Рейтинг@Mail.ru

 

← Авторская страница Виктора Кригера

 

ОТ ПЕТИЦИЙ К АКТИВНЫМ ДЕЙСТВИЯМ:
БОРЬБА ЗА НЕМЕЦКУЮ АВТОНОМИЮ В 1960-Е ГОДЫ

 


Представленная вниманию читателей публикация не является окончательной. По мере накопления дополнительного материала, обнаружения ошибок и т.д. предполагается обновлять и расширять первоначальный текст статьи (см. статью 2011 года). К написанию истории борьбы за гражданские права и равноправие немецкого населения в бывшем СССР приглашаются как посетители сайта, так и вообще все лица, интересующиеся историей российских немцев. Любые предложения, дополнения и критика будут приниматься с благодарностью. Также Вы можете стать автором отдельного самостоятельного раздела (события или биографии). Ваши предложения направляйте на электронный адрес администратора сайта или автора данной статьи.



Одной из малоизученных страниц послевоенной истории российских немцев является движение за восстановление ликвидированной республики немцев Поволжья. Несмотря на активную деятельность репрессивных органов, гигантский пропагандистский аппарат, инструментализирующий в целях укрепления режима самую примитивную германофобию, все же находились мужественные люди, открыто выступавших за полную реабилитацию немецкого населения страны, протестовавших против продолжающейся дискриминации в политической и социокультурной областях. Не будем слишком строги к постоянной аппеляции активистов национального движения к ленинской национальной политике: в условиях того времени это тоже было одной из форм протеста против сталинского наследия. При этом многие еще продолжали искренне верить в идеалы своей юности, испытывали притягательность интернационалистических идей, еще практикуемых правящей партией в 1920-х - начале 1930-х гг.

Опубликованные в последние годы документы позволяют более наглядно представить, как был принят половинчатый Указ Президиума Верховного Совета (ПВС) СССР от 29 августа 1964 г., в котором партийно-государственная верхушка была вынуждена признать необоснованность и беспочвенность обвинений своих сограждан в контактах и поддержке нацистской Германии, официально выдвинутых в печально известном Указе от августа 1941 г. Поводом послужило коллективное письмо со 104 подписями немецких активистов (Кайзер, Шесслер, Фукс...), в котором шла речь о реабилитации "советских граждан немецкой национальности", о восстановлении АССР Немцев Поволжья и празновании 200-летия со дня приезда колонистов в Россию. В подготовленной по поручению секретариата ЦК КПСС записке, датированной 17 июня 1964 г., группа партийно-советских функционеров в составе П.Ф. Пигалева, М.П. Гергадзе и В.Е. Семичастного пришла к следующему выводу: "Учитывая, что советские граждане немецкой национальности фактически находятся в равноправном положении и их участие в общественной и политической жизни страны ничем не ограничивается, по нашему мнению, никаких дополнительных актов о положении немецкого населения, переселенного из районов Поволжья, принимать не следует, так как это с политической и практической стороны нецелесообразно. Не следует также отмечать и 200-летие со дня приезда немцев в Россию."[1]

Но лидеры страны, под влиянием непрекращающихся протестов, решились все же на символический акт: 13 августа 1964 г. Президиум ЦК КПСС одобрил проект Указа "О внесении изменений в Указ ПВС СССР от 28 августа 1941 года "О переселении немцев, проживающих в районах поволжья"".[2] Спустя две недели Президиум Верховного Совета СССР, этот декоративный орган "советского народовластия", послушно проштамповал слово в слово партийную заготовку. Так появился на свет "реабилитационный" Указ от 29 августа 1964 г. По заведенному обычаю его первоначально снабдили грифом "без опубликования в печати"; в сотнях экземплярах он был разослан ПВС и Советам министров союзных и автономных республик, обл- и крайисполкомам, обкомам партии и центральным ведомствам. Из всей массы немецкого населения к ознакомлению с ним допускались, по представлениям партийных пропагандистов, только зарекомендовавшие себя и идеологически подкованные лица.[3] Тем не менее реакция пострадавших, узнававших об этом закрытом документе от сослуживцев, вышестоящего начальства или от оказавшихся все же не настолько надежных немецких товарищей, было по советским меркам настолько резкой, поток возмущенных писем настолько широк, что центральное руководство КГБ и редакция газеты "Нойес Лебен" вынуждены были внести в ЦК КПСС предложение о предании гласности этого правового акта. Отдел партийных органов Центрального Комитета поддержал данное предложение, но посчитал "целесообразным" опубликовать этот Указ только в малодоступном широкой публике органе, в "Ведомостях ВС СССР", где он действительно был напечатан 28 декабря 1964 г.[4] Через несколько дней он появился в переводе на немецкий язык в ГДР-ской газете "Нойес Дойчланд", а в конце января и в центральном органе для немецкого населения СССР "Нойес Лебен".

Этот Указ, при всей его половинчатости, стимулировал более активные выступления немецких автономистов. Результатом стало две делегации советских немцев в 1965 году.[5]

Наиболее подготовленной оказалась вторая делегация, которая находилась в Москве со 2 июня по 27 июля 1965 г. Она состояла из 39 человек; в Москве к ним присоединилось дополнительно еще четверо. Среди них находились такие известные личности как Мария Фогель - мать всемирно известного композирора Альфреда Шнитке, или Фридрих Фрицлер, народный комиссар земледелия в АССР НП (1938-1941 гг.). Первым делом участники избрали в духе советских традиций - а все они были детьми своего времени - т. н. "Постоянно действующий Комитет для разработки и представления материалов в Президиум ЦК КПСС и ПВС СССР по вопросу о восстановлении АССР Немцев Поволжья (АССР НП) и о полной реабилитации советских немцев" в составе 8 человек. Уже 6 июня члены этого Комитета встретились с зам. заведующего приемной ПВС СССР А.Н.Копенкиным. 15 июня 30 чел. были приняты группой ответственных работников ЦК КПСС (заместители заведующих ряда отделов ЦК КПСС: Скворцов - зам. зав. отделом партийных органов; Грачев - зам. зав. отделом администр. органов, Егоров - зам. зав. идеолог. отделом; Полечин - зам. зав. партийным отделом по РСФСР. Присутствовал Строганов, зав. приемной ЦК КПСС). По результатам данной встречи было предложено поручить тогдашнему номинальному главе государства, Председателю ПВС СССР Анастасу Микояну принять "делегацию граждан немецкой национальности, находящуюся в Москве, и от имени правительства дать разъяснение по вопросу предоставления автономии и прописки по прежнему месту жительства".[6] И действительно, 7 июля 1965 г. состоялась встреча 19 делегатов с А. Микояном, но результат этой встречи оказался малоутешительным: отказ в восстановлении автономной республики и туманные обещания по удовлетворению национально-культурных потребностей "на местах".[7]

Насколько можно судить, некоторое время после данного приема власти колебались, четко не зная, как реагировать на дальнейшие акции протеста. Но в скором времени возобладала репрессивная линия. С мест пошла информация о деятельности автономистов. Судя по всему, контроль осуществлялся с помощью информантов, перлюстрации писем, индивидуальных "бесед" с активистами. Уже всего через два месяца, 18 сентября из Красноярского крайкома в адрес ЦК КПСС ушла информация "Об активизации деятельности отдельных лиц немецкой национальности, ходатайствующих о восстановлении немецкой автономии на Волге."[8] Оно показывает хорошую информированность органов власти о действиях инициативной группы в крае; в нем приводятся пространные выдержки из частных писем, полученных или отправленных красноярцами-членами делегации (Шесслер, Кайзер). Из Киргизии в адрес верховного партийного органа 5 ноября 1965 г. ушла подробная информация с перечнем фамилий участников о состоявшемся в г. Фрунзе совещании немецкой молодежи по вопросу активизации автономистского движения.[9] И чекисты, и партийные органы быстро перешли от слов к делу и стали оказывать массированный нажим на как на участников прежних делегаций, так и на новых активистов, планировавших подготовить третью делегацию в 1967 г. с целью заставить их отказаться от борьбы за национальное равноправие.[10] Это запугивание цинично называлось "профилактикой". В таковых мероприятиях принимали участие сотрудники тайной полиции, руководители предприятий и организаций, ответственные работники партийных органов и прокуратуры: вызываемые поодиночке для "беседы" поборники автономии обсуждались на собраниях "трудовых коллективов", подвергались угрозам увольнения с работы, наказывались по партийной линиии. Речь доходила до угроз подвергнуть наиболее строптивых уголовному преследованию.[11]

Печальная судьба сторонников восстановления немецкой автономии весьма показательна как индикатор степени дегенерации коммунистического режима уже в 1960-е годы. Совершенно лояльные к существующему строю люди, многие из которых состояли к тому же в рядах правящей партии преследовались только за то, что добивались выполнения одного из идеологических постулатов господствующего учения: равноправия народов. Жестко пресекалось любое упоминание о немецкой автономии, у истоков которой стоял почти боготворимый основоположник. Но абсурдность данной ситуации никого ни в Кремле, ни на местах не волновала. Именно эта обструкционистская политика властей явилась одной из основных причин развернувшегося к концу этого десятилетия среди немецкого населения эмиграционного движения, немало сделавшего для дискредитации идей социализма и коммунизма. Не прошло и четверти века после этих драматических событий, как советское государство, практиковавшее такое нравственное уродство, бесславно сгинуло с политической карты мира.

©  Виктор Кригер
2005 г.


ИЛЛЮСТРАЦИОННО-БИОГРАФИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ

Члены 2-й делегации советских немцев. Июнь 1965 г.

Кликните иконку, чтобы открыть увеличенное фото и список участников 2-й делегации.

Эта фотография предоставлена участницей 2-й делегации Минной Гельфенбейн (1-й ряд, 6-я слева направо), проживающей в г. Bietigheim-Bissingen, Германия (2005). Род занятий и место проживания как изображенных здесь лиц, так и остальных делегатов даны по состоянию на лето 1965 г. Хочу выразить благодарность г-ну Рейнгольду Цильке (г. Nidda/Германия) за помощь в идентификации лиц, запечатленных на снимке.[12] Предполагается дать развернутую информацию о всех участниках Первой и Второй делегаций, их жизненном пути в довоенные, военные и послевоенные годы, об их дальнейшей судьбе после 1965 г. Просим и в этом случае откликнуться всех тех, кто может подготовить, дополнить или откорректировать биографическую справку, располагает фотографиями, сведениями, воспоминаниями, письмами или может указать на уже опубликованный материал о том или ином участнике делегации.

УЧАСТНИКИ ВТОРОЙ ДЕЛЕГАЦИИ РОССЙИСКИХ НЕМЦЕВ 1965 ГОДА

БИОГРАФИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ

(Словарь будет пополняться по мере подготовки очередных статей.)

ФРАНКЕ Яков Филиппович

ФРИЦЛЕР Фридрих Фридрихович

Документы и фотографии из архива Гуго Вормсбехера:

  1. Список 2-ой делегации, 3 июня - 23 июля 1965 г.

  2. 2-ая делегация

  3. Члены Комитета, избранного 2-ой делегацией

  4. Группа членов 2-ой делегации из Казахстана

  5. Фридрих Фрицлер и Генрих Вормсбехер


Примечания

[1] Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Том II. Февраль 1956 - начало 80-х годов. М. 2003, с. 467-469. В то время Пигалев занимал пост первого заместителя заведующего оргпартработы ЦК КПСС, Георгадзе был секретарем ПВС СССР, а Семичастный возглавлял КГБ при Совете Министров СССР.

[2] Там же, с. 469-470.

[3] См., например, информацию Секретаря ЦК Компартии Киргизии от 27 ноября 1964 г. о проделанной "воспитательной работе среди немецкого населения республики" после выхода Указа: Из истории немцев Кыргызстана. 1917-1999 гг. Сборник документов и материалов. Бишкек 2000, с. 236-237.

[4] Реабилитация: как это было..., с. 473. На первом листке данной записки имелась резолюция "Согласен" и подписи: Н.В. Подгорного, Л.И. Брежнева, М.А.Суслова, Л.Ф. Ильичева. Также имелась пометка "Редакции газеты "Нойес Лебен" (т. Пшеницину) сообщено.

[5] Подробно о них в воспоминании одного из участников: Вормсбехер Г. Протуберанцы мужества и надежд (1-я и вторая делегации советских немцев в 1965 г.)//Немецкое население в послесталинском СССР, в странах СНГ и Балтии (1956-2000 гг.). М. 2003, с.75-138.

[6] Реабилитация: как это было..., с. 480-481. Записка была подготовлена П.Пигалевым и И. Капитоновым, зам. зав. отделом оргпартработы ЦК КПСС по РСФСР и датирована 18 июня 1965 г.

[7] Сохранились сокращенные записи этих бесед, а также некоторые материалы, подготовленные делегатами для высших партийных и советских органов: История российских немцев в документах. Том 2. Общественно-политическое движение за восстановление национальной государственности (1965-1992 гг.). М. 1994, с. 21-41.

[8] Центр хранения документации новейшей истории Красноярского края, фонд 26, оп. 36, дело 1, листы 178-182.

[9] Из истории немцев Кыргызстана..., с. 242-243.

[10] На данный момент имеются только отрывочные сведения о встречах отдельных групп немцев с ответственными лицами различного ранга после первых двух делегаций. Виктор Фукс в своей книге приводит как пример третьей делегации беседу заведующего приемной ЦК КПСС Строганова с Шаабом, Руппом, Фертиг, Д. Франц по вопросу восстановления АССР НП от 15 июля 1967 г.: Фукс В. Роковые дороги поволжских немцев. 1763-1995 гг. Исторические факты. Документы. Обращение к властям. Письма. Воспоминания лиц преследуемого народа. Красноярск 1995, с. 149-151.

[11] Из истории немцев Кыргызстана..., с. 243-251; Вормсбехер Г. Протуберанцы мужества..., с.118-123; Фукс В. Роковые дороги поволжских..., с. 154-172.

[12] Полный список делегатов (кроме москвичей) взяты из книги: Robert Friesen: Auf den Spuren der Ahnen. 1882-1992. Die Vorgeschichte und 110 Jahre der Deutschen im Talas-Tal in Mittelasien. Minden 2000, S. 295-296.


© Эта страница является неотъемлемой частью сайта DIE GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN.