Электронная библиотека немцев Поволжья.
 Главная    Библиотека    Фонд редкой книги    Статьи и публикации    Библиография    Художественная литература    Старые газеты    Документы    Карты    Видеотека  

Рейнгольд ГАУН

ЭШЕЛОН 817

Историческая повесть о трагической судьбе жителей колонии Антон.
Размышления о причинах этой трагедии.



Гаун Р. Эшелон 817. Историческая повесть о трагической судьбе жителей колонии Антон. Размышления о причинах этой трагедии. — Берлин, 2018. 362 с. + илл. + 1 карта.


Гаун Р. Эшелон 817. Рейнгольд Гаун

История прошлого столетия, изложенная в школьных учебниках, это враньё, которое постоянно переписывается в зависимости от того, кто сидит в Кремле или Рейхстаге. Я попытался написать правдивую историю маленькой немецкой деревни на Волге. Чтобы объяснить читателю, а прежде самому себе, зачем жителей этой деревни морили голодом, убивали, сажали, выгоняли из их домов, мне пришлось заниматься изучением идеологии того времени. Насколько это мне удалось – судить читателю.

Книга посвящается моим родителям и землякам, перенесшим депортацию, лагеря Гулага и комендатуру.


ПРЕДИСЛОВИЕ

Вы держите в руках вторую книгу по истории Антона. Первая книга выполнила свою роль, напомнив землякам, что история это то, что пережили они и их предки, а не то, что пишут в школьных учебниках. Первая книга должна была поднять интерес читателя к своей собственной истории и помочь автору собрать дополнительный материал. Очень приятно получить звонок из Дрездена от Элли Метцкер с сообщением, что на фотографии 1914 года рядом с унтер-офицером стоит её дед Гансгорн, а ведь даже моя мать не знала этого. Со времени выхода первой книги (2009 г.) прошло уже достаточно времени и пора подвести промежуточные итоги: архивы становятся более недоступными, а сама история всё более превращается в орудие пропаганды.

Раньше я не уделял поимённому списку Антона достойного внимания считая, что через 75 лет, согласно российских законов, опубликуют списки депортированных. Однако наследники карательных органов инсценировали дело Супруна-Дударева и шансы, что списки депортированных будут опубликованы, равны нулю.

Следя за делом Супруна, я пришёл к выводу, что через 75 лет хранения списков, высланных с Волги, их просто уничтожат или оставят на хранение. Мой план был привязывать жителей села к своему дому, исключая всех, кто не был в этом эшелоне: бакинцев, солдат срочной службы, студентов, репрессированных по разным статьям... Собрав за месяц напряжённой работы (июнь 2012) 80 домов, я понял свою ошибку – я разрывал семьи. Терялся генеалогический смысл моей работы, была лишь историческая констатация фактов. Мой новый план состоял в следующем: семья вместе, как целое. Список домовладельцев села Антон, составленный секретарём сельсовета А.Ф. Вигандтом, превращался из имущественного в документ генеалогический.

Надежда на Комиссию по противодействию попыткам фальсификации истории также не оправдалась. Появление подобной комиссии должно логически привести к массовому открытию архивов, но это логически. На деле председатель этой комиссии С.Е. Нарышкин призвал «не подрывать основы безопасности государства». Очевидно, что под формулу «не подрывать» чиновные охранители могут «подогнать» любые неудобные сюжеты отечественной истории. То есть получение мной из архива списка женщин «Туймазанефти» в количестве 1059 человек, может подорвать безопасность страны. Рассматривая это выражение «подрыва безопасности страны», я отдаю приоритет в подрыве этим чиновникам. Это чиновники вынуждают платных историков писать ложь.

Патриотизм в истории означает для меня, правдивое описание истории Российской империи её место и роль в мире до первой мировой войны. Это поможет преодолеть 100-летнее разделение россиян на белых и красных. Искажение и замалчивание ненависти миллионов людей против деяний советской власти не решает, а усугубляет проблему – уменьшение населения принимает катастрофические размеры. Длительное культивирование ненависти между русскими и немцами в Европе ведёт к их исчезновению, на их место, их города занимают азиаты и африканцы.

Некоторые читатели моей первой книги, говорят, что я слишком драматизирую в представлении взаимоотношений (выражение «геноцид» их не устраивает) советской власти и немецкого населения. Типичный ответ немца в виде вопроса: «А у кого ещё отобрали территорию, государственность, образование, культуру, историю…?». Я отвечаю так: «У меня есть документ, что моя семья и я лично освобождён от комендатуры 7 января 1956 года. Раньше до меня были освобождены: 27 мая 1953 г. амнистия 1,2 млн. уголовников; власовцы с 1952-1953 годы; с 13 августа 1954 г. освобождены «кулаки» и немцы, которых не выселяли; 17 сентября 1955 г. амнистия советских граждан, сотрудничавших с оккупантами...». Я что, опаснее всех этих, ещё не всех перечисленных?

Кого-то может смутить, что за историю взялся «мужик от сохи», точнее нефтяник, если нужно унизительней, то «мазута». Не надо забывать, что этот нефтяник пишет этот кусочек истории для себя и своих детей. Ему никто не платит, его пенсия не зависит от того, что он пишет, он не ожидает получить медаль, премию, похвалу. Напротив. Он может попасть под огонь платных распространителей сфальсифицированной истории. Некоторых читателей волнует финансовая сторона издания. Меня лично это волнует меньше – я на первой книге потерял несколько тысяч евро, потеряю и на второй книге. За правду нужно самому платить, за враньё государство платит. Изданная в 2009 году книга ставила своей целью ознакомить читателя с историческими событиями, коснувшимися жителей Антона, и собрать материал для второй книги. Вторая книга начинается списком жителей Антона 1767 года и заканчивается списком лета 1941 года. 07.09.2014 колонии Антон исполнилось 250 лет, совместное проживание этих семей до депортации составляет лишь 177 лет. Центральным и главным в этой книге является список жителей колонии Антон по состоянию на лето 1941 года.

Если книгу я пишу историческую, то конечно нельзя обойти исторические архивы. В архиве «Немцев Поволжья» информация до 1918 года, а дальше какие-то обрывки до 1924 года. Чтобы составить список жителей Антона 1941 года, я построил более 20 древ. Я обнаружил, что в церковной книге 1904-1925 годы отсутствует множество страниц. Например отсутствуют страницы с 20 по 29, это означает, что нет конца списка по Альбрехт и нет начала по Баумгертнер. По Гардт тоже вырваны 3 листа, но активность потомков преодолела эту неприятность и большая часть вырванных листов восстановлена.

В ГАСО мне отказали, у них кроме церковной книги, ничего нет по Антону.

Во времена, когда двери архивов на надёжном замке, желание узнать историю, события или свою собственную историю – велико. Идиотское ощущение – историй много, а почитать нечего. Если раньше в бывшем СССР вся история была написана под одну копирку, то и желание открыть книгу отсутствовало. Но была надежда, что там-то уж за кордоном написана правдивая история. Надежда не оправдалась, история оказалась такой многоликой, что выбрать настоящую правдивую, соответствующую всем представлениям о событии и главное не противоречащую тому, что произошло как до, так и после того. Может я бы и не стал интересоваться историей, которая произошла до моего рождения, но дети из школы приносят такие истории, что невольно заставляет взяться за перо. Самое удивительное, что они не реагируют, когда я парирую например: «Если американцы более 40 лет назад уже были раз на Луне, то почему бы им снова не прогуляться туда, наука так выросла за это время?» Но это уже моё время. Мы смеялись над развевающимся в вакууме американским флагом, множеством разно ориентированных теней от одного солнца и над прочими «нескладушками». Через два поколения они вытаскивают своё старое враньё и предлагают в это верить моим детям, как в свершившееся историческое событие.

Список эшелона та же книга Памяти, составленная по воспоминаниям выселенных и их потомков. Этот список будет заведомо иметь ряд недостатков, но его нельзя запретить. Я получаю от незнакомых людей информацию об их семьях и вношу их в список. Они желают, чтобы я внёс их в список и опубликовал. Они желают показать действия советской власти против немцев вообще и их семей в частности.

Нам важны сами люди, а не абсурдные статьи по которым расстреляли, осудили и выслали. Нам не важно, был он шпион в пользу Германии или Японии, состоял в фашистской или троцкистской организации. Важно, что этот человек где-то открыто сказал своё мнение о советской власти и поплатился за это. Важно, что ИЦ УВД не имеет данных, в списках «Мемориала» его нет, а родственники о нём помнят. Представляя список эшелона № 817, я могу его дополнить лишь теми односельчанами, которые не порвали связь с Антоном, имели там родственников. Своими дальнейшими, послевоенными, в первую очередь, антинемецкими законами советская власть закрепила жителей Антона на нефтепромыслах Башкирии, Татарии, Самары и Оренбурга, в Красноярском крае – им было запрещено возвращаться в места довоенного проживания. Запретив немцам возвращаться на Волгу, их лишили дарованной царицей территории, что было главным условием переезда немцев в Россию. Лишив немцев их территории, государство держало «границы на замке» – они попали в ловушку. Только перестройка позволила объявить в печати и документально оформить требование российских немцев вернуть им их территорию. До перестройки за подобные высказывания немцев привлекали к уголовной ответственности и направляли в психбольницы. Я горжусь тем, что российские немцы выехали в Германию, после того, как пьяный Ельцин объявил им, что он думает об их праве на территорию.

Я согласен с мнением читателей, что слишком много политического материала, но куда денешься от политики. От политики государства зависит, кого в следующий раз пошлют лес валить. Я не утверждаю, что моё видение истории абсолютно правильное, я просто обозначил некоторые исторические «ляпы» и попытался их объяснить. Я не могу пройти мимо важных исторических событий, с трактовкой которых я не согласен. Этот звон «о благе, о заботе о советских людях» вылился в смерть моих земляков. Я конечно не могу назвать поимённо всех жителей Антона, погибших от деяний советской власти, но контуры я обозначил.

3 миллиона не реабилитированных немцев покинули территорию бывшего СССР из протеста, получив отказ в возвращении территории. Так что сегодня жители Антона и их потомки расселены ещё по всей Германии.

Эшелон 817 – это для меня завершающий акт уничтожения советской властью одного из народов России. Это расправа интернационалистов с одной из национальностей.

Я буду рад, если я помогу своей книгой найти давно потерянных родственников.




СОДЕРЖАНИЕ

 

1. Предисловие
3

2. Антон до революции
7

3. Первая мировая война
29

4. Революция и гражданская война
42

5. Голод 1921 года
56

6. Концессии
68

7. План Альберта Кана
76

8. Голод 1933 года
88

9. Предвоенные годы
98

10. Война
112

11. Указ от 28 августа
128

12. Вятлаг
138

13. Башкирия
147

14. Строительство соцгорода
153

15. 13 декабря 1955 года
164

16. Итоги войны
171

17. Хрущёв в Октябрьском
182

18. Ложь
191

19. Видергебурт
208

20. Возникновение национал-социализма
220

21. Мировая революция
235

22. Исторический фундамент
253

23. Представление реальной истории
261

Эшелон 817
268

25. Приложение
327

26. Антоновская кухня и её особенности
348

27. Список использованной литературы
352

28. Фотоматериалы
355

 


Главная Библиотека Фонд редкой книги Статьи и публикации Библиография Художественная литература Старые газеты Документы Карты Видеотека