Den 14. Juli 1993 NEUES LEBEN
Unabhängige deutsche Zentralzeitung
Центральная независимая немецкая газета
№ 28

 

КТО ВЕРШИЛ СУДЬБЫ ЛЮДЕЙ…

СТАЛИНСКИЙ ТЕРРОР ПРОТИВ СОВЕТСКИХ НЕМЦЕВ

     Публикуемое ниже письмо первого секретаря Саратовского обкома ВКП(Б) А. И. Криницкого на имя И. Сталина дополняет новыми достоверными, неопровержимыми фактами наши представления о терроре сталинской системы против собственного народа, национальных меньшинств, в частности, немцев, живших в Автономной советской социалистической республике немцев Поволжья (АССР НП) в конце 30-х годов. Приводимый документ подтверждает, что вся репрессивная политика большевистской партии и государства в СССР определялась их высшими руководителями. Информация о ходе репрессий в стране регулярно поступала к Сталину и его окружению.

     Письмо Криницкого убедительно доказывает, насколько призрачной, формальной была автономия республики Немцев Поволжья в те суровые годы, как, впрочем, и начиная с коллективизации сельского хозяйства. Судьбами ее граждан бесцеремонно распоряжались не только властители из центра, но и партийные лидеры, карательные органы Саратовского края. По их указке снимали с работы и предрешали снятие работников аппарата обкома республики, секретарей комитетов партии в кантонах (районах), председателей кантональных исполкомов, хозяйственных руководителей. Так же произвольно, без согласования с властями республики, подбирались новые кадры. Кадровая чехарда, тасование актива, как карточной колоды, становилось привычной, рутинной формой функционирования и управления партийно-хозяйственной системой. Но вся эта смена лиц имела кровавые последствия. За ней шли аресты, допросы, лагеря или смерть людей, конечно, вовсе не повинных в грехах, которые им приписывали.

     Документ также подтверждает, что борьба с "врагами народа" была заострена против иностранцев, и особенно немецких политэмигрантов, которые только 2-3 года назад вырвались из ада фашистских тюрем и концлагерей. Многие из них нашли приют и работу в республике Немцев Поволжья. По чекистской логике, их в первую очередь подозревали в шпионаже в пользу нацистского гестапо, которое, мол, вербовало узников во время отбывания тюремного заключения, а затем под видом политэмигрантов засылало в СССР. Те же политэмигранты, как бывшие члены компартии Германии, попадали в разряд "троцкистов", сторонников всякого рода мнимых "антипартийных групп", якобы действовавших среди эмиграции в СССР и "засорявших" ВКП(б). Посему Криницкий и именует этих людей "так называемыми политэмигрантами".

     Примечательно, что жертвами массовых репрессий, как следует из публикуемого письма, становились не только лица, ложно обвиненные в прямой принадлежности к оппозиционерам, шпионам или фашистам, но и работники "политически близорукие", не проявлявшие "революционной бдительности" в отношении "троцкистов". Это означало, что имели место случаи сопротивления террору, попытки защитить, спасти жизни людям, которым доверяли активисты местных партийных и государственных органов. Но такие работники представляли еще большую опасность для системы геноцида и безжалостно устранялись.

     В документе не приводится точных цифр о количестве репрессированных в республике к середине января 1937 года, говорится лишь о "большой засоренности партийных кадров". Однако само признание острой нехватки "достаточно проверенных" активистов, настоятельная просьба к ЦК ВКП(б) дать работников "взамен разоблаченных врагов", информация о намеченном плане подготовки и переподготовки "более 1200 человек" косвенно свидетельствуют о масштабах разыгравшейся здесь вакханалии террора, которая продолжалась и в последующие месяцы, вплоть до 1939 года.

     Текст документа публикуется с сохранением орфографии и пунктуации оригинала. Публикация подготовлена к печати кандидатом исторических наук Л. Г. БАБИЧЕНКО.



С. секретно.

В ЦК ВКП(б) секретарю ЦК тов. Сталину.
Саратов, 18 января 1937 года.

     За время проверки [1] партдокументов в партийной организации Республики немцев Поволжья вскрыто Саратовским обкомом, Немобкомом ВКП(б) и органами НКВД 14 троцкистов и фашистов, во время обмена - 38 троцкистов, правых и фашистов, в том числе - 25 при проведении повторного обмена партдокументов по Энгельской городской организации, и уже после обмена партдокументов - 40 человек. Часть этих двурушников, троцкистов, заклятых врагов партии и народа, неразрывно переплелись с фашистскими элементами, агентами гестапо.

     Двурушники троцкисты-зиновьевцы сумели пробраться на ряд руководящих постов в партийном аппарате парторганизации АССРНП, а также на руководящую советскую, хозяйственную, культурную работу.

     За период с апреля 1936 года разоблачены как троцкисты-зиновьевцы, исключены из партии, сняты с работы: группа людей, о которых мы уже сообщали в ЦК ВКП(б) в информационных письмах по закрытому письму ЦК ВКП(б) от 29.VIII-1936 года [2] - Трушин, Лепешев, Цифринович, Ватолло, Лоренц и др. [3] ; кроме того - Кернер, заведующий особым сектором Немобкома ВКП(б), Гладилин - зам. директора по политчасти Шентальской МТС Краснокутского кантона, Капралов - зам. директора по политчасти Гоффентапьской МТС Краснокутского кантона, Рюб - зам. директора по политчасти Тельманской МТС Краснокутского кантона, Фелькер - зам. директора по политчасти Экгеймской МТС.

     За отсутствие бдительности в отношении троцкистско-зиновьевцев и политическую близорукость сняты с работы: первый секретарь Марксштадтского канткома - т. Столяр, первый секретарь Куккуского канткома - т. Куликов. Предрешено снятие секретаря Краснокутского кантона - т. Макарова.

     Из состава членов и кандидатов бюро Немобкома за этот же период разоблачены и исключены из партии как участники троцкистской, зиновьевской контрреволюционной организации: Андрианов - член бюро, заведующий промышленно-транспортным отделом, Мерц - член бюро, заведующий сельхозотделом, потом редактор газеты "Нахрихтен".

     За притупление революционной бдительности выведены из кандидатов бюро и сняты с работы: зам. пред. ЦИК АССРНП - Шорин, секретарь Немобкома ВЛКСМ - Кригер, редактор "Нахрихтен" - Питерский.

     Снят с работы и исключён из партии член бюро Немобкома, ведующий отделом партийной агитации и пропаганды - Миллер.

     Кроме этих руководящих партийных работников разоблачены как участники троцкистско-зиновьевской организации группа руководящих советских и хозяйственных работников, о которых мы уже сообщали в информационных письмах и в отчете об итогах обмена партдокументов - Вебер, Лоос, Суппес и др.; кроме того разоблачен Афанасьев - председатель Краснокутского кантисполкома.

     Большинство из перечисленных контрреволюционеров, троцкистов, исключенных из партии, - это участники наиболее многочисленной террористической троцкистско-зиновьевской организации, созданной бывшим вторым секретарем Немобкома ВКП(б) Дмитрием Павловым. Дмитрий Павлов до 1928 года был работником ЦК ВЛКСМ, затем секретарем ЦК ВЛКСМ Украины. Во время работы на Украине примыкал к группе Лазаря Шацкина [4]. В Саратов Павлов приехал в 1928 году. Работал секретарем Октябрьского райкома в г. Саратове. С 1932 года работал вторым секретарем Немобкома ВКП(б). В июне 1934 года был освобожден от работы второго секретаря Немобкома и выбыл в Таджикистан.

     Павлов был арестован в Таджикистане по материалам управления НКВД по Саратовскому краю во второй половине 1936 года.

     Павлов в Саратове начал активную контрреволюционную троцкистскую работу с 1928 года, работал в непосредственной связи с Лазарем Шацкиным и с находившимися тогда в Саратове троцкистами-зиновьевцами - Давидовичем и известным Залуцким [5]. Начиная с 1931 года группа Павлова перешла на позицию террора против руководства партии.

     В АССРНП, наряду с организацией Павлова, органами НКВД разоблачена контрреволюционная троцкистская организация, в руководящем ядре которой были бывшие члены коммунистической партии Германии, так называемые "политэмигранты", оказавшиеся активными агентами гестапо. Группа была создана и возглавлялась бывшим руководителем союза красных фронтовиков Германии - Леов-Гофман Вилли [6].

     Вскрытие такой большой засоренности руководящих партийных кадров АССРНП двурушниками, троцкистами-зиновьевцами является очень серьезным политическим уроком для Саратовского обкома ВКП(б) и для партийной организации АССРНП.

     Саратовский обком ВКП(б) наметил и в значительной части уже провел следующие мероприятия, чтобы исправить положение с кадрами парторганизации республики немцев Поволжья.

     Первое. Взамен разоблаченных врагов партии и работников, освобожденных за политическую близорукость, Саратовский обком ВКП(б) за последние 5-6 месяцев направил на работу в партийной организации АССРНП следующих товарищей: тов. Гусева - на работу второго секретаря Немобкома ВКП(б) (до этого работал первым заместителем председателя крайисполкома); тов. Анисимова [7] - на работу первого секретаря Энгельского горкома ВКП(б) (до этого работал вторым секретарем Немобкома); тов. Беляева - на работу заведующего сельхозотделом Немобкома ВКП(б) (до этого работал заведующим советско-торговым отделом Саратовского обкома ВКП(б); тов. Стальского - на работу заведующего отделом школ и культурно-просветительной работы Немобкома ВКП(б), (до этого работал редактором Балашовской газеты); тов. Орлова - на работу заместителя заведующего отделом партийной пропаганды, агитации и печати Немобкома ВКП(б) (ранее работал заместителем заведующего отделом печати Саратовского обкома ВКП(б); тов. Лабунского - члена Саратовского обкома ВКП(б) - на работу редактора газеты "Большевик", органа Немобкома ВКП(б) на русском языке (до этого работал зам. редактора партийного журнала Саратовского обкома ВКП(б); тов. Зайцева - на работу вторым секретарем Энгельского горкома ВКП(б), с освобождением его от работы начальника политотдела совхоза; тов. Шпакова - на работу второго секретаря Мокроусского канткома ВКП(б); тов. Лефлер - на работу директора Немгосиздата, с освобождением его от работы заместителя председателя Вольского горсовета; тов. Шитова - на работу директора педагогического института АССРНП.

     Кроме того, бюро Саратовского обкома 8 января выдвинуло на работу первого секретаря Марксштадтского канткома ВКП(б) т. Овчинникова, одного из наиболее крепких секретарей, работающего теперь секретарем райкома ВКП(б) небольшого Чапаевского района; секретарем Гмелинского канткома ВКП(б) - т. Фрольцова, который в настоящее время работает вторым секретарем Ершовского райкома ВКП(б).

     В начале января подобраны и направлены в распоряжение Немобкома также 8 партийных работников на работу инструкторов канткомов ВКП(б) пропагандистов.

     Кроме перечисленных товарищей, направленных Саратовским обкомом ВКП(б) на руководящую работу в Республику немцев Поволжья, Саратовским обкомом ВКП(б) утверждены подобранные и выдвинутые Немобкомом ВКП(б) ряд работников, в том числе: редактор газеты "Нахрихтен" т. Риглер, командированный сельхозотделом ЦК ВКП(б) из состава слушателей С.[ельско] Х. [озяйственной] академии им. Ленина; народный комиссар просвещения АССРНП т. Шульмейстер, до этого работавший зам. председателя СНК АССР НП; ректор ВКСХШ т. Сегаль, работавшая до этого на научной и пропагандистской работе (знает немецкий язык).

     В ближайшее время необходимо подобрать новых работников на работу: 1) заведующего ОРПО [8] Немобкома ВКП(б), (обязанности зав. ОРПО Немобкома пока временно возложены на 2-го секретаря Немобкома ВКП(б) т. Гусева); 2) заведующего отделом партийной пропаганды, агитации и печати Немобкома ВКП(б); 3) секретарей Краснокутского и 4) Куккуского канткомов ВКП(б). На эту работу нужны крупные работники, причем необходимо, чтобы они, особенно последние трое товарищей, владели немецким языком [9].

     Не хватает также для парторганизации Немреспублики 7 зам. директоров МТС по политчасти, 5 инструкторов Немобкома, 9 преподавателей по ленинизму, истории, диамату, политэкономии; крайне необходимо, чтобы они владели немецким языком. Всех этих работников нам очень трудно подобрать из кадров Саратовской областной партийной организации.

     Саратовский обком ВКП(б) просит ЦК ВКП(б): командировать товарищей на работу заведующего ОРПО Немобкома, заведующего отделом партийной пропаганды, агитации и печати, двух секретарей канткомов ВКП(б).

     Второе. Саратовский обком ВКП(б) признает, что дело подбора, выращивания, большевистского воспитания партийных кадров в парторганизации Немреспублики было поставлено очень плохо. Поэтому после разоблачения и снятия многих работников как двурушников, контрреволюционеров, потерявших партийную бдительность, Саратовский обком и Немобком ВКП(б) не смогли взамен их выдвинуть новые, достаточно проверенные кадры и большую группу работников необходимо было командировать из состава Саратовского областного и городского партактива.

     Теперь по решениям Саратовского Обкома ВКП(б) начата серьезная работа по подготовке и переподготовке новых кадров из состава парторганизации АССРНП.

     С декабря 1936 года начала работать специальная немецкая группа в Саратове на областных курсах марксизма-ленинизма, на которых учатся 25 инструкторов канткомов ВКП(б), немцев. Одновременно начала работу немецкая группа при Саратовском институте марксизма-ленинизма по переподготовке 25 пропагандистов, немцев.

     Через указанную немецкую группу на курсах марксизма-ленинизма в ближайшие 4 месяца будут пропущены сверх 25 еще 60 инструкторов канткомов ВКП(б) и товарищей, выдвигаемых на инструкторскую работу.

     Работа на курсах с этими более чем 100 партийными работниками-немцами даст Саратовскому обкому ВКП(б) возможность близко изучить, этот значительный резерв для выдвижения партийных работников Немреспублики.

     Бюро Саратовского обкома ВКП(б) постановлением от 8-го января приняло план по подготовке и переподготовке партийных кадров Немреспублики на 1937 год. Всего намечено провести 15 различного типа курсов с охватом боле 1200 человек, в том числе секретарей канткомов, заместителей секретарей канткомов, инструкторов Немобкома и канткомов ВКП(б); 130 пропагандистов по истории ВКП(б), 160 руководителей начальных школ, 25 пропагандистов по ленинизму, 200 секретарей парткомов, парторгов колхозов, совхозов и предприятий, 125 агитаторов.

     В Саратовской областной организации и в парторганизации Немреспублики очень острый недостаток преподавателей, в особенности владеющих немецким языком, и при этом обладающих достаточной политической подготовкой и квалификацией по своей специальности.

     Саратовский обком ВКП(б) просит ЦК ВКП(б): а) обязать отдел партийной пропаганды, агитации и отдел школ ЦК ВКП(б) командировать для партийной организации Немреспублики 9 товарищей, преимущественно владеющих немецким языком, для преподавательской работы: по истории ВКП(б) - 3, по политэкономии - 2 и по одному товарищу для преподавания ленинизма, истории народов СССР, истории гражданской войны, диамата; б) утвердить смету на курсовые мероприятия 1937 года по партийной организации Республики немцев Поволжья в сумме 1.413 тыс. рублей.

Секретарь Саратовского обкома ВКП(б)
А. Криницкий
[10]

РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 120, д. 290, л. 1а-8.
Машинописная копия, русский язык.


[1] Кампания проверки учетных документов на членов ВКП(б) началась в мае 1935 года по настоянию И. Сталина и распоряжению ЦК партии. В циркулярном письме от 13 мая он потребовал от республиканских, местных организаций в течение 3-х месяцев упорядочить учет членов партии, проверить правильность сведений о них, внесенных в партийные документы, и "очистить ряды ВКП(б) от жуликов, проходимцев и примазавшихся элементов". Вскоре под этим предлогом, развернулась массовая кампания подозрительности, шпиономании, доносов и арестов. По сути дела, происходила новая, доселе невиданная по масштабам "чистка" партийных рядов. Но импульс ей был задан еще январским закрытым письмом ЦК ВКП(б) к партийным организациям. Их обязывали "повысить бдительность" к бывшим сторонникам оппозиционных групп, якобы организовавших убийство С. М. Кирова.
     "Чистка" затянулась до конца 1935 года. В декабре ее итоги рассматривал пленум ЦК ВКП(б), где основным докладчиком был Н. Ежов. Он информировал, что в ходе переучета было исключено из ВКП(б) 18 процентов ее членов. (Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории - РЦХИДНИ - ф. 17, оп. 2, д. 561, л. 130). Пленум решил продолжать чистку до февраля следующего года, тщательно проверить политических эмигрантов, иностранцев, среди которых, мол, особенно активизировались "чуждые элементы, агенты класового врага". К разряду эмигрантов и иностранцев по степени подозрительности к тем и их "нелояльности", по разумению партийных функционеров и карательных органов, вплотную примыкали и советские немцы. Процесс переучета и проверки членов партии фактически продолжался и после февраля 1936 года. Прием в партию, приостановленный в связи с проверкой, был возобновлен по решению ЦК ВКП(б) только с 1 ноября 1936 года. - См. "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". М., 1985, т. 6, с. 369.

[2] Упомянутое закрытое письмо ЦК ВКП(б) от 29 июля 1936 года подводило идеологическую основу под акции террора в отношении бывших оппозиционеров. Сторонников Троцкого и Зиновьева рассматривали как злейших врагов советской власти. Они подлежали физическому уничтожению. Их обвиняли в подготовке покушений на Сталина, других членов Политбюро. Письмо призывало искоренять остатки оппозиционных групп, повышать "большевистскую революционную бдительность", овладевать умением распознавать врага партии". Оно послужило стимулом для усиления волны репрессий. Текст письма см. "Реабилитация. Политические репрессии 30-50-х годов." М., 1991, с. 196-210.

[3] Упомянутые здесь лица были заведующими отделами обкома АССРНП, секретарями Энгельского горкома и кантональных комитетов ВКП(б).

[4] Шацкин Лазарь Абрамович (1902-1937) - член РСДРП с 1917 г., секретарь Московского комитета Союза коммунистической молодежи в 1918 г., один из учредителей Коммунистического Интернационала молодежи; в 1920-22 гг. первый секретарь ЦК РКСМ. Позднее на руководящих постах в партии и государстве, в Москве, Саратове, Свердловске и Ташкенте. В 1936 г. арестован, ложно обвинен в принадлежности к троцкистам, расстрелян в 1937 году.

[5] Залуцкий П. А. (1887-1937) - член РСДРП с 1907 г., член ЦК РКП(б) в 1923-25 гг., в 1922-28 гг. секретарь Уральского, Северо-Западного бюро ЦК, Ленинградского губкома , в 1928-34 гг. - председатель Нижневолжского совнархоза, на других государственных постах. Был участником троцкистской оппозиции, репрессирован в декабре 1934 г., расстрелян в 1937году.

[6] Леов, Вилли (1887-1937) - член КПГ с 1919 г., ближайший сподвижник Эрнста Тельмана, сопредседатель Союза красных фронтовиков военизированной организации КПГ, созданной в 1925 году для защиты рабочих собраний, демонстраций от нападений банд буржуазной реакции и фашистов.
     С 1927 г. кандидат в члены ЦК КПГ, в 1929-33 гг. член ЦК КПГ. Эмигрировал в СССР в 1934 г., жил и работал в Республике немцев Поволжья. В 1936 году арестован по ложному обвинению, погиб в 1937 году. Жена В. Леова - технический сотрудник посольства СССР в Берлине была репрессирована нацистами в 1933 году.

[7] Анисимов Н. Н., а также Гусев В. Д. спустя полгода на пленуме обкома Республики 26 июля 1937 г. были сняты со своих постов "за безнадежную слепоту к врагам народа и неоднократную защиту троцкистско-фашистских шпионов и вредителей". - РЦХИДНИ, 17, оп.,120, д. 290, л. 55.

[8] Речь идет об Отделе руководящих партийных органов, существовавшем тогда в структуре обкомов, ЦК партии.

[9] Лидеры республиканской организации ВКП(б) в то время, несмотря на регулярные "селекции" среди партийно-хозяйственного актива, должны были выполнять постановление ЦК от 5 ноября 1934 года, предусматривавшее "укрепление кадрами немецких районов", командирование в них опытных руководителей, не обязательно немцев, которые должны были изучать немецкий язык. На пленуме обкома Республики в феврале 1937 г. была поставлена задача так наз. "коренизации" - максимального привлечения в аппарат всех руководящих структур выходцев из коренного населения - немцев. Обнаруженные недостатки в подготовке, национальных кадров в Республике местные власти пытались объяснить "вредным воздействием троцкистских и националистических группировок". - РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 120. д. 290, л. 16.

[10] Криницкий А. И. (1894-1937) - член РСДРП с 1915 г., в 1919-21 гг. секретарь Саратовского губкома партии, в последующие 1922-33 гг. - секретарь Омского, Донецкого губкомов, Закавказского крайкома ВКП(б), первый секретарь ЦК КП(б) Белоруссии. В 1934-37 гг.- первый секретарь Саратовского крайкома (обкома) и горкома ВКП(б), член ЦК, кандидат в члены Оргбюро ЦК партии. На октябрьском 1937 г. пленуме ЦК ВКП(б) выведен из их состава, репрессирован, приговорен к высшей мере наказания, 30 октября расстрелян. Реабилитирован и восстановлен в партии в 1956 году.

© Эта страница является неотъемлемой частью сайта DIE GESCHICHTE DER WOLGADEUTSCHEN.