Мои родители


    После смерти дедушки мой отец, как старший сын (18 лет), был ответственный за семью. Второму брату, Петру, было 13, а младшему, Адольфу, как раз 8 лет. Бабушке Сюзанне было, наверно, 44 года, когда она второй раз овдовела. Моему отцу было очень трудно создать новое хозяйство и прокормить семью. Он был ещё молод и неопытен и один среди чужих людей (он ведь вырос в Сибири, и здесь он был чужим). Частенько он становился мишенью насмешек старших односельчан. И только, когда все увидели, как хорошо он справляется со своим хозяйством, и как быстро он встал на ноги, односельчане стали его признавать и уважать. Весной 1924 года отец женился. (Это я услышал уже будучи взрослым от матери. В семье об этом никогда не говорили.) Этот брак не принёс ему счастья. Однажды летней ночью, несколько недель после женитьбы, отец застал свою жену на сеновале с односельчанином. Она вынуждена была в тот же час покинуть со своими пожитками отцовскую усадьбу и перебраться к своей матери. Позже отец узнал, что эта пара уже несколько раз сходилась и вновь расходились. В начале зимы 1926 года отец женился второй раз. Вторая жена, моя мать, была на 5 лет старше отца, ей было тогда уже 26 лет. Она была круглой сиротой. Родители её в 1921 году, во время страшного голода умерли, как тысячи других жителей Поволжья в те годы. Старшая сестра её Доротеа и брат Карл, самый младший в семье, уехали тогда в Ташкент, как и многие другие поволжские немцы. Тогда говорили, что "Ташкент - город хлебный", что там даже зимы не бывает, которая людям досаждала тогда не меньше, чем голод. Мать мою звали Розалией, урождённая Гольдман (родилась 19 мая 1900 года в селе Боаро). В то время она жила вместе с младшей своей сестрой Ольгой (год рождения 1902). Мать служила домработницей в семье Лидеров, которые доводились ей родственниками с материнской стороны. Они жили в Боаро. Отсюда отец и забрал свою жену в Рорграбен. (Эта деревня, или хутор, как такие небольшие деревенские посёлки тогда ещё назывались, в некоторых документах и на картах значится, как "Бауернграбен".) Была холодная, очень снежная зима. И когда наша мать из большого и когда-то богатого лидерского дома попала в бедную, тёмную саманную хижину отцовской семьи, она не могла скрыть своих слёз. Но бабушка, со своим резким и прямым характером, быстро привела её в себя. Она распорядилась, быстренько убрать с маленького окошка подушку, предохранявшую избу ото льда и снега, а с двери большой тулуп, которым завешивали дверь, чтобы сохранить тепло от жарко натопленной печи. Когда позже мать нам всё это рассказывала, отец каждый раз защищал свой дом: "Но бабушка достала из печки жирное жаркое, а в пригоне стояли две дойные коровы и красивая лошадь, свиньи и овцы. И хлеба у нас было достаточно. Бабушка даже кухен испекла из пшеничной муки, компот сварила из сухофруктов. " - " Да, еды хватало", вынуждена была мать согласиться. Женитьба моих родителей была сверхпрозаичной. Когда отец по каким-нибудь делам ездил в Боаро, на мельницу, в магазин или ещё куда, он всегда заезжал к дяде Андреасу Бауеру, другу нашего дедушки. Жена его доводилась двоюродной сестрой нашей матери. Так у этого дяди Андреаса возникла идея поженить сына бывшего друга (который теперь тоже был его другом), на родственнице жены. Однажды вечером дядя Андреас уговорил отца пойти к Лидерам и сосватать Розалию Гольдман. Моя мать, конечно, страшилась, вот так, с бухты-барахты дать своё согласие. Ведь она почти не знала отца. Но решающим являлось тут слово старой бабушки Лидер. Её муж был родным братом моей бабушки по матери. Кроме того мать слишком хорошо знала, что после смерти этой её тёти, она в этом доме уже не будет нужна, и что у старых дев, каковой она уже считалась, шанс выйти замуж не особенно велик. Вот она и согласилась. Отец переночевал у дяди Андреаса, а утром он поехал к Лидерам, забрал свою невесту вместе с её пожитками и поехал домой в Рорграбен. А остальное мы знаем.



Оглавление

© Эта страница является неотъемлемой частью сайта DIE GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN.