только 31-го декабря, когда пришёл на зимние каникулы в Киндал, проделав путь в 30 км по льду реки в сорокаградусный мороз.

     Из воспоминаний Е. В. Пиннекера:

     "Помню, пришёл я пешком в Киндал 31 декабря, обморозился сильно. Пришёл и узнал. Тогда из Киндала только письмо можно было отправить, но оно дошло бы за месяц, а телеграмму нельзя было дать. И похоронили его без меня. До сих пор трудно без слёз вспоминать, как он сидел на своих нарах, уже опухший от голода и чистил картошку в "мундире"…

     Морально не был сломлен, а умер именно от голода. И таких, как он, уйма была."


     Летние каникулы 1943 года Женя провёл в Киндале. Он нанялся пасти коров за молоко и ведро картофеля с одной коровы за сезон. Тем же летом, после смерти отца, мачеха, забрав двухлетнего брата Германа, уехала из Киндала. Сначала она перебралась в Новосибирск, потом, как русская по национальности, она имела возможность вернуться в Саратов. Евгений и Альберт больше никогда не видели свою мачеху и своего сводного брата. Позднее они пытались найти Германа, посылая запросы в различные инстанции, но следы его затерялись.

     В семье теперь осталось пять человек: бабушка, тётя Лина с сыном, Евгений и Альберт.

     Осенью 1943 г. семья решила перебраться в Каргасок. В путь отправились на лодке. Главная поклажа - только лишь 25 ведер, заработанного Евгением, картофеля. Гребцами были Евгений с Альбертом, а тётя Лина управляла рулём. При впадении реки Васюган в Обь их подстерегала опасность - сильное течение! Но всё же добрались благополучно.

     Тётя Лина, имея высшее образование, устроилась уборщицей в школе. Альберт помогал тёте во время уборки в школе - переворачивал парты для мытья полов в классах. Евгений в это время учился в 10-ом классе.

     Несмотря на болезнь - дистрофию - Жене всё время приходилось подрабатывать параллельно с учёбой. Вместе с братом они пилили дрова, в основном у учителей. Работали, конечно, за продукты. Летом питались лебедой и крапивой. Несмотря на все бытовые трудности и невзгоды, Женя окончил 10-ый класс с отличием.

     После окончания 10-го класса Евгений решил пойти по стопам родителей. Он уезжает в Колпашево (200 км от Каргаска), где был двухгодичный учительский институт. Но в институте документы у Евгения не приняли. Ректор сказал: "Не вижу смысла, всё равно Вы, как спецпоселенец, преподавать не сможете." Тогда Евгений отправил документы в Томск, на заочное отделение политехнического института. И, к удивлению самого Евгения, его приняли! Он раздобыл необходимые учебники - помогли учителя, которым он пилил дрова, - и стал готовиться к сдаче экзаменов за 1-ый курс. При этом, конечно, нужно было зарабатывать на жизнь. Работал на разных работах - "кочегар, электрик, метчик, молотобоец, всего и не вспомнишь".

     Летом 1945-го года Жене пришёл вызов из Томска на экзаменационную сессию. Обращаюсь опять к воспоминаниям самого Евгения Викторовича: "Я с этим вызовом в комендатуру. Надо сказать, что в 16 лет я как-то сумел получить паспорт, тогда 6-месячные паспорта выдавали. Когда я захотел по своему паспорту поехать в Колпашево, начальник РОВД в Каргаске на моих глазах порвал паспорт: "Он тебе не нужен!" И бросил под ноги. Ты, вроде, не человек. Но за год я, как электрик, осветил школу. Меня заводили под конвоем в каргасокскую тюрьму и я осветил и её. Поэтому все меня знали, и я многих знал. В частности, этого начальника, который у меня паспорт порвал. Я ему: "Вы у меня паспорт порвали, а мне теперь надо ехать экзамены сдавать." "Ну что ж, спасибо за тюрьму" - говорит он и выписывает мне опять 6-месячный паспорт."

     Все экзамены, кроме геодезии, Женя сдал на отлично. На экзамене по геодезии Женю попросили показать как работает теодолит, но он его никогда не видел. И это была единственная четвёрка за всю учёбу в институте. После сессии Евгений, в числе многих, подал заявление о переводе его с заочного отделения на дневное. Секретарь деканата отдала список на подпись декану. Декан подписал и Евгений Пиннекер стал студентом дневного отделения Томского политехнического института по специальности "Гидрогеология и инженерная геология".

     Вплоть до 1948-го года Евгению приходилось каждые полгода продлевать справку "спецпоселенца" на очередные 6 месяцев. Но после выхода известного указа в 1948-ом году эта проблема отпала - "раз ты сейчас здесь, в Томске, значит ты наш, и отсюда больше никуда!"

     Осенью 46-го умерла Женина бабушка. Женя в это время учился в Томске и на похороны бабушки приехать не смог. Похоронили бабушку его брат Альберт и тётя Лина. Уже семидесятилетним Е. В. Пиннекер так вспоминал о своей бабушке: "Бабушке уже было за 70. Она и Васюган с нами переплывала, и всё это пережила. Умерла она после войны, когда с питанием стало получше. То есть умерла уже не от голода, а - будем так говорить - от возраста, моральной усталости."

     В 1949 г., будучи на пятом курсе, Евгений женился на своей однокурснице Розе Иваниловой, ставшей его верной спутницей на всю последующую жизнь. На студенческой свадьбе было весело и многолюдно.

     Зимой 1950 г. Евгений Викторович Пиннекер окончил Томский политехнический институт, сдав все экзамены на отлично, и был направлен на работу в Геологическое управление г. Новокузнецка Кемеровской области.

     Спецпоселенцем Евгений Викторович оставался до отмены в 1956 году Указа о вечном спецпоселении. До этого же все свои перемещения, как во время студенческой практики, так и во время служебных командировок он должен был согласовывать с органами МВД.

     В Западно-Сибирском геологическом управлении уже через год-полтора заговорили о Е. В. Пиннекере как о перспективном специалисте. Но Евгения Викторовича не покидали мысли о научной деятельности. Несмотря на то, что во время учёбы в институте Евгений Пиннекер все экзамены сдавал на отлично, диплом с отличием ему не дали, и путь в аспирантуру сразу после окончания института был для него закрыт. Причиной этому послужило то, что Е. В. Пиннекер был немцем по национальности. Путь в науку для Е. В. Пиннекера начался с того, что он случайно прочитал в газете объявление о наборе в аспирантуру по специальности "Гидрогеология" в Институт геологии ВСФ АН СССР, находившийся в Иркутске. Принять решение о переезде с семьёй в другой город, отказавшись от ответственного поста в производственной организации, было не так просто. Но решение было принято. В 1955 году Е. В. Пиннекер едет в Иркутск и поступает в аспирантуру к известному учёному, основателю иркутской школы гидрогеологов, профессору Валентине Георгиевне Ткачук. Лишь много лет спустя Е. В. Пиннекер узнал, что вопрос о его допуске к вступительным экзаменам обсуждался очень долго. Решающим фактором оказалась настойчивость В. Г. Ткачук, которую привлёк пятилетний производственный стаж претендента и наличие серьёзных публикаций.

     В Иркутск Е. В. Пиннекер приехал с женой и двумя дочерьми; старшая дочь, Светлана, родилась в 1951 г., младшая, Татьяна - в 1953 г. Евгений Викторович очень полюбил Иркутск, его старинную деревяную архитектуру, набережную Ангары. Здесь он жил и работал до конца своих дней, считая Сибирь своей родиной. Здесь он нашёл себя в науке. Предметом научных исследований Е. В. Пиннекера стало изучение секретов подземных вод. На многие вопросы, связанные с изучением этого драгоценного минерала, он сумел ответить позднее в многочисленных статьях и монографиях.

     Не в моей компетенции описывать научную биографию Е. В. Пиннекера. Могу лишь назвать основные вехи его научной и педагогической деятельности.

 

1959 г. - защита кандидатской диссертации на тему: "Подземные воды Иркутско-Черемховского промышленного района" в Томском политехническом институте.

1960-1996 гг. - заведующий лабораторией формирования подземных вод (ныне гидрогеологии) Института земной коры СО РАН, г. Иркутск.

1966 г. - защита докторской диссертации "Рассолы Ангаро-Ленского бассейна" г. Москва.

1968 г. - создание кафедры гидрогеологии и инженерной геологии в Иркутском политехническом институте.

1968-1973 гг. - заведующий, а затем профессор кафедры гидрогеологии и инженерной геологии Иркутского политехнического института (по совместительству).

1971-1995 гг. - заместитель директора по науке Института земной коры СО РАН, г. Иркутск.

1990 г. - избрание членом-корреспондентом АН СССР по специальности "геохимия, гидрогеохимия".

1996-2001 гг. - главный научный сотрудник Института земной коры СО РАН.
     Как гидрогеолог, обогативший науку трудами первостепенного значения, Е. В. Пиннекер был удостоен Государственной премии СССР (1986) и премии Совета Министров (1988), звания "Заслуженный деятель науки РСФСР" (1991), был награждён орденами Трудового Красного Знамени (1975) и Дружбы народов (1999), многими медалями, в том числе ВДНХ СССР, "За строительство БАМ", памятной медалью Леопольда фон Буха (Германия).

Медаль Леопольда фон Буха.

Медаль Леопольда фон Буха.

Медаль Леопольда фон Буха.
Е.В. Пиннекер был награждён ею в Германии,
как лучший иностранный геолог.
1987 г.

 

     Е. В. Пиннекером написано более 230 научных работ, среди них 18 монографий.

     Своим главным научным достижением Е. В. Пиннекер считал шеститомный труд "Основы гидрогеологии". Шеститомная монография, изданная по его инициативе и под его редакцией (всего работало 48 человек), не имеет аналогов в России и за рубежом. Оценивая научный подвиг авторов монографии вице-президент Академии Наук СССР, академик А. Л. Яншин писал Е. В. Пиннекеру: "Должен сказать, что Ваш труд произвёл на меня глубокое впечатление. Я убедился в том, что Вы и Ваши соавторы действительно проработали гигантское количество мировой литературы и дали обобщения, изменившие многие укоренившиеся представления не только геологов, но даже и геохимиков. Читая эти тома, я убедился, что Ваша серия не имеет себе равных ни в советской, ни в зарубежной литературе…"

     Под руководством Е. В. Пиннекера 16 аспирантов и соискателей подготовили и защитили кандидатские диссертации.

     Евгений Викторович много времени проводил в полевых экспедициях; он считал, что без геологической практики, без трудовых мозолей науку не очень-то поднимешь. Он знал Сибирь от Урала до Приморья, от Алтая до Таймыра.

     Е. В. Пиннекер владел немецким и английским языками. Его можно увидеть на снимках, которые сделаны во время международных совещаний, симпозиумов во Франции, в Польше, ГДР, Японии. Его лекции слушали студенты Читы, Томска, Москвы, ГДР.

     Отыскивая в Интернете информацию для написания данной статьи, я нашла заметки о хобби Е. В. Пиннекера. Его любимым занятием было чтение классиков художественной литературы и науки; из видов спорта предпочитал бег, катание на лыжах и шахматы; был страстным коллекционером этикеток минеральных вод. Его коллекция содержит более пяти тысяч этикеток минеральных вод со всего мира.

     Изданная в 2006 году книга "Евгений Викторович Пиннекер" относиться к серии книг воспоминаний о выдающихся учёных. Со страниц этой книги предстаёт личность Е. В. Пиннекера, признанного во всём мире учёного, обаятельного, широко эрудированного человека, человека большой внутренней силы.

     Будучи интернационалистом по духу, Евгений Викторович Пиннекер никогда не забывал свои немецкие корни. В интервью Э. Г. Бернгардту, автору книжной серии о российских немцах "Штрихи к судьбе народа", он так и заявил: "Я этого нигде никогда не скрывал".

     Е. В. Пиннекер занимал активную жизненную позицию в период надежд на восстановление Республики на Волге: писал письма в газеты Поволжья и в "Neues Leben", находился у истоков создания Иркутского общества "Видергебурт", был учредителем областного отделения фонда "Бильдунг", членом Совета Международного союза немецкой культуры.

     Главным же в жизни Евгения Викторовича Пиннекера был его научный труд. Работы Е. В. Пиннекера во многом обогатили российскую гидрогеологическую науку, его работы известны и за пределами России.

 

Мемориальная доска.

Мемориальная доска, посвящённая памяти Е.В. Пиннекера,
помещённая на фасаде Института земной коры в Иркутске.
Её открытие состоялось осенью 2003 г.
Фото подготовлено С.Е. Павловой,
дочерью Е.В. Пиннекера.

 


При подготовке статьи использаваны:

1. Евгений Викторович Пиннекер. Отв. редактор член-корреспондент РАН Е. В. Скляров. Изд-во СО РАН, Новосибирск, 2006.
2. Евгений Викторович Пиннекер. Биография: Штрихи к судьбе народа. Ред. В. Дизендорф, Изд-во "ЭДС", 1996.
3. Газета "Восточно-Сибирская правда" от 14 ноября 1998 г.
4. Газета "Восточно-Сибирская правда" от 5 ноября 2003 г.

Интернет-ресурсы:

1. Крез С. Минеральная любовь. // Независимая газета, 9 ноября 2001 г.
2. Кто есть кто в Иркутске (справочник): Пиннекер Евгений Викторович.

© Эта страница является неотъемлемой частью сайта DIE GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN.