Электронная библиотека немцев Поволжья.
 Главная    Библиотека    Фонд редкой книги    Статьи и публикации    Библиография    Художественная литература    Старые газеты    Документы    Карты    Видеотека  

ИСТОРИЯ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ

В ДОКУМЕНТАХ



История российских немцев в документах (1763-1992 гг.) Сост. к.и.н. В.А. Ауман, д.и.н. В.Г. Чеботарева. — М., 1993, — 448 с.

История российских немцев в документах.



Введение

Немцы России...

Когда и почему они оказались в нашей стране? Корни «немецкого вопроса» уходят в глубь веков.

Принято считать, что историю свою российские немцы ведут от Екатерины II, пригласившей на обширные безлюдные пространства России жителей Германии и других стран Западной Европы.

На самом деле такое суждение неверно.

По свидетельству историка Н.М. Карамзина, появились немцы в России в конце первого тысячелетия нашей эры. Стремясь ослабить свою зависимость от Византии, русские князья устанавливали отношения со странами Западной Европы. Так, в ответ на письмо вдовы князя Игоря — Ольги — в 961 году в Киевскую Русь была направлена представительная делегация во главе со священнослужителем Альбертом.

В последующие годы укрепление немецко-русских связей идет по религиозным каналам. Со временем немцы появляются на Руси не только в качестве путешественников или послов. Многие из них остаются как в Киеве, так и в близлежащих землях. Русские князья завязывают с немцами родственные отношения через брачные союзы. На немках, к примеру, были женаты сыновья князя Ярослава.

Во многих русских городах немцы оседают в связи с широким развитием торговли в конце XII века. До нас дошло множество договоров новгородских и псковских купцов с немецкими торговцами.

В целом исторический анализ показывает, что часть современных немцев являются потомками немецких рыцарей, которые, начиная с конца XII века, вторгались в прибалтийские земли. Другие появились на Руси по приглашению славянских князей. Значительную группу составляют немцы, далекие пращуры которых по разным причинам обосновались в различных русских городах. Это приглашенные ремесленники, врачи, ученые, военные, содействовавшие развитию ремесел и мануфактур. И, наконец, преобладающая часть сегодняшних немцев — это потомки колонистов, поселившихся в России на основе указов русских царей.

Значительное число немцев прибыло в Россию в годы царствования Ивана III (1462—1505), Василия III (1505—1533). Многие из них знанием военного искусства, секретов ремесел помогали русскому народу в борьбе с татаро-монгольским игом. При их помощи, по свидетельству Карамзина, строятся военные укрепления и крепости, готовятся взрывники и минеры.

Во времена Ивана Грозного на северо-востоке Москвы, на реке Яузе, возникло поселение, получившее название Немецкой слободы. Известно, что взять Казань штурмом царю помог знаменитый оружейник Фюльстерберг. Жизнь поселившихся иностранцев в России была нелегкой. Когда в приступе гнева Грозный сжег Немецкую слободу и многих немцев поместил в тюрьму вместе с татарами, плененный татарский хан воскликнул: «Вам, немецким собакам, так и надо! Вначале вы вручили русским оружие, которым они избили нас. Сегодня этим кнутом они лупят вас».

Число немцев в России заметно выросло при Борисе Годунове, который свою дочь выдал замуж за немецкого принца Иоганна.

С XII века немцы селятся в самой Москве в районах Харитоньевского и Мертвого переулков. К 1643 г. в столице насчитывалось около 400 немецких дворов.

Противоречия русский истории так или иначе сказывались на судьбе немцев. Их защищал Лжедмитрий I и преследовал Лжедмитрий II. Исторические факты свидетельствуют, что немцы вместе с русскими испытали и милость, и гнет царей. Особое место в истории поселения немцев в России занимает период царствования Петра I. Не случайно его самого называли «учеником Немецкой слободы». При Петре она стала цветущим предместьем Москвы. Организованное переселение немцев началось при Петре на основе манифеста 1702 г. На призыв Петра переехать в Россию откликнулись тысячи военных, ученых, учителей, художников, архитекторов, помогавших ему «прорубить окно в Европу» и строить новую столицу Российской державы.

В царствование дочери Петра — Елизаветы Петровны встает проблема колонизации обширных пространств в бассейне рек Оки, верхней и средней Волги. Необходимость введения в хозяйственный оборот плодородных земель и побудили русское правительство начать освоение этих земель. Екатерина II, будучи еще великой княгиней, женой наследника русского престола, также хорошо понимала экономическое значение освоения новых территорий и увеличения народонаселения страны. Она писала: «Мы нуждаемся в населении. Заставьте, если возможно, кишмя кишеть народ в наших пространных пустырях». Придя к власти, она продолжила дело, начатое Елизаветой Петровной, и в своем знаменитом Наказе подчеркнула: «Россия не только не имеет довольно жителей, но обладает еще чрезмерным пространством земель, которые не населены, ниже обработаны».[1]

В правление Екатерины границы российской империи вследствие победоносных войн с Турцией продвинулись далеко на юг — до северных берегов Черного и Азовского морей» Кавказского хребта. Обширные территории с плодородными землями представляли собой безлюдную пустыню, лишь по берегам степных речек кочевали немногочисленные калмыцкие, башкирские и киргиз-кайсацкие племена.

Чтобы укрепить российскую государственность в приграничных районах и освоить природные богатства, Екатерина принимает решение о колонизации края. Но о заселении этих отдаленных районов русскими нельзя было и думать — крестьяне находились в крепостной зависимости от помещиков, которые никогда не согласились бы отпустить своих рабов на волю. Екатерина делает ставку на иностранцев. 4 декабря 1762 г. она издает Манифест, приглашавший граждан европейских стран пожаловать в степные владения Российской империи. Однако документ не возымел действия, т. к. в нем не оговаривалось, на каких условиях предлагается переселение, и 22 июля 1763 г. Екатерина издает новый Манифест, в котором перечислялись привилегии и льготы: свободный выбор места поселения, свобода вероиспове-дания, самоуправление, освобождение от податей, налогов и всякого рода повинностей.

Льготные условия переселения вызвали интенсивную колонизацию южных окраин России. В 1764—1770 гг. — всего за 6 лет — создается 117 немецких колоний, в том числе: в Саратовской губернии — 46, Самарской — 56 и т. д. В Россию прибывали преимущественно немцы из Пруссии, что объяснялось тяжелым экономическим положением — семилетняя война разорила Германию — по всей стране бродили нищие солдаты, безработные ремесленники, безземельные крестьяне.

Царское правительство щедро субсидировало колонистов и в 1800—1850 гг. было основано еще 218 поселений. Через 100 лет после обнародования Манифеста Екатерины в России насчитывалось 505 иностранных колоний, в подавляющем большинстве населенных немцами; к 1908 г. насчитывалось 2 млн. 70 тысяч граждан немецкой национальности, в том числе: в Саратовской губернии — 206 тыс. (6,9% всего населения); в Самарской — 181 тыс. (8,2% всего населения) и т. д.

Немцы проживали преимущественно в сельской местности, занимались сельскохозяйственным трудом. Широкое применение капиталистических методов хозяйствования привело к созданию крупных помещичьих хозяйств, и немцы-землевладельцы заняли ведущее место в экономике южных районов России. В 1905 г. в одесском регионе из 300 помещиков 176 были немцы; на Волге и Украине к концу XIX в. возникли сотни промышленных предприятий, владельцами которых были граждане немецкой национальности.

Немцы России свободно исповедовали свою религию, развивали культуру — во всех поселениях действовали школы на немецком языке, выходили десятки газет.

В 80-х годах XIX в. политика наибольшего благоприятствования со стороны царского правительства делает резкий крен — принимается решение уравнять немцев-колонистов с русским населением; ликвидируются немецкое самоуправление и конторы опекунства как административные центры, преподавание в школах переводится на русский язык, вводится воинская повин-ность. В период I мировой войны в стране разжигаются сильные антинемецкие настроения. Пышным цветом расцветает великодержавно-шовинистическое отношение к российским немцам. В условиях войны с Германией правительство принимает законы, по которым ограничивалось немецкое землевладение. Законодательные акты еще более разожгли антинемецкую истерию: в прессе публиковались призывы развернуть борьбу с «внутренними немцами», которые «изнутри завоевали Россию», в Государственной Думе кликушествовали черносотенцы, по югу России прокатилась волна погромов. Под давлением «общественности» был подготовлен царский указ о депортации немцев в Сибирь.

После революции 1917 года в истории российских немцев наступает новый период. В марте 1918 года Народный комиссариат по делам национальностей РСФСР направляет в Саратов Карла Петина и Эрнста Рейтера; вместе с Шауфлером, Дитцем, Ледерером, Клингером, Дингесом они создали Комиссариат по немецким делам; в апреле 1918 года был проведен I съезд Советов немецких колоний, провозглашена Трудовая коммуна немцев Поволжья. 19 октября 1918 года Ленин подписал «Декрет о создании области немцев Поволжья», в которую вошли соответствующие части территории уездов Камышинского и Аткарского Саратовской губернии, Новоузенского и Николаевского Самарской губернии. 20 февраля 1924 года ВЦИК и СНК РСФСР приняли постановление: преобразовать Автономную область немцев Поволжья в Автономную Социалистическую Советскую республику немцев Поволжья (АССРНП) как федеративную часть РСФСР. В 20—30-х годах республика достигла значитель-ных успехов в развитии экономики и культуры. Создание национальной государственности для немцев Поволжья было лишь частью решения немецкого национального воп-роса. Помимо Нижне-Волжского края немцы проживали большими компактными группами и дисперсно в многочисленных городах России, Украины, Грузии, Азербайджана и Казахстана. Для них обретение какой бы то ни было формы национальной государственности имело первостепенное значение и находилось в русле той национальной политики, которую в начале 20-х годов проводило правительство СССР.

В регионах компактного проживания немцев были созданы национальные (немецкие) районы и сельсоветы; в Краснодарском крае: Ванновский немецкий район и 16 сельсоветов; в Крымской АССР: Тельмановский немецкий район и 5 сельсоветов в др. районах; в Украинской ССР: Спартаковский, Карл-Либкнехтовский и Зельцский национальные немецкие районы Одесской области: Фриц-Геккертовский район Николаевской области; Люксембургский, Молочанский, Ротфронтовский немецкие районы Днепропетровской области; в Алтайском крае: немецкий национальный район и 9 немецких сельсоветов; в Оренбургской области Кичкасский и Люксембургский немецкие национальные районы.

В 1938 г., когда уже прогремели политические процессы против троцкистско-зиновьевского блока и разного рода буржуазных националистов, когда изуверскими методами был уничтожен цвет национальной интеллигенции всех наций, ЦК ВКП(б) выступил с «инициативой» — в соответствии с теоретическими положениями сталинской национальной политики ликвидировать «искусственно созданные» национальные районы и сельсоветы (польские, эстонские, греческие, вепские, немецкие и многие другие). Президиум Верховного Совета СССР и соответствующие органы союзных республик безропотно приняли это реше-ние, и все национальные районы и сельсоветы, в том числе немецкие, были ликвидированы, т. е. слиты с другими районами и сельсоветами; делопроизводство в них было переведено с национальных на русский язык; закрыты национальные школы, высшие и средние учебные заведения, в которых преподавание велось на родном для учащихся языке; ликвидированы издательства и их филиалы, газеты и журналы, выходившие на немецком языке.

Но это было только начало испытаний. Худшее было впереди. Нападение фашистской Германии на СССР ввергло советских немцев в бездну неисчислимых страданий и бедствий; война с Германией означала ликвидацию национальной государственности, полное бесправие — лишение всех человеческих и гражданских прав.

28 августа 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР принимает Указ «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья», а 7 сентября того же года «Об административном устройстве территории бывшей Республики немцев Поволжья». Республика была ликвидирована, а ее территория — расчленена на 2 части, перешедшие в состав Саратовской и Сталинградской областей.

В сентябре—октябре 1941 г. Госкомитет Обороны (ГКО) за подписью И. Сталина принимает серию постановлений о депортации немцев из Москвы и Московской области, Краснодарского, Орджоникидзевского краев, Кабардино-Балкарской и Северо-Осетинской АССР, Тульской, Запорожской, Сталинской, Ворошиловградской, Воронежской областей, Грузинской, Азербайджанской и Армянской ССР, Дагестанской и Чечено-Ингушской АССР.

Руководство переселением было возложено на НКВД СССР, который в кратчайший срок — 5 дней перебазировал сотни тысяч людей в Сибирь, Казахстан, Среднюю Азию. Постановление ГКО лицемерно предлагало расселить немцев в сельской местности в «пустующих строениях». На деле это обернулось высадкой людей в степи, на голом месте. Только благодаря милосердию местных жителей — казахов, узбеков, таджиков, русских, предоставивших несчастным людям кров над головой, многие женщины и дети не умерли от голода, холода и болезней. Сотни тысяч женщин и детей, стариков, были сорваны с родных мест и переброшены в дальние, необжитые места, а мужчины — мобилизованы в трудовые лагеря.

Но и этого — для тех, кто направлял курс государственного корабля — казалось недостаточным. 7 октября 1942 г. Госкомитет обороны принимает постановление «О дополнительной мобилизации немцев для народного хозяйства СССР». Это один из самых трагических документов истории. В нем содержалась директива:

«Дополнительно мобилизовать в рабочие колонны на все время войны всех немцев мужчин в возрасте 15—16 лет и 51—55 лет включительно...». Авторы постановления обрекли на мобилизацию в рабочие колонны на все время войны также женщин-немок в возрасте от 16 до 45 лет включительно. Освобождены от мобилизации были только беременные и имеющие детей в возрасте до 3-х лет. Дети старше трехлетнего возраста, разъяснялось в документе, «передаются на воспитание остальным членам данной семьи». При отсутствии других членов семьи, кроме мо-билизуемых, дети передаются на воспитание ближайшим родственникам или немецким колхозам». ГКО обязал местные Советы депутатов трудящихся «принять меры к устройству остающихся без родителей детей мобилизуемых...» и установил уголовную ответственность немцев «как за неявку по мобилизации на призывные или сборные пункты, так и за самовольное оставление работы или дезертирство из рабочих колонн...». Это бесчеловечное постановление раскололо немецкие семьи, (в каждой семье было, как правило, по 6—8 детей), разорвало родственные связи: отцы, мужья, братья оказались на все время войны в полной изоляции в рудниках и шахтах Сибири и Казахстана; матери, жены и сестры — на предприятиях нефтехи-мической и горной промышленности Сибири; дети — сироты при живых родителях, в лучшем случае — на попечении родственников преклонного возраста, в худшем — в детских домах при колхозах. Многие малыши погибли от недоедания и болезней.

Российских немцев, как опасный «спецконтингент» разбросали по всей стране: Алтайский и Красноярский края, Омская и Новосибирская, Челябинская и Кемеровская, Иркутская и Читинская области, Казахская и Узбекская, Киргизская и Таджикская союзные республики. Это был поистине сатанинский план, и он удался Сталину и Берии — на славу. В рудниках и на лесоповалах, на фабриках и заводах российские немцы вместе со всем народом самоотверженным трудом укрепляли обороноспособность страны, обеспечивали победу над фашистской Германией. Но и после того, как враг был повергнут, бдительное сталинское руководство видело в советских немцах только «пятую колонну»!

8 января 1945 г. Совет Народных Комиссаров СССР принимает постановление «О правовом положении спецпереселенцев», определившим бесправное положение немцев на многие годы. Это была та же тюрьма, только без ограждений из колючей проволоки. Спецпереселенцы не имели права без разрешения коменданта спецкомендатуры НКВД отлучаться за пределы района расселения; самовольная отлучка рассматривалась как побег и влекла за собой кару в уголовном порядке. Но жестокость творцов сталинской национальной политики не знала предела. 26 ноября 1948 г. принимается Указ Президиума Верховного Совета СССР, в котором с иезуитским хладнокровием сообщалось: «депортированные народы, в том числе немцы, переселены «в отдаленные районы Советского Союза... навечно, без права возврата их к прежним местам жительства». За самовольный выезд (побег) из мест обязательного поселения устанавливалась уголовная ответственность — 20 лет каторжных работ. Клеймо поднадзорных было снято с немцев только после смерти Сталина — в 1955 г. Указом Президиума Верховного Со-вета СССР от 13 декабря немцы были освобождены из-под административного надзора органов МВД, но возвращаться в места, откуда были выселены, не имели права. И только с наступлением «оттепели», когда был разоблачен культ личности Сталина, появилась надежда на избавление от национальной и социальной дискриминации. 29 августа 1964 г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О внесении изменений в Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья», утверждавшего, что обвинения были неосновательны и явились проявлением произвола в условиях культа личности Сталина.

Получив политическую реабилитацию, ни в чем неповинные советские немцы, стремятся восстановить национальную государственность. Из их среды выдвигается инициативная группа, которая готовит письма и обращения в ЦК КПСС, правительство, с просьбой восстановить Республику немцев Поволжья. В 1965—1988 гг. в Москву снаряжаются пять делегаций для встречи с руководителями государства. На приемах в Президиуме Верховного Совета СССР, ЦК КПСС, редакциях газет и журналов делегации рассказывали о чудовищной несправедливости по отношению к их народу, доказывали, убеждали в не-обходимости решить вопрос о воссоздании АССРНП, представляли письменные заявления с тысячами подписей. Все было тщетно. Их вежливо принимали и давали неопределенные обещания.

Наконец в 1978 г. лед тронулся. ЦК КПСС создал комиссию, которая рассмотрела проблему во всех ее аспектах, внесла предложение: «автономию немецкого населения образовать в составе Казахстана в форме автономной области». «ЦК Компартии Казахстана (т. Кунаев Д.А.) — говорилось в документе — к данному предложению отнесся положительно». Автономную область было предложено создать на территории пяти районов, входящих в состав Карагандинской, Кокчетавской, Павлодарской, Целиноградской областей, с центром в г. Ерментау. Авторы проекта считали, что создавать Немецкую автономию в Поволжье нецелесообразно, т. к. немецкого населения там фактически нет. Однако попытка создания Немецкой автономной области на территории Казахстана, где к тому времени насчитывалось около 1 млн. немцев, — была обречена на неизбежный провал — массовые выступления казахского населения заставили отказаться от этой идеи. Немецкая общественность не прекращала своей деятельности за восстановление национальной государственности. В конце 80-х годов возникло общественно-политическое движение, которое оформилось под названием «Видергебурдт» — «Возрождение». Оно объединило тысячи людей во всех регионах компактного проживания немцев. Под девизом — «Восстановить АССРНП» прошли четыре конференции «Возрождения», съезды немцев СССР (1991—1992 гг.).

Правительство СССР не бездействовало, но реагировало на требования немецкой демократической общественности в лучших традициях тоталитарного государства.

14 ноября 1989 г. Верховный Совет СССР принял Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению и обеспечении их прав», а 28 ноября 1989 г. — постановление «О выводах и предложениях по проблемам немцев и крымско-татарского народа», на основании которого Совет Министров СССР образовал Государственную комиссию для решения прак-тических вопросов, связанных с восстановлением прав советских немцев. Госкомиссией разработана концепция Государственной программы социально-экономического и национально-культурного развития народа, а также программа обеспечения потребностей советских немцев в образовании и подготовке кадров немецкой национальности. Однако реальных шагов на пути к реализации данных программ практически не предпринято.

В политической реабилитации немцев важную роль сыграло постановление кабинета министров СССР от 6 июня 1991 г., отменяющее постановление бывшего Госкомитета обороны СССР и решения Правительства СССР в отношении репрессированных народов (всего 47 документов).

Неспособность союзного правительства кардинально решить проблему вызвало интенсивную эмиграцию немцев в ФРГ. В 1989 г. выехало 100 тыс., в 1990 г. — 150 тыс. человек.

Озабоченный нарастающей эмиграцией, что наносит не только моральный, нон огромный экономический ущерб стране, Президиум Верховного Совета РСФСР 22 апреля 1991 года принял постановление «О необходимых мерах по урегулированию проблем советских немцев на территории РСФСР». Была создана Комиссия Президиума Верховного Совета РСФСР по проблемам советских немцев. Ей и Госкомитету РСФСР по делам национальностей поручено изучить вопрос о возможности учреждения национально-территориальных образований в местах компактного проживания советских немцев на территории РСФСР. Но Комиссия тихо почила, не успев родиться. После распада СССР в августе 1992 г., реальной силой, способной решить «немецкую проблему», остается Россия. По Указу Президента Российской Федерации создается немецкий национальный округ в Волгоградской области и немецкий национальный район в Саратовской области. Катализатором продвижения вперед является советско-германский договор от 9 января 1990 г., в котором есть специальная статья, посвященная российским немцам: «Советским гражданам немецкой национальности будет предоставлена возможность развивать национальную, языковую и культурную самобытность. В соответствии с этим стороны в рамках действующих законов будут обеспечивать возможность и облегчать другой стороне оказание содействия таким лицам и их организациям». Кроме того существует договоренность о создании культурных центров и обеспечении широкого доступа к языку и культуре другой стороны. Создана и успешно работает Российско-Германская межправительственная комиссия. Через Объединение немцев зарубежья (VDA) российским немцам оказывается большая практическая помощь, в первую очередь — в возрождаемых национальных немецких районах.

И все-таки процесс восстановления справедливости по отношению к многострадальному народу идет крайне медленно. Главным сдерживающим фактором является общая политическая нестабильность. В бывших союзных республиках определенные силы проводят националистическую политику, что вынуждает русскоязычное население к переезду в Россию; немцы же, как правило, разуверившиеся во всем, стремятся выехать в ФРГ. Поток эмиграции сдерживается лишь самой Германией, установившей определенную квоту. От того, как будут развиваться события в России, Казахстане, Кыргызстане, зависит и будущее российских немцев.

Таковы основные вехи политической истории немцев на российской земле.

Составители данного сборника видели свою задачу в том, чтобы дать читателю возможность сформировать собственное представление об исторических судьбах немцев в России, о возникновении «немецкого вопроса», который стоит в длинном ряду проблем репрессированных народов. Публикуемые в сборнике документы уникальны и по своему содержанию, и по недоступности для широкой читательской аудитории. Было потрачено много лет на выявление и подбор этого массива источников, немало пришлось преодолеть трудностей из-за того, что немецкая тема в советской историографии была закрытой, а документы, как правило, снабжены грифом «строго секретно», «совершенно секретно».

Но пришло время открыть стальные сейфы. И пусть российские немцы, которые не знают своей истории, потому что ее скрывали от них «за семью печатями», восстановят звенья разорванной цепи. И пусть читатель любой другой национальности убедится, сколько несправедливых наветов было сделано, сколько фальсификаций сфабриковано в той «антинемецкой кампании», которая развернулась в последние годы в Поволжье. К справедливости и добру, к человечности и милосердию взывают эти документы.

Сборник состоит из четырех разделов.

В первом — «Государственные акты о правах и обязанностях немецких колонистов» — представлены законы, принятые царским правительством в целях регламентации гражданских прав немецких колонистов: Манифест Екатерины II, Устав о немецких колониях (1857 г.), и законы, подписанные Николаем I в период разжигания антинемецкой истерии в годы I мировой войны. Этот пласт документов, хотя и публиковался в Собрании узаконений Российской империи, практически неизвестен со-временному читателю, т. к. издание это представляет в наши дни библиографическую редкость — не во всех даже крупных библиотеках можно разыскать все тома узаконений Сената.

Во II разделе — «Штрихи к социальному портрету немецкой колонии» — впервые публикуются документы, дающие некоторое представление о социальной жизни немецких колоний на рубеже XVIII—XIX веков. Приговоры мирских сходов, постановления волостных судов, записки деятелей народного просвещения являются своего рода иллюстрацией к Уставу о немецких колониях.

Раздел III — «Недолгие радости политического самоопределения» — содержит документы, характеризующие этапы формирования национальной государственности: организацию Трудовой Коммуны, Автономной области и, наконец, Автономной Со-циалистической Советской Республики, вхождение АССРНП в состав Нижне-Волжского края. Из-за ограниченного объема издания, составители, к сожалению, не имели возможности включить материалы, свидетельствующие об экономическом и культурном расцвете Немецкой республики; вместе с тем, мы сочли необходимым дать в полном объеме тексты обеих конституций АССРНП 1926 и 1937 гг. В период ликвидации немецкой автономии была уничтожена не только национальная государственность, но и немецкая общественно-политическая литература, в том числе — законодательные акты. Брошюр с текстом обеих конституций АССРНП не удалось разыскать лаже в Государственной публичной библиотеке им. Ленина.

В разделе IV — «Изгнание из отчего дома... На пути к массовой эмиграции» — представлены документы, раскрывающие весь трагизм депортации немцев и мучительно долгий путь к реабилитации. Некоторые постановления ГКО были обнародованы в «Нойес Лебен» проф. Бугаем Н.Ф.,[2] другие публикуются впервые. Обширный круг документов характеризует деятельность идеологических структур ЦК КПСС, ЦК Компартии Казахстана, Саратовского обкома КПСС по решению проблем немцев СССР.

Центральное место в этом разделе занимают: постановления Политбюро ЦК КПСС о создании Автономной немецкой области в Казахстане, многочисленные записки заведующих отделами ЦК секретарям ЦК КПСС с анализом конкретных ситуаций вокруг «немецкой проблемы», протоколы заседаний Государственной комиссии по проблемам советских немцев, стенограммы встреч партийного и советского руководства с немецкой общественностью, постановления Президентов России, Украины и Кыргызстана по созданию немецких национальных районов и экономических структур.

Публикуемые в данном разделе документы являлись составной частью текущего архива Отдела национальных отношений (а затем — национальной политики) ЦК КПСС. Эти материалы свидетельствуют о том, как нерешительная, непоследовательная политика ЦК КПСС в области национальных отношений завела в тупик немецкую национальную проблему. Нет сомнения, что современный читатель прочтет эту часть сборника с захватывающим интересом; он воочию увидит, как под звуки фанфар и литавр, которыми сопровождались на партийных форумах доклады о торжестве национальной политики КПСС, партийные лидеры тихо и незаметно топили немецкую проблему в трясине «докладных записок», «практических предложений», «проектов постановлений». Когда читаешь эти документы, почти физически ощущаешь отчаянное бессилие тех, кто пытался сдвинуть проблему с мертвой точки, поистине — это был Сизифов труд!

Но никто не смог взять высокий барьер... Все попытки разбивались о непреступную твердыню власти Генерального секретаря ЦК КПСС, основной политикой которого в национальном вопросе было... полное отсутствие всякой политики — хладнокровное игнорирование национальных проблем. Публикуемые материалы расположены в строго хронологической последовательности. Заголовки, за исключением государ-ственных актов, правительственных и партийных постановлений, даны составителями. Устранены явные опечатки, неточности, опущенные части текста отмечены отточием. В документах сохранена старая орфография.

Внимательный читатель заметит, что некоторые разночтения не устранены. В частности, название немецкого национально-государственного образования дается в двух вариантах: Автономная Социалистическая Советская Республика и Автономная Советская Социалистическая Республика. Особенно это характерно для документов 20-х годов. Составители не сочли возможным идентифицировать названия, они представлены в полном соответствии с первоисточником.

Книга предназначена для широкой читательской аудитории. Составители надеются, что ее с интересом воспримет и трудармеец, работавший на оборону Родины в лагерях ГУЛАГа, и его внук, имеющий слабое представление об истории своего народа не по своей вине, и политик, и ученый, и публицист, все те, которые ведут нескончаемую борьбу за восстановление исторической справедливости — полную политическую реабилитацию российских немцев.

Составители выражают сердечную признательность директору филиала Государственного архива Саратовской области в г. Энгельсе Ериной Е.М. и начальнику отдела Главного архивного управления при Кабинете Министров Республики Узбекистан Файзиевой Р.3. за любезное содействие, оказанное при выявлении документов.


______________________

[1] Цит. по: Г. Писаревский. «Из истории колонизации в России в XVIII в.» (по неизданным архивным документам), М., 1909, с. 45.

[2] см. также: Иосиф Сталин — Лаврентию Берии: «Их надо депортировать». Документы, факты, комментарии. Составитель Бугай Н.Ф., М., 1992 г.




Оглавление

 

Введение
5

Раздел I
Государственные акты Российской империи о правах и обязанностях немецких колонистов
17

Раздел II
Штрихи к социальному портрету немецкой колонии
57

Раздел III
Недолгие радости политического самоопределения
67

Раздел IV
Изгнание из отчего дома... На пути к массовой эмиграции
157

Вместо заключения
430

Примечания
432

 


Главная Библиотека Фонд редкой книги Статьи и публикации Библиография Художественная литература Старые газеты Документы Карты Видеотека