Рейтинг@Mail.ru

 

Андрей Райт



Раскулачивание семьи Райт [*]




 

Сосницкий В., Чуйкова Я. Операция 'кулаки'. Книги судеб: 80 лет спустя.

ВИТАЛИЙ СОСНИЦКИЙ, ЯНА ЧУЙКОВА. Операция "кулаки". Книги судеб: 80 лет спустя. Харьковский частный музей городской усадьбы, Харьков, 2009. - 296 с.: ил.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Немецкое Поволжье возникло во второй половине XVIII века, когда более 20000 иностранцев были приглашены Манифестами Екатерины II для заселения пустовавшей окраины Русской Империи.[1] Среди этих приглашённых был и мой предок Иоганн Генрих Райт. Его многочисленные потомки трудились, не покладая рук, в этом и заключался секрет их богатства и зажиточности:

"Насчет работы было очень строго: работали много и тяжело, от мала до велика. Даже в большие праздники - Рождество и Пасху - тоже работали. Праздник от будней отличался только тем, что от каждой семьи выделялся один человек, который шёл стоять службу в церковь, да более вкусным ужином после рабочего дня" - так рассказывал о семье мой дедушка Райт Рольф Андреевич.[2]

Особенность раскулачивания села Цюрих заключалась в том, что оно началось гораздо раньше, сразу после революции.[3] Кроме того, раскулачивать в селе нужно было всех: село Цюрих, как и всё Поволжье, было зажиточным, и бедных в селе не было. Для раскулачивания поволжских немцев были направлены большевики из Саратова, Вольска и других городов.

Как это было в селе Цюрих (Zürich)[4]

Мой прапрадед, волостной старшина села Цюрих, Яков Андреевич Райт "имел мануфактурную торговлю, Лесную пристань, аптекарский магазин, два речных парохода, кирпичный завод, хлебную торговлю. На средства Якова Андреевича выстроена в селе Шенхен[5] в 1906 г. церковь"[6]. В ведении Якова Андреевича был общинный амбар, откуда бесплатно зерно выдавалось вдовам и сиротам, а также и всем поселянам в неурожайные годы.

В 1918 году всё имущество Якова Андреевича было реквизировано, зерно экспроприировано, а в опустевшем амбаре был расположен сначала ревпродком, а затем сельсовет.[7]

Будучи уже стариком, Яков Андреевич передал остатки имущества своему второму по старшинству сыну Якову, который снова сумел поднять хозяйство.

В архивах ФСБ на Райт Якова Яковлевича было обнаружено два дела.

Дело "По Цюрихской группировке"[8] относится к делам периода крестьянских волнений первой волны, когда только началось раскулачивание в 30-х годах.

Дело "О группировке села Витман[9]" [10] относится ко второму периоду крестьянских волнений, когда у крестьян было отобрано всё, вплоть до посевного зерна.

Из материалов первого дела следует, что: "фигурирующие в вышеназванном материале лица, имея кулацко-зажиточные хозяйства и являясь по своей идеологии антисоветским элементом, начиная с весны 1929 года среди граждан своего села повели систематическую антисоветскую агитацию, направленную в основе своей к срыву мероприятий советской власти, как то: хлебозаготовка, самообложение и т.п. проводя всю свою преступную деятельность путём группирования мнения единомышленников через устройство нелегальных сборищ, на которых и высказывались решения о применении организованного противодействия являющемуся по своему содержанию явно контрреволюционным".[11]

Однако, было решено "дело в отношении перечисленных выше лиц за недостаточностью собранных по нему улик, производством прекратить".[12]

Яков Яковлевич подаёт жалобу на необоснованный арест и требует возвратить своё имущество и восстановить избирательные права. В протоколе б/н заседания Республиканской комиссии по исправлению ошибок в Маркштадском кантоне от 21.08.1930 г. по с. Цюрих имеется запись под № 17, где значится Райт Якоб. Якоб. "Постановили: В избирательных правах восстановить".[13]

Но уже буквально через пару месяцев Якова снова арестовывают в соседнем с Цюрихом селе Витман по обвинению в руководстве контрреволюционной группировкой кулачества села Витман в количестве шести человек.[14] В том, что на квартире Райт Я.Я., устраивались нелегальные собрания, где обсуждались вопросы срыва мероприятий по хлебозаготовкам, раскулачиванию, коллективизации и перевыборной кампании сельсоветов.

Якобы на одном из своих собраний в квартире Райт группировка вынесла решение подготовить население к провалу кандидатов в сельсовет, выставленных ячейкой ВКП (б), и провести своих подкулачников, что ими и было, якобы, сделано.

Члены группировки Райт и Валингер с целью срыва плана хлебозаготовок, якобы, агитировали граждан не отдавать излишки хлеба государству, а создавать чёрные обозы, распространялись провокационные слухи о предстоящей войне и уничтожении колхозников.

Якобы, группировка ставила своей задачей весною 1931 года на почве продовольственного затруднения вызвать восстание женщин. Райт и другие агитировали граждан выступать на общих собраниях с требованием выдачи хлеба голодным и семян для весенней запашки пашни. "Наряду с этим группировка ставила вопрос агитировать фанатичное население за освобождение арестованного патера Ридель, используя этот случай для агитации против вступления в колхоз".[15]

Заседанием тройки ОГПУ было постановлено: "Райт Якова Яковлевича заключить в концлагерь[16] сроком на пять лет". К разным срокам заключения были приговорены и другие участники дела.[17]

Дальнейшие следы Якова Яковлевича потеряны. Из письма МВД известно только то, что Райт Яков Яковлевич был освобождён из мест лишения свободы 24.01.1934.[18]

Как это было на хуторе Райт и в селе Яблоня

Хутора Райт и Финк образовывали село Яблоня. Наемный труд применялся сезонно и был подсобным: на год нанималось трое рабочих, а летом сезонно по мере надобности.

Национализация имущества была произведена весной 1918 года Миусским волостным советом. Им и была разработана трудовая норма сельскохозяйственного имущества и инвентаря.[19]

Участок "Райт" 1000 десятин удобной и неудобной земли был приобретён дедом моим Андреем Ивановичем Райт в 1842 году. После смерти наследство перешло к его сыновьям: Адаму, Андрею, Давиду и Якову. Моим отцом был Андрей <… > после смерти отца моего в 1911 году наследство перешло ко мне.[20]

Внук Андрея, Карл Самуилович в своей книге пишет[21]:

Урожай 1928 года был хорошим, но и продналог немалым. Кроме этого налога были ещё и другие: военный, самообложение, страховка. Поскольку наше хозяйство считалось зажиточным-кулацким, оно облагалось по самым высшим нормам. Но и этот налог был для нас под силу, и мы рассчитались с государством по всем видам и в срок.

С весны <1929 года> у нас был покупатель на наш молотильный комплект, но когда дело дошло до оформления документов, сельсовет наотрез отказался оформить продажу. По всей вероятности, районный исполнительный комитет <уже> знал, что машина наша скоро будет и без продажи передана ближайшему сельсовету.

Так и подошло время к уборке урожая. Мы установили наш молотильный комплект на ток. От сельсовета было назначено три человека для контроля: представитель сельсовета, райисполкома и представитель по хлебозаготовкам. В их обязанность входило фиксировать каждый килограмм обмолоченного хлеба. Молотильный комплект принадлежал нам. Ещё до начала обмолота нового урожая каждому хлеборобу было поставлено в известность, сколько ему надлежит сдать хлеба по хлебопоставкам государству и сколько налога, страховки и по самообложению. Лично мы с тока отправили всё зерно, что с нас полагалось, прямо на элеватор. Поскольку мы были первыми, кто сдал зерно, наша фамилия оказалась на красной доске сельсовета.

Прошла всего неделя, как я был снова вызван в сельсовет, где мне было объявлено, что вкралась ошибка и с нашего хозяйства требуется ещё сдать государству триста пудов[22] зерна. Зная, что любые споры бесполезны, мы и эти триста пудов сдали.

Едва успев отвезти зерно на элеватор, как я снова был вызван в сельсовет, где теперь уже требовали сдать шестьсот пудов хлеба. Я предоставил все имеющиеся у меня квитанции о сдаче хлеба за последние два года. Уполномоченный ФИК[23], бегло просмотрев мои квитанции, возвратил их мне и сказал:

- Если в течение трёх дней не будет сдано зерно на элеватор, документы сданы в сельсовет, мы будем вас рассматривать, как злостного неплательщика, и имущество ваше будет распродано на торгах на уплату вашей задолженности.

Теперь нам стало ясно, что наше хозяйство, и не только наше хозяйство, но и все нам подобные, подлежат ликвидации…[24]

В декабре месяце 1929 года над нами, мной и отцом, состоялся суд. Суд был короткий. Председатель суда задал нам всего три вопроса: Лишены права решающего голоса? Кратированные[25]? Раскулаченные? Что мы могли ответить, кроме "да", и этого было достаточно. Каждый из нас получил пять лет высылки в не столь отдалённые места. А куда, пока было неизвестно.[26]

В середине января 1930 года нас всех осужденных из районной тюрьмы отправили в областную, то есть в город Энгельс, поездом. Со станции Энгельс под сильнейшей охраной нас привели во двор областной тюрьмы. Было раннее утро, и стоял тридцати-тридцати пяти градусный мороз. Мы с отцом, почти раздетые, сильно продрогли так, что зуб на зуб не попадал. И перед закатом солнца, под конвоем, мы были размещены по телячьим вагонам эшелона. В каждом вагоне помещались 43 человека на двойных нарах…

Наше новое место жительства и работы называлось "Широкий разруб Туринского леспромхоза". Выгрузившись из вагона, начальство эшелона пересчитало нас всех и отдало нашим новым хозяевам, начальнику лесоучастка и милиционеру-коменданту.[27]

Другие Райт из сёл Цюрих, Гнаденфлюр, хуторов Райт (Яблоня), Берктал и Ней-Цюрих

"В 11-12 километрах от Цюриха был хутор Райт, я там была, когда мне было 4-5 лет. Там был построен двухкомнатный дом. Туда мы приезжали, чтобы там жить, когда работали в поле. Там был свой колодец. Мы приезжали к дедушке Райту Карлу Карловичу. Там держали скотину, была своя лобогрейка. И землю, и постройки хутора, и скотину отобрали в 1929 году".[28]

В 1930-32 году стали давать большие личные огороды, т.к. опять намечался голод. Люди выжили только благодаря своим личным огородам, т.к. ничего купить из продуктов было невозможно. Лошадей в то время ни у кого не было - реквизировали.[29]

Ниже приводится информация из архивов по другим раскулаченным членам фамилии Райт[30]:

Райт Александр Христианович из села Гнаденфлюр Фёдоровского кантона "имел земли до 1500 десятин, применяя постоянный и сезонный наёмный труд". После революции имел посева 40 десятин. Применял наемный труд с 1923 по 1928 год. Лишён избирательных прав с 1926 года, кратирован в 1929 году и раскулачен в 1930 году.[31]

Райт Александр Филиппович из села Ней-Цюрих Фёдоровского кантона до революции был владельцем паровой мельницы. Применял постоянный и наемный труд. После революции владел мельницей до 1920 года. Посева имел до 25 десятин, постоянных работников нанимал до 1927 года, сезонных - до 1928 года. Лишен избирательных прав с 1927 года, кратирован и раскулачен.[32]

Райт Иоганес Филиппович совместно с братом Райтом Александром Филипповичем до революции был владельцем паровой мельницы, применял постоянный наёмный труд. Также лишён избирательных прав, кратирован и раскулачен.[33]

Райт Ольга Давыдовна из села Ней-Цюрих происходит из зажиточной семьи, муж кулак-лишенец, который умер в 1921 году. Лишена избирательных прав в 1926 году, как экономически зависящая от второго мужа кулака-лишенца Кейльмана Фёдора Федоровича.[34]

По журналу регистрации лиц, ходатайствующих о восстановлении в избирательных правах за 1930 - 1933 годы значится:

...14. Райт Давид Давидович, житель хутора Берктал Фёдоровского кантона.

Вместо послесловия

Исследования семейной истории продолжаются. Фамилия Райт настолько редкая в России, что гипотетически все Райт должны быть родственниками. Всегда буду рад Вашим письмам, пишите на raith@inbox.ru.

______________________

[*] Публикуется по книге: Сосницкий В., Чуйкова Я. Операция "кулаки". Книги судеб: 80 лет спустя. Харьковский частный музей городской усадьбы, Харьков, 2009, с. 234-242.


[1] Более подробно, например: И.Р. Плеве. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. Готика. М., 2000.

[2] А.Г. Райт. Новейшая история династии Райт и их потомков. Генеалогическое и этнографическое исследование, реконструкция культуры и быта немцев Поволжья. - на правах рукописи, М., с. 69-70.

[3] Например, об этом свидетельствует публикация Б. Соколова с характерным для того времени названием - "Обзор кулацких восстаний в Саратовской губернии". // Годовщина социалистической революции в Саратове. Саратов, 1918. Книга вышла к первой годовщине революции. - Цит. по: http://www.bankrabot.com/work/work_23146.html

[4] Ныне - с. Зоркино Марксовского района Саратовской области.

[5] Село Шенхен Унтервальденского (Марксштадтского) кантона находилось по соседству с селом Цюрих. Ныне не существует.

[6] Дело № ОФ-31240 по обвинению Райта Тобиаса Яковлевича, л.д. 15.

[7] На основе документов архивного фонда "Управление Коммунального хозяйства Народного Комиссариата Внутренних дел АССР НП по списку муниципализированных строений Марксштадтского кантона АССР НП" от 28.04.1926 г. по с. Цюрих - ОГУ ГИАНП в г. Энгельсе. ОАФ-Р-1, оп. 5, д. 897, л.л. 16, 19; Р-726, оп. 1, д. 53, л.л. 2, 4, 6 об., 16 об.; сводная архивная справка № Р-8, Р-9, Р-10 от 01. 03. 2006 г.

[8] Дело № ОФ 23473 (начато 29 января 1929 г., окончено 1 февраля 1930 г.).

[9] Ныне - с. Золотовка Марксовского района Саратовской области. Находилось по соседству с селом Цюрих.

[10] Дело № ОФ 24265 (начато 27 февраля 1931 года и окончено 1 марта 1931 года) по обвинению Райта Я.Я. и других.

[11] Из Постановления о принятии дела к своему производству и избрании меры пресечения. Л.д. 1.

[12] Постановление начальника КРО. Л.д. 178.

[13] Из документов архивного фонда "Центральный Исполнительной Комитет АССР НП" - Из письма Р-21 от 07.11.2005 ОГУ ГИАНП, (Р-849, оп.3, д. 190, л.л. 51, 52).

[14] Дело № ОФ 24265 по обвинению Райта Я.Я. и других.

[15] Обвинительное заключение по делу № 13 об антисоветской группировке кулаков села Витман Марксштадтского кантона РНП по обвинению Валингер Я.А., Рейт Я.Я. и др. по ст. 58. п. 10 УК РСФСР. Л.д. 40.

[16] Через несколько лет, в 1934 году, слово "концлагерь" изымут из лексикона и заменят на ИТЛ (исправительно-трудовой лагерь). Весьма живуч миф, что первыми концлагеря придумали фашисты в годы Второй Мировой войны. Однако первые концлагеря возникли по указу Ленина от 23 июля 1918 года, через девять месяцев после Октябрьской революции.

[17] Выписка из протокола заседания Тройки ОГПУ № 91 от 10 апреля 1931 года. Дело № ОФ 24265 по обвинению Райта Я.Я. и других., Л.д. 41.

[18] Письмо ГИАЦ МВД № 34/12/3-14140ж от 3(или 31 ? неразб.).01.07.

[19] Составлено на основе материалов ОГУ ГИАНП в г. Энгельсе, Р-849, оп. 3, д.45, л.л.248-250 об.

[20] Добавление к анкете обследования хозяйства бывшего землевладельца Райт Самуила Андреевича. - Цит. по: К.С. Райт. История фамилии Райт в России с XVIII по XX век. Мемуары и путевые заметки. М., 2008., с. 244-245.

[21] К.С. Райт. История фамилии Райт в России с XVIII по XX век. Мемуары и путевые заметки. М., 2008., с. 61-73. Цитируется в сильном сокращении.

[22] То есть, почти 5 тонн зерна. Один пуд - 16 кг.

[23] Вероятно, финансовый исполнительный комитет.

[24] К.С. Райт. История фамилии Райт в России с XVIII по XX век. Мемуары и путевые заметки. М., 2008., с. 63.

[25] "Кратированными" назывались те крестьяне, кто был обложен так называемыми кратированными налогами. Эти налоги на деле выглядели так: справился с одним, его увеличивали вдвое, и так до полного разорения. Тех, кто не справлялся с кратированным налогом, выселяли из домов в Сибирь или на Соловки.

[26] К.С. Райт. История фамилии Райт в России с XVIII по XX век. Мемуары и путевые заметки. М., 2008., с. 73.

[27] Там же, с. 76.

[28] Из рассказов Полины Юлиусовны Райт, проживает сейчас в Германии.

[29] Из рассказов Доротеи Герлиц, жительницы села Цюрих. В настоящее время проживает в Германии.

[30] Составлено на основе письма № Р-17, Р-18 от 30.11.2007 ОГУ ГИАНП в г. Энгельсе. Основание: Р-849, оп. 3, д.190, л.л. 51, 52; д.195, л.л.2-39; д. 208, л.л. 11,12,101; д.220, л. 41 об; ОАФ-Р-1, оп.5, д. 897, л.л. 16, 19; д. 908, л.23.

[31] Там же.

[32] Там же.

[33] Там же.

[34] Там же.

 

© Эта страница является неотъемлемой частью сайта GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN.