Электронная библиотека немцев Поволжья.
 Главная    Библиотека    Фонд редкой книги    Статьи и публикации    Библиография    Художественная литература    Старые газеты    Документы    Карты    Видеотека  

30 ноября 1992 г. МИГ
Городская газета (г. Волгоград)
 


"ВЫ НЕ УВИДИТЕ ДЕТЕЙ,
ПРАЗДНО ПРОВОДЯЩИХ ВРЕМЯ…"

С чего начинается Родина? Кажется, давно уже поэт написал - с картинки в твоем букваре. Звучит, может быть, и наивно, но очень верно. И зря мы сомневаемся, сравниваем силу закона с силой оружия.

Каким образом в течение веков немцам Поволжья удавалось сохранять свою культуру, традиции и обычаи, находясь в новом для себя, а иногда и враждебном национальном окружении? Может быть, все действительно начинается со школы?

Сегодня об этом размышляет доцент кафедры истории России XX века Н.ВАШКАУ.


ИСТОРИЯ российских немцев насчитывает более двух столетий - начиная с указов Екатерины II и до наших дней. Россия для переселившихся немцев стала второй родиной, а для их детей - единственной. Немцы, как русские и другие национальности, проживавшие на территории Российской империи, пережили все вместе: и светлые дни, и времена невзгод и лишений. Но, как каждый народ, они хотели сохранить свою культуру, традиции и обычаи, для чего порой приходилось преодолевать большие трудности.

Оторванные от исторической родины и заброшенные судьбой в Россию, колонисты Поволжья в течение ста лет почти не имели духовной связи со своим народом. Немцы понимали, что сохранение истории и культуры народа начинается с заботы о будущем. Поэтому особым вниманием и заботой пользовались у них школы.

Основанные в начале XVIII века, колонии оставались некоторое время без школ, и дети переселенцев обучались дома ближайшими грамотными. Так, мы находим интересные упоминания о первых школах в книге Я. Штаха: "...В 1816 году... пастор Земенк в... хронике введенного прихода сообщает, что везде основаны школы и определены на места учителя, конечно, с весьма скудным окладом жалованья, которое в среднем не превышало тридцать рублей " год деньгами, даровым помещением и отоплением. Кроме того учитель имел небольшой покос и для скота даровое пастбище, а от каждого хозяина ему полагалось по одной мере пшеницы и ржи".

Часть немецких детей обучалась, в школах общего типа наравне с русскими и другими народностями Поволжья, но главным образом они учились в специальных начальных немецких школах, расположенных в колониях. Существовало два типа начальных школ: товарищеские, или земские, и церковноприходские школы. Земские получили свое название от того, что они пользовались ежегодным пособием от земства, остальная же сумма денег, в которую обходилось содержание школы, делилась между родителями тех детей, которые в ней воспитывались.

Но, главным образом, немецкие дети учились в Церковноприходских школах, которые существовали в колонии при церкви и содержались на средства общины. В каждой колонии была церковь, иногда даже не одна, и селение старалось хранить свой язык, обычаи, фольклор. В 1804 г в немецком Поволжье было 105 церквей, а в 1912 г. только в Камышинском уезде их насчитывалось 30.

Община строго следила за тем, чтобы все дети посещали школу. Например, А. А. Гераклитов писал в своих воспоминаниях: "Вы не увидите ни одного из детей праздно проводящих время: все они заняты учением и руководителями по их возрасту, находятся у своих родителей, до помещения их в общественные училища и институты. Воспитание детей достойно подражания: оно чисто нравственное и религиозное".

Первые сведения о числе школ в немецких колониях относятся к 1890 г. К этому времени в Саратовской губернии их было 61. В 1890 г. все немецкие школы перешли в ведение министерства народного просвещения. Правительство таким образом хотело вырвать их из-под влияния немецкого духовенства и усилить русское влияние и уже к 1911 году в школах духовного ведомства насчитывалось 997 человек, а в школах, относящихся к министерству просвещения, - свыше 151 тыс. человек. Большая часть немцев обучалась в сельских школах (86%), и только небольшое число (14%) обучалось в городских. Это отражало и реальную картину расселения немцев, ибо колонии основывались в сельской местности.

В отличие от русских школ, в немецких колониях дети учились обязательно с 6 до 13 лет. Учебное время продолжалось с 1 сентября до 1 или 15 мая. Каждый день от пяти до шести уроков, причем две трети всего времени отводилось на занятия русским языком, арифметикой, историей и географией России и одна треть на занятия Законом Божиим и немецким языком. Русский язык, как новый предмет, был введен в немецкие школы в 60-е годы XIX века.

Почти во всех колониях было по два или более учителей. Со времени передачи колониальных школ в ведение министерства народного просвещения в колониях, где раньше нередко у одного преподавателя бывало до 80-90 учеников, увеличилось число учителей - на одного учителя теперь приходилось не более 40 учеников.

Отличительной особенностью немецких начальных школ от русских было стремление к равному обучению среди мальчиков и девочек. Примером могут служить такие статистические данные: "В Саратовской губернии учащиеся немецкой национальности в начальных школах сельских районов составляли 12,6% среди мальчиков и 24% среди девочек. Другими словами... одна из четырех учениц - немка". Интересные цифры дает анализ переписи детей по Саратовской губернии. В день переписи (18.01.1911 года) в начальных школах уезда присутствовало 16 135 мальчиков и 11 187 девочек, в том числе немцев оказалось 9 916 человек, или 61,5%, среди мальчиков, а девочек 9 041, или 80,8%.

Продолжительность учебного года в немецкой школе была неодинакова. В большей части школ (60%) учебный курс продолжался не менее шести лет; около 10% школ имели пятилетний курс, 12% - четырехлетний, и лишь небольшой части школ (7,8%) продолжительность учебного курса не превышала трех лет.

В Саратовской губернии 80% школ имели учебный курс продолжительностью шесть лет и выше. В общем учебный курс в немецкой школе был значительно продолжительнее, чем в русской, где он большей частью не превышал четырех или даже трех лет.

Кроме начальных школ, дети немецких колонистов обучались и в средних учебных заведениях. Чисто немецких средних училищ практически не было, после окончания начальных школ дети колонистов по желанию могли поступать в прогимназии, гимназии и реальные училища вместе с детьми других национальностей.

Школа в немецких колониях была подчинена церкви, и надзор за нею вело духовенство, но пеклись о школе всегда сами колонисты. "В каждой колонии есть школа: школьный учитель определяется с согласия пастора, а жалование платит мир". Колонисты понимали, что с каждым новым поколением профессиональный уровень учителей будет неуклонно снижаться. Учителя второго поколения имели возможность пройти лишь курс народной школы. Для практической деятельности крестьянину этого было достаточно, но для педагогической и другой профессиональной - мало, даже при пополнении знаний самообразованием. Однако представители третьего поколения были учениками уже таких учителей, которые умели только читать, писать и считать. Тогдашний учительский персонал в немецких колониях - представлял "...людей, которые посвятили себя школе из любви к делу, хотя при этом в большинстве случаев имели только смутное представление о преподавании". Поэтому колонисты осознали, что им нужна школа повышенного типа для подготовки учителей, писарей и выборных должностных лиц, но долгое время это не встречало отклика у государственных органов.

Лишь к середине XIX века российское правительство, преследовавшее свои цели, - приобщение немцев к российской культуре - при Александре II пожелания колонистов выполнило. В 1859 году было открыто первое центральное училище в Екатериненштадте, а затем в 1868 году - второе - в Лесном Карамыше. Они готовили учителей русского языка и других предметов для немецких начальных школ. В училища принимались дети от 14 до 16 лет, "...умеющие читать и писать по крайней мере по-немецки". В первом, классе они должны были изучать предметы, преподаваемые в сельских школах, и знакомиться с азами русского языка. Курс обучения продолжался 3 года. Изучали здесь следующие предметы: Закон Божий, русский и немецкий языки; арифметику, историю, географию, преимущественно России. По окончании училища выпускникам присваивалось звание приходских учителей.

Помимо центральных училищ учителя немецких начальных школ готовились в учительских семинариях и в дополнительных педагогических классах. Они преследовали цель дать педагогическое образование молодым людям всех сословий евангелистско-лютеранского вероисповедания, пожелавшим посвятить себя учительской деятельности в сельских народных школах. Как центральные училища, так и специальные учительские семинарии, старались воспитывать национальное сознание у немцев-колонистов, память о своих корнях. "Что касается центральных училищ, то по свидетельству министерства внутренних дел, несмотря на то, что в положениях об этих училищах были выставлены довольно категорические требования относительно русского языка и преподавания других учебных предметов на русском языке, характер этих училищ был чисто немецкий, по преимуществу - духовный. С передачей этих школ министерству народного просвещения обращено было внимание на преподавание в них русского языка и других общеобразовательных предметов, но, конечно, немецкие тенденции в них продолжали существовать..." - указывалось в книге А. Ренникова.

В государственном архиве Волгоградской области в фондах Камышинской женской гимназии, мужской гимназии и реального училища неоднократно встречаются дела об испытаниях на должность домашнего учителя или учителей немецкого языка.

В Камышинской женской гимназии всем ученицам выдавались "Правила и обязанности домашних наставниц и учительниц", где указывалось, что воспитанницам женской гимназии по окончании выдавались аттестаты, которые при желании ученицы менялись на свидетельства, дающие право быть домашней учительницей или наставницей. Соблюдая все правила, по выслуге 20 лет, домашняя наставница получала право на пенсию или казенной содержание. В Камышинской женской гимназии получали образование девочки разных вероисповеданий, в том числе католики и лютеране. Таким образом, учителя-немцы могли преподавать на дому и в школах общего типа.

Но не только в начальных школах преподавали немецкие учителя. Например, Закон Божий для немецких детей в гимназиях и реальных училищах преподавали немецкие законоучители. Многие архивные документы подтверждают, что учителя-немцы преподавали различные учебные предметы в средних учебных заведениях России.

Если обратить внимание на состав учителей, то в подавляющем большинстве преобладали мужчины, женщин было всего 2,3% от общего числа учителей. Отсутствие долгое время учебных заведений, литературы, учебных пособий, адаптированных к потребностям немецкой школы в условиях России, сказывалось на образовательном уровне учителей в немецких школах. Только 10% из них имели педагогическое образование, в 3,2% - высшее и среднее, остальные закончили или светскую или церковную приходские школы.

Заинтересованность колонистов в повышении образовательного уровня сказывалось на развитии производства, культуры, национальных традиций. Колонисты заботились о сохранении языка, своих обычаев, верований. Книги в селениях, привезенные из Германии, береглись и передавались из поколения в поколение. Печатных изданий у немцев-колонистов долго не было, если не считать немногих религиозных книг, привезенных с родины.

В 60-е годы XX века переселенцами делаются попытки создать свою прессу. Так, Г. Бауэр и Эксе в 1866-1867 годах издавали "Саратовскую немецкую газету". С 1873 года издатель Киммель стал выпускать в Саратове календарь "Volga-Bote". В 1884 году Гюнтер начал издавать ежемесячный журнал "Friedensbote", выходивший до 1915 года. Помимо Саратова, делались попытки издавать газеты и в других городах. Так, с марта по июнь 1906 года в Камышине выходила газета "Unsere Zeit", издаваемая И. Фрицлером. И, наконец, с марта 1906 г. началось регулярнее издание еженедельной газеты "Saratover Deutsche Zeitung".

Зачатки собственной литературы у немцев доходят к самому началу появления колонистов в России. В течение первых лет от основания колоний, видимо, многие из колонистов писали свои воспоминания, из которых большая часть погибла, но кое-что дошло до нас. Начиная с 60-х годов XIX века некоторые труды начинают появляться в печати, например: А. Клаус - "Наши колонии" - С.-П., 1869 г., Дзирне - "Немецкая хрестоматия" - Дерпт, 1868 г. После долгого перерыва, с 1904 года, начинают появляться книги, большей частью в Саратове: Зиннер П. - "Садоводство" - 1904 г., Куфельд - "Песнь о Кюст Дейс", повести Лонзингера, Вальберга - "Меннониты", материалы по краеведению колоний Поволжья. В 1914 году вышла интересная книга "Народные песни Поволжья", изданная в Саратове; В этой книге И. Эрбес и П. Зиннер записали песни своих предков, которые передавались из поколения в поколение.

В колоних Поволжья были и свои поэты: А. Ней, А, Лонзингер, Р, Дирк, А. Ротэрмиль, Ф. Бах. Сделали первые попытки по созданию драмы: Э. Куфельд, Фр. Бах "Старая школа"; А. Ротэрмиль "Из-за двух огурцов"; А, Лонзингер "Мистер Горн".

Немецкое Поволжье дало России немало деятелей культуры и науки. Среди них нельзя не отметить таких, как доктор Вир - выдающийся хирург и химик, открывший Сарептский целебный источник; К. Нейц - изобретатель столовой горчицы и основатель первой горчичной фабрики; Г. Мокке - изготовлявший прекрасные рояли. В разных областях знаний были известны имена Г. А. Цвика, А. А. Клауса, А. Н. Минха, Г. Бауэра, Э. И. Губера, Ф. Гааза, и многих других.

Активная общественная деятельность немцев заметна была в Саратове, первыми педагогами-просветителями называют Д. Ф. Гесса и К. К. Горенбурга, основателей начальных училищ и гимназий. Дочь Гесса - Анна Давыдовна - основала вторую женскую гимназию в Саратове, младшая там преподавала. Открытие первой гимназии принадлежит тоже немцам - Эмма Карловна Ульрих стояла у истоков этой гимназии. В становление Саратовского государственного университета внесли свой вклад и немцы. Первым проректором был профессор В. В. Вормс, а проектировал и строил университет архитектор К. Л. Мюфке. В учебных заведениях примерно 20-30% работало немцев, им был присущ высокий уровень образованности, дисциплинированности и порядка.

Внимательное отношение немцев-колонистов к школе, тщательный подбор учительских кадров для колонистских школ, все это способствовало тому, что из среды колонистов вышли многие известные деятели культуры и науки России.

История развития самоуправляющихся немецких общин на рубеже XIX-XX вв., внимание их к проблемам школы, финансовая поддержка школьного дела, забота в конечном итоге о прогрессе в области экономики сельского хозяйства немецких колоний могут быть интересны и поучительны и сегодня.

Н. Вашкау,
доцент кафедры
истории России
XX века ВолГУ.

 


Главная Библиотека Фонд редкой книги Статьи и публикации Библиография Художественная литература Старые газеты Документы Карты Видеотека