Рейтинг@Mail.ru

Предисловие

     В данной тетрадке в вкратце описано, как наши предки-немцы попали в Россию. Выписка сделана из книги историка Готлиба Бератца - бывшего патера (священника) в селе Герцог Мариентальского кантона АССР НП. Книга Бератца "Немецкие колонии на нижней Волге в их становлении и первоначальном развитии" была напечатана на немецком языке в 1914-1915 г. и только редкие экземпляры теперь где-то, у кого-то сохранились. Мой товарищ по школе нашёл такой экземпляр и перевёл его на русский язык, для того, чтобы наши потомки (если они захотят) могли эти записи прочитать.

     Учитывая то обстоятельство, что наши дети, внуки и правнуки уже настолько русифицированы, что, к сожалению, даже не владеют своим родным (немецким) языком, я считаю перевод этих хронологических записей на русский язык своевременным и нужным.

Адам Рихмайер

15 марта 1974 г.
с. Юрье-Девичье
Калининской области

Комментарии к Предисловию

     К сожалению, Адам Рихмайер не сообщает в своих записках имя автора перевода на русский язык книги Г. Бератца "Немецкие колонии на нижней Волге в их становлении и первоначальном развитии". Полный текст перевода книги, вероятно, также не сохранился. По крайней мере, в нашем распоряжении имеются лишь записи Адама Рихмайера, сделанные им по материалам этого перевода. Но и эти записи сохранились фрагментарно и не представляют собой целостного рассказа. Они лишь подтверждают, что в 1970-х годах неизвестным автором действительно был выполнен перевод книги Г. Бератца. Внимательно изучив записи Адама Рихмайера, мы пришли к выводу, что в том виде, в котором сейчас находятся записи, они не могут дать правильное представление русскоязычному читателю о книге Готлиба Бератца. Однако, мы нашли возможным опубликовать несколько фрагментов этих записок, дабы современный читатель смог по достоинству оценить стремление таких людей, как Адам Рихмайер, сохранить для потомков историю своего народа даже тогда, когда об этом было запрещено думать.

     Тексты фрагментов, представленных ниже, публикуются "как есть", в том виде, в каком они дошли до наших дней. Нами осуществлена лишь незначительная редакторская правка.

Андреас ИДТ,
Александр ШПАК


Извлечения из русского перевода книги Готлиба Бератца
"Немецкие колонии на нижней Волге в их становлении
и первоначальном развитии"
(Перевод осуществлен неизвестным автором)

1

Основание немецких колоний в 1764-1767 гг.

     До призыва иностранных колонистов Екатериной II, Россия официальной колонизации в столь больших масштабах еще не выступала. Разумееться и в прошлом не было недостатка в попытках колонизации незащищенных пограничных регионов, которые, однако, почти все без исключения провалились, за исключением разве что нескольких сербских военизированных колоний за Днепром, возникших в царствование Елизаветы. Для успешной колонизации правительству не доставало в прошлом больших участков свободных земель а также необходимого опыта и оно обратилось в очередной раз к Западной Европе, чтобы привлеч оттуда колониальных чиновников, которым и было поручено дело заселения запланированных территорий на востоке и юге России а также вдоль ее границ.

     Екатерина, будучи еще престолонаследницей была всецело очарована великими французскими литераторами и философами, и позже, став Императрицей, блестяще умевшая использовть их влияние в своих интерессах, считала очевидно, что она наилучшим образом послужит делу внутренней колонизации, если призовет в качестве колонизаторов (вызывателей) подвижных французов, которые должны были руководить заселением территорий в Нижнем Поволжье. Для их успешной работы было необходимо в той или иной степени знание немецкого языка, поскольку надежда на возможность вербовки большого числа колонистов была лишь в Германии. Именно поэтому, как нам представляеться, при вербовке отдавалось предпочтение бельгийцам, лотарингцам или швейцарцам французского происхождения которым и была поручена Колонизация и вызывателями были названы следующие лица: Фердинант барон де Боргарт, Отто де Монжу, Мениер де Прекур, Барон де Боффе, Ле-Роа, Пиктет.

     Правительство выделило им безвозмездно 4 значительных участка земли в Саратовском округе (ныне Саратовская и Самарская губернии) где они должны были основать и благоустроить колонии, и назначило их соответственно по двое директорами заселяемых округов. Лерой и Пиктет получили два района. За каждую привезённую в империю семью, под которой понимались муж с женой или четыре одинокие персоны, директора получали определённую плату. Директора были, таким образом, не только основателями и руководителями колоний на Волге, но и непосредственными вызывателями переселенцев, и совершенно очевидно, что в их интересах было, чтобы подряженные ими агенты, навербовали как можно больше колонистов для русской короны.

     <…>

4

Колонии в своём первоначальном развитии

Жильё колонистов

     Места, где должны были расположиться сёла переселенцев, были уже намечены до их прибытия. Но были допущены отступления от этих планов. Хоть в директивах и говорилось, что каждый колонист может поселиться в любом месте (селе), на самом деле он мог это сделать лишь в пределах своей группы, при условии, что в избранном им селе ещё не было намеченного количества семей.

     Первой заботой после прибытия на место поселения был жилищный вопрос. Многие ожидали, что их встретят здесь готовые жилые дома. Но посмотрим, что пишут сами переселенцы: "Мы прибыли сюда 3 октября в голую степь, где не было ни жилищ, ни стройматериалов", или "нас привезли в Катериненштадт, в голую степь без жилищ". Только в редких случаях колонистов встретили готовые жилые дома. Таким образом, колонистам ничего не оставалось делать, как начинать строить себе землянки для защиты от непогоды и диких зверей. Тоже самое пишут и колонисты с Большого и Малого Карамана, о том, что первое время они жили в землянках пока не закончилось строительство казённых домов (Кронсхойзер). В таких землянках некоторые семьи вынуждены были жить по несколько лет.

     Летом и осенью первого года поселения колонисты занимались разными работами: доделывали своё жилье, надворные постройки, заготавливали корма для скотины и топливо на зиму. Некоторым хозяевам удалось первой осенью вспахать несколько десятин целины и засеять их рожью. Осенью, когда созревали дикие яблоки, груши, тёрн (вроде сливы), колонисты собирали их и сушили на зиму, писал известный хроникер А. Шнайдер в 1840 г. по словам дедов и старых переселенцев. Леса для строительства землянок и для топлива было достаточно в долинах и оврагах реки Б. Караман.

5

     У Шнайдера мы узнаём, почему строительство жилых домов шло так медленно. Причина была в следующем: необходимый для строительства лес нужно было еще привезти из Вятки. Большинство казённых домов строилось из пихтовой и еловой древесины. Размер домов был обычно 4-5 фаденов длины и 3 фадена ширины [фаден - немецкое название линейной натуральной меры, приблизительно равной 1,76 м]. Кровлей служила либо солома, либо кровельная дрань (гонт).

     Вначале на строительство жилых домов и надворных построек государство предоставило колонистам ссуду в размере 50-100 рублей на одно хозяйство.

     В конце 1767 г. - начале 1768 г. выдача ссуд на постройку домов прекратилась. Правительство взяло это дело целиком в свои руки. Оно упрекало колонистов в том, что они расходуют полученные деньги на другие нужды.

     Хозяйственные постройки и помещения для скота были в основном из местных стройматериалов: из обмазанных плетней или тонких досок из местного леса.

     Общий надзор за сельскохозяйственной деятельностью колонистов осуществлял генерал Рязанов, сам плохо осведомлённый в сельскохозяйственных работах в местных условиях. Из-за неурожаев колонисты были вынуждены первые лет десять получать продукты от правительства. У хроникёра А. Шнайдера читаем: "Колонисты порою сильно голодали, ибо лишь немногие привезли с собою скромные средства. Всё добро большинства переселенцев состояло из более или менее сносной одежды, которая всё же не могла заменить русские шубы."

     Переселенцы почти все без исключения нуждались в помощи правительства. Оно старалось удовлетворять лишь самые насущные нужды колонистов, помогая им мукою и небольшими суммами денег. Вместо полагаемых 10 копеек на взрослого и 6 копеек на ребёнка, теперь выдавали по 5 копеек на взрослого и по 2 копейки на ребёнка в день. Из этих денег колонистам приходилось уплатить штраф за то, что они не успели вспахать и засеять положенного количества земли.

6

     Вообще в выдаче денег на пропитание существовал большой разброс, и временами в некоторых местах их совсем не выплачивали.

     Так, хроникёр Меринг пишет, что в 1769 г. колонисты его села в январе, феврале и марте получили лишь одну муку. За эти три месяца он получил на себя и свою семью 6 пудов ржаной муки, а суточных денег не получил совсем.

     Были случаи перебоев в снабжении мукой. Тогда колонисты были вынуждены продавать или обменивать свой последний скарб, одежду и прочие ценности у русского населения на хлеб. Окружающее население русских сёл пользовалось этим бедственным положение колонистов и продавали им свою муку втридорога.

     Колонисты жаловались на это в Опекунскую Контору. В результате такого положения был издан приказ и сообщено всем старостам, что открываются государственные магазины, где колонисты могут купить себе муку по государственной цене. Такие магазины были открыты в Саратове, Покровске, Малыговке и Золотом.

     Цены, действующие там в апреле 1767 г. были такие:

     1. Рожь и пшеница за 1 четверть (192 кг) стоила 2 руб. 05 коп.
     2. Овёс . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 0,75 коп.
     3. Ячмень . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 1 руб. 35 коп.
     4. Крупа веяная . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 2 руб. 35 коп.
     5. Горох . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 1 руб. 85 коп.
     6. Лён семена . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 1 руб. 75коп.
     7. Гречиха . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 0,95 коп.
     8. Мука ржаная и пшеничная . . . . . . . . . . . . . . . . . . 2 руб. 05 коп.

     Чтобы колонисты не так часто отрывались от своей работы в своем хозяйстве, им предлагалось получать продукты со складов сразу на 4 месяца. Что касалось оплаты продуктов, то им предлагалось оплатить сразу часть их стоимости из причитающегося им ежемесячного денежного содержания.

7

     Положение улучшилось, когда правительство сократило выдачу ссуд до 15-25 рублей, но само стало снабжать колонистов всем необходимым: жильём, скотом и сельскохозяйственным инвентарём.

     Каждая семья получила две лошади и корову. Из сельскохозяйственного оборудования и инвентаря им выдавали:

     1. Плуг - это были одни запчасти - два лемеха и кусок железа для отвальной доски. Сделать деревянные части и собрать плуг должен был каждый самостоятельно.

     2. Телегу - опять - 4 колеса, две пары оглобли и верёвка.

     3. Два хомута - две пары клещей, подхомутники, супони из верёвок или ремня.

     4. Косу, топор, бурав, стамеску, лопату или мотыгу. Другие семьи вместо этого получали серпы, сковородники, медные котлы, кочергу, замок и т.д.

     Такой разброс наблюдался также и при получении денежных ссуд. В ведомостях встречаются разные суммы: 15, 25, 45, 75, 100, 150 рублей.

     Вообще Опекунская Контора в своей деятельности отличалась отсутствием строгой целеустремлённостью. Там процветал бюрократизм, произвол как в малом, так и в больших делах. Посмотрим, что пишет колонист Меринг в своих хронологических записях. "18 августа 1766 г. мы, вновь прибывшие, должны явиться со старостой села в Саратов для получения ссуды и лошадей. На следующей день каждый из нас получил две калмыцких лошади, а денежные ссуды по 15 рублей получили только через 11 дней. В сентябре каждая семья получила одну калмыцкую корову. 23 ноября я получил 10 рублей ссуды, на которую я купил корма для скота, сено и овёс. 17 февраля 1768 года мы получили снова по 10 рублей ссуды. 17 апреля я получил две передних оси, одну заднюю, две пары тяжей, пару оглоблей, одну седёлку и 4 колеса. 14 мая (стар. стиля) я получил первые семена: два мешка (по 4 пуда) пшеницы, 2 пудовки ячменя, 5 пудовок овса, одну четверть пудовки конопли, одну восьмую пудовки проса и одну восьмую пудовки гречихи. 6 июня я получил русский плуг (соху), два серпа, одну сковороду, садовый нож, замок."

8

     При таких условиях в снабжении о посеве яровых в 1768 году и речи не могло быть. Так колонисты на Нижней Волге целое десятилетие были беспомощны по отношению к бюрократической деятельности руководства. Только в 1775 году, после хорошего урожая зерновых, переселенцы получили возможность иметь собственные семена. В том же 1775 году и прекратилась выдача средств на содержание переселенцев и всяких других ссуд. Ясную картину о размере накопившихся долгов у колонистов за время сначала поселения по 1775 год мы получим при рассмотрении долговой ведомости колониста Вильгельма Шульда (муж с женой и один ребёнок):

     1. Дом и надворные постройки . . . . . . . 100 руб.
     2. Три лошади по 12 руб. . . . . . . . . . . . . . . 36 руб.
     3. Корова . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .7 руб.
     4. Мука 29 четвертей по 2 руб. 05 коп. . . 59 руб. 45коп.
     5. Рожь 6,50 - 2 руб. 05 коп. . . . . . . . . . . . 13 руб. 33 коп.
     6. Пшеница 2,25 - по 2 руб. 05 коп. . . . . . . 4 руб. 61коп.
     7. Овёс 3,25 - 75 коп. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 2 руб. 44 коп.
     8. Ячмень 6 четвер. 1 руб. 35 коп. . . . . . . 1 руб.

     Сельскохозяйственные орудия труда: коса - 2, серп - 2, замок - 1, сковорода - 1, лом - 1, плуг - 1, колёса - 4. Итого материалов на 15 руб., продукты и скот - 123,83 руб., строительство дома - 100 руб. Всего на 238 руб. 83 коп.

     Эта сумма (238,83 руб.) равна в сегодняшних (1914 г.) ценах более 1000 руб. При этом надо учесть, что долг больших семей или таких, у которых были похищены или пали лошади, или случилось другое бедствие, а таких было немало - был гораздо больше. Историк Бауэр пишет, что сумма 5.199.813 рублей была записана колонистам в долг. Часть этой суммы, а именно, 1.210.197 руб. 69 коп., по Указу Екатерины II от 20 апреля 1782 г. была снята с долгов колонистов.

     Это были деньги, израсходованные правительством на:

     1. Строительство молитвенных домов и церквей - 1.025.402 руб. 97,5 коп.

     2. Оказание медицинской помощи колонистам - 17.941 руб. 25 коп.

     3. Долги умерших семей по пути из Ораниенбаума до Саратова - 136.470 руб. 23 коп.

     4. Доли семейств, угнанных киргизами в плен - 203.827 руб. 23 коп.

9

     Что касается разных злоупотреблений среди конторских чиновников, на что указывает Бауэр в своей истории, то подтверждением этого может служит, например, приказ конторы от 31 декабря 1842 года без номера, разосланный волостным старостам:

Тарлыцкому волостному правлению

     Его Величество господин Министр своим предписанием от 16 декабря с. г. за № 25 касаясь долгов немецких колонистов приказывает:

     1. Долги умерших семей, бежавших и пропавших без вести колонистов и сёл Казицкой, Кустарева, Макаровки и Починной в сумме 94.440 руб. 47 коп. серебром удержать с общин указанных сёл.

     2. Долги колонистов с. Россоши, бежавших в города, также колонистов г. Саратова, пропавших без вести, как и колонистов разорённых сёл - Цезарсфельд, Хайсоль и колонистов с. Тонкошуровка (Мариенталь), Ровного (Зельман) и Кустарёва, угнанных киргизами в плен в сумме 17.735 руб. 62 коп. удержать с общин колоний. Указанные долги, как и остаток семейных и общинных долгов в сумме 92.469 руб. 78 коп. серебром собрать в течении ближайших трёх лет 1842-1845 гг.

     Подобные приказы были направлены всем волосным правлениям. Подпись под приказом стояла неразборчивая.

     Однако, все перечисленные в приказе долги колонистов были отпущены, т.е. сняты со счета долгов колонистов, ещё 20 апреля 1782 г. по указу Екатерины II. Не удивительно, что колонисты ни как не могли выбраться из государственных долгов. Лишь в 1845 году были погашены последние задолженности колонистов; фактически размер долгов государству составил всего 2.789.418 руб., а собрали с них более 5.000.000 руб. А чтобы отвлечь внимание государственных властей от такой не честной работы опекунской конторы, разложившиеся чиновники придумали басню о лености и моральном разложении колонистов.

* * *

     В конце записей, Адамом Рихмайером сделана приписка:

     "Такие условия создали человека-колониста таким, каким он был к началу войны 1914 года. Потребовались многие десятилетия, пока не начался коренной перелом во всех сферах жизни колонистов.

     А в сентябре 1941 года в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г. немцев Поволжья переселили в Сибирь.

Почему ???"


← Фотоальбом Владимира Рихмайера

Документ из семейного архива предоставил Waldemar Richmeier (Германия).

© Эта страница является неотъемлемой частью сайта DIE GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN.