8 апреля 2004 г. ВОЛОЖКА
Газета Марксовского МО Саратовской области
№ 41

 

ИСТОРИЯ ОДНОГО "ЦАРСТВОВАНИЯ"

     Осенью 1965 года ковш экскаватора, рывшего котлован под фундамент будущего "Дома пионеров", вынес на поверхность толстую бронзовую плиту (размером 2x1,5 метра) с обеих сторон испещрённую завитками готической вязи.

     Надпись гласила (текст даётся в сокращённом переводе): "Воодушевлённые чувством благодарности и преданности за милости, данные её Величеством, великодушной царицей Екатериной II, колонисты Саратовской губернии решили в 1848 году от Рождества Христова увековечить свою благодарность созданием в колонии Екатериненштадт монумента. Для осуществления данного решения, в ноябре 1848 года путём добровольных пожертвований всех 102 колоний была собрана сумма 14492 рубля 83 копейки серебром.

     Для высочайшего согласия по данному решению уполномоченные всех 10 округов колоний сделали сообщение Первому Департаменту Имперского Управления, и 2 мая 1849 года Его Величество самодержавный повелитель и царь Николай I позволил желание Саратовских колонистов исполнить. Монумент был изготовлен в Санкт-Петербурге профессором царской Академии искусств господином бароном фон Клодтом и 4 октября 1851 года в Екатериненштадте установлен. Выгравировано Филиппом Кохом."

     Дальнейшая судьба этой уникальной плиты неизвестна. Скорее всего, она прекратила своё существование в плавильной печи завода "Коммунист". Какова же история самого памятника, под которым и была заложена вышеупомянутая плита? Старожилы нашего города хорошо помнят величественное творение великого Клодта.

     Императрица представлена сидящею на троне. В опущенной правой руке её - грамота, дарованная колониям в 1763 году, левая - покоится на ручке кресла. На голове диадема. Туника красиво обрисовывает стан, складки плавно ниспадают к ногам. Плечи укрыты мантией. Изображение вылито из бронзы и поставлено на высокий мраморный пьедестал, на двух сторонах которого на русском и немецком языках выбита надпись: "Царице Екатерине II из благодарности иностранными поселенцами Саратовской губернии. 24 ноября 1848 года".

     С каким вниманием отнеслись к содержанию памятника, рассказывает справка Саратовской Конторы иностранных поселенцев. После установки памятника у комиссии, учреждённой для "проведения намерения в исполнение", осталось 2355 рублей 5 копеек серебром. Из этой суммы было отпущено 300 рублей для железной ограды монумента, 1000 рублей предназначено на содержание постоянного караула при памятнике. Деньги были выданы избранным для правильного использования их колонистам Екатериненштадта Христиану Леману и Иоганну Асмусу, которые тогда же обязались управлять этим количеством на основании Устава, хранящегося в делах Конторы. После всех расходов имелся ещё значительный остаток. Как же распорядились им? Читаем в том же документе: комиссия просит "дозволения учредить стипендию для выдачи молодым людям колонистского звания, посвящающим себя Богословию, Медицине, Педагогике, Технологии, ... для университетского образования". Здесь, уважаемый читатель, давайте сделаем небольшое отступление, чтобы лучше понять некоторые черты жизни той поры. Во многих исторических источниках встречаются упоминания о таких стипендиях. Вспоминая "проклятое царское время" и мнимую невозможность неимущих слоев народа получить хорошее образование, необходимо делать поправку на те самые денежные пожертвования, благодаря которым Россия получила прекрасных писателей, учёных и политических деятелей, чьи имена навеки вписаны в скрижали нашей истории. А поголовная неграмотность и "темнота" простых россиян выглядит, по меньшей мере, не совсем верной.

     Так была учреждена стипендия, куда добавлялись новые поступления. В частности, Петер Липперт передал 5 000 рублей серебром "на воспитание колонистских мальчиков в разных ремеслах и искусствах". "Эту стипендию, в ознаменование посещения Его Императорским Величеством наследником колоний, именовать Александровскою".

     Обратимся ещё к одному любопытному факту, непосредственно связанному с клодтовским творением. Приводим выдержку из доклада в Контору иностранных поселенцев от 9 июня 1861 года: "Его Высокородие Господин Управляющий Конторою объявил, что при бытности его в колонии Екатериненштадт, замечено неустройство площади, на которой сооружён монумент Екатерине II ... Надо засеять площадь деревьями и кустарником в виде сквера и обнесть оную лёгкой деревянной оградою".

     Десятого августа 1861 года чиновник записал в соответствующем документе: "Сего числа Господин Землемер Конторы Лагус во исполнение приказания Его Высокородия представил план рассадки. Представленный план отослан в Екатериненштадтский окружной приказ для руководства. Исполнить до 9-го сентября 1861 года".

     И вот, по прошествии нескольких лет, вокруг императрицы зазеленел прекрасный Катериненгартен (Сад Екатерины), с тенистыми прохладными аллейками, вскоре ставший любимым местом отдыха горожан.

     Текло неумолимое время. Годы шествовали за годами, нестареющая царица "смотрела" со своего возвышения на все перипетии отечественной истории.

     Грозной пальбой и всеобщим хаосом возвестил о себе октябрь 1917 года, а за ним и март 1918-го, установивший большевистскую власть в Екатериненштадте. В середине 20-х годов по стране покатилась волна уничтожения памятников. (Справедливости ради надо отметить, что дореволюционные памятники были в большинстве своём действительно произведением искусства, в отличие от советских, и строились на добровольные пожертвования народа.) Не щадили никого. Взорван памятник Багратиону, изуродован Мемориал Кутузова, в Новочеркасске уничтожен памятник генералу Платову и т. д. и т. п. Что же говорить о Самодержцах Российских, в том числе и о "матушке Екатерине". Наш город превратился в Марксштадт, а Екатериненгартен - в сад Свободы. Было понятно, что "Екатерина" обречена.

     После Митинга на городской площади, группа горящих классовой ненавистью горожан в один прекрасный день сдёрнула памятник с пьедестала и поставила у входа в краеведческий музей. Но и здесь статуя величественностью не давала кому-то покоя. В 1941 году искуснейший шедевр великого скульптора превратился в плавильном цехе завода "Коммунист" в жидкую бронзовую лаву. А осиротевший город "украсили" аляповатыми изваяниями вождей мирового пролетариата. Для постаментов использовали пьедестал "свергнутой императрицы" (часть его пошла на обелиск погибшим красным героям гражданской войны).

     Так закончилось 90-летнее "царствование" в нашем крае державной повелительницы.
А. Кирсанов, научный сотрудник Марксовского филиала
Саратовского областного музея краеведения


© Эта страница является неотъемлемой частью сайта DIE GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN.