Женитьба

    Несколько лет я весной и летом работал прицепщиком на тракторе. Прицепщик отвечал за прицепные сельхозмашины и составлял вместе с трактористом одно рабочее звено. Он получал на 50% зарплаты меньше, чем тракторист. Но это было в среднем всё-таки намного больше, чем мог заработать рядовой колхозник. В зимнее время я опять работал с лошадьми. Несколько зим меня вместе с другими 15-20 колхозниками посылали в какой-то лесхоз. Там мы заготавливали строевой лес. За эту помощь колхоз получал от лесхоза лес. На этой работе я познакомился с одной русской девушкой из нашей деревни, но из другого колхоза. Когда мы были уже опять дома и я хотел её навестить, то встретил случайно свою бывшую одноклассницу Фаллер Берту (подруги все её звали Верой, так как для русских имя "Берта" звучало непривычно). Мы до войны с ней учились в одной школе и попали вместе в один первый класс, в котором она осталась на второй год. Так что потом она всегда была на один класс позади меня. Нам было интересно и приятно обмениваться воспоминаниями об общих школьных товарищах и о школьных занятиях. Мы сразу понравились друг другу и стали встречаться чаще. Эти встречи затем перешли в крепкую дружбу, которая длилась с весны 1948 года до нашей женитьбы 6 декабря 1950 года. У меня тогда ещё не было намерения жениться. Я не хотел в этой бедноте создавать семью. Моя невеста (если её так называть) была такого же мнения. И мы бы нашу женитьбу ещё отложили, но появились обстоятельства, от нас не зависящие, которые подгоняли события. Зимой 1950 года я посещал при нашей МТС (машинно-тракторная станция) курсы трактористов и получил весной этого же года квалификацию тракториста. Мне дали колёсный трактор (ХТЗ), и я работал на нем все лето на колхозных полях. Осенью, когда полевые работы были закончены, все трактористы должны были работать в МТС на ремонте тракторов и других сельскохозяйственных машин и подготовке их к будущей весне. Стало быть я тоже должен был работать в МТС. Девушка, с которой я был помолвлен, должна была с другими колхозниками ехать в лесничество работать на заготовке леса. Если бы она была замужем, её туда бы не послали. Сестра моя Лея тоже должна была ехать в лес. Мать была больна и не могла одна управиться с хозяйством такой большой семьи. Оставался только один выход - жениться. Это решило бы разом самые большие проблемы: нам с женой не надо будет разлучаться; мать получит себе помощницу в дом; успокоилась бы моя тёща, которую все время мучил страх, что у меня было намерение лишь соблазнить её дочь, но не жениться на ней. Моей жене не надо будет ехать в лес (большинство женщин и девушек отправлялось туда очень неохотно, так как это была тяжелая физическая работа). Но всё-таки оставалась ещё одна проблема, на которую я раньше просто не обращал внимания: я был лютеранином, а моя жена - католичкой. Родителям нашим все время не давало покоя, что же будет с нашими потомками. И во время сватовства все еще могли возникнуть трения. Тогда мы не раздумывая пошли в сельский совет и попросили без шума зарегистрировать наш брак. Кроме того нам нужно было как можно быстрее предъявить нашему председателю колхоза свидетельство о заключении брака, чтобы он освободил мою жену от работы в лесу и оставил её дома. Все прошло без осложнений, председатель поздравил нас и сказал, что продукты, которые моя жена получила в колхозе для поездки на лесные работы, мы можем оставить себе в качестве свадебного подарка. Мы, конечно, очень обрадовались такому "подарку", так как дома уже почти не было хлеба. Осенью эти продукты вычли, разумеется, из нашего заработка. Итак, мы поставили наших родителей перед свершившимся фактом, хотя я своим родителям уже раньше намекнул, что я не смогу спасти сестру от поездки в лес, но мог бы спасти свою невесту. Теперь мои родители отправились к моей будущей тёще, чтобы сосватать невесту. Отец объяснил, как у нас обстояли дела в материальном отношении. Тёща проявила полное понимание и сказала, что бог нас не оставит и мы с голоду не помрём. Матерям нашим хотелось ещё затронуть вопрос о крещении будущего ребёнка, но отец не допустил дискуссии на эту тему и пригласил семью моей жены на следующее воскресенье к нам домой на ужин и с этим заторопился домой. Вопрос о крещении будущих наших детей так и повис в воздухе. Мы с женой в этот вечер умышленно пошли в кино, чтобы не присутствовать при сватовстве. Мы вернулись в дом тёщи, мои родители засобирались домой. Они бы уже раньше ушли, но они хотели хотя бы посмотреть на свою будущую невестку, так как они её ещё ни разу не видели. Тут я бы хотел только ещё объяснить, что у моей жены не было отца, он в 1944 году в трудармии умер с голоду. В следующее воскресенье я запряг колхозного жеребца-производителя в сани и поехал за моей женой. Фаллеры жили приблизительно в 1 км от нас. Там я погрузил "приданое" моей жены, маленький сундучок с её вещами на сани, а сверху уселась вся семья, и мы поехали. Когда я свернул за угол избушки, сани на гладкой дороге бросило об угол и левая оглобля сломалась. Мне пришлось связать её ремнём. Приехали к нам. Это было 1 января 1951 года. Отец купил две пол литры водки, мать наварила картошки, тёща привезла кухен (пирог) и мяса, и мы принялись за свадебное "пиршество". Шурин мой Лейкам Роман, муж сестры моей жены, привёз гитару и играл на ней для нас. Мы потанцевали немного, нас поздравили, но наша "свадьба" больше походила на похороны. Тот факт, что у нас кроме картошки нечего было есть, не располагал к веселью. Около 12 часов ночи тёща и её семья попрощались с нами. Я их погрузил опять на сани вместе с пустым маленьким сундучком, в котором моя жена привезла своё приданое, и отвёз их домой. Это мог бы сделать и мой брат Саша, но я хотел женщин оставить немного одних. Весной, когда отец опять начал пасти коров колхозников, он тут же стал получать за работу продукты и немного денег. Казалось, что мы уже одолели этот трудный год. Но несчастье уже ждало за углом.



Оглавление

© Эта страница является неотъемлемой частью сайта DIE GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN.