Электронная библиотека немцев Поволжья.
 Главная    Библиотека    Фонд редкой книги    Статьи и публикации    Библиография    Художественная литература    Старые газеты    Документы    Карты    Видеотека  

Р. ГАУН

АНТОН
ОКТЯБРЬСКИЙ
БЕРЛИН

Историческая повесть
о российских немцах с Волги,
выходцах из села Антон



Гаун Р. Антон. Октябрьский. Берлин. Историческая повесть о российских немцах с Волги, выходцах из села Антон. — Берлин, 2009. 288 с. + 18 с. илл.


Гаун Р. Антон. Октябрьский. Берлин. Рейнгольд Гаун

Рейнгольд Гаун родился в Башкирии, в г. Октябрьский в 1948 году. До 1956 года «спецпереселенец», затем техник-геофизик, горный инженер. С 1990 по 1997 годы – председатель городского общества «Видергебурт».

В книге автор представляет своё видение исторических событий, основывающееся на фактах, а не на пропаганде. Первоначальный замысел - рас-сказать о жизни и трагедии жителей села Антон - пришлось расширить. Город Октябрьский строили спецпереселенцы не только из Антона, но и из других сёл Поволжья. Расширять можно до бесконечности, так как список подневольных обширен как по национальностям, так и по статьям УК.

Являясь легитимным представителем немцев города Октябрьский, автор пишет в первую очередь о немцах, а затем - о других строителях города.

Автор ожидает от выходцев из села Антон получить информацию о судьбах их родственников, а также список членов семьи читателя, отправ-ленного эшелоном № 817 в Красноярский край.

Книга является реакцией на замалчивание и искажение нашей истории.




ПРЕДИСЛОВИЕ

Оглядываясь на прожитые мной годы, я заметил, что всё, связанное с моим народом, до сих пор находится под завесой секретности. Существую-щие законы не позволяют частному лицу получить исторический материал в органах МВД и ФСБ на группу лиц или народ, только на членов своей семьи. Закон гласит: „ознакомиться с архивно-следственными материалами может либо ближайший родственник репрессированного, либо исследователь по данной письменной доверенности данного родственника". Государственные исторические архивы ещё не получили этот материал из-за давности (75 лет). Если ГИА республики Башкортостан получит материал на хранение, то смогу ли я заглянуть в эти папки? Ответ из 2008 года звучит так: „Уважаемый Р. Г.! Сообщаем, что списки трудмобилизованных немок, строивших город Октябрьский с декабря 1942 года по 1950 г., на хранение в Центральный государственный исторический архив не поступали. Директор архива Р. 3. Ширгазин".

Я не смогу получить документы о строительстве города, о духе того времени. О настроениях людей документальных подтверждений не бывает. Автор ставит себе целью излагать материал так, как рассказывают об этом участники событий или как им об этом рассказывали их родители и близкие. Я могу поднять газеты за август 1964 года — приезд Н. С. Хрущёва в Октябрьский, но события там освещены однобоко. Если взять книги об Октябрьском, то этого события там вообще нет Нам, живущим в 21 веке, интересны сами события, а не речь Хрущёва про американский империализм и важность кукурузы в сельском хозяйстве.

Самая большая группа российских немцев в Октябрьском происходит из села Антон, кантон Бальцер, АССР Нем. Поволжья (дореволюционное название - Саратовская губерния, Камышинский уезд, село Севастьяновка, немецкое название села - Антон). О жителях этого села, об их трудной судьбе, тяжёлых испытаниях, выпавших на их долю, эта книга. Излагаемый материал плохо защищен от нападок сторонников документального освещения исторических событий. Несколько компакт-дисков с выступлениями трудармейцев и вырезки из газет горбачёвских времён являются основой для изложения материала о строительстве города.

Несколько выпусков книги „Октябрьский и октябрьцы" не отвечают на вопрос - кто строил город. В книге много говорится о героизме руководителей, но даже дети знают, что телефонной трубкой город не построишь.

Я думаю, авторам книги знакомы слова, с помощью которых можно было бы описать строительство города на начальном этапе: пайка, прожарка, обувь ЧТЗ, трудармия, комендатура, шептуны, власовцы, 58-я с после-дующими цифрами, Туймазинлаг и далее, но соцреализм предписывает не лезть в дерьмо. Любое действие можно описать стандартным выражением: „советский народ с воодушевлением принялся выполнять решения городс-кого комитета партии".

В доперестроечное время количество лет, проведённых в партии, ценилось очень высоко. Особенное ударение делалось на то, что обладатель билета вступил в партию до революции. Таких с приставками: большевики, ленинцы, ветераны партии с дореволюционным стажем и т. д. в городе было двое А. К. Старков и X. П. Реймер. Так же как и Старков он встречался с Лениным и имел полувековой партийный стаж - но есть одно „но". Если А. Старков попал в книгу (стр.118) и на доску почётного гражданина города, то X. Реймер нигде не упоминается (за исключением J. Schmal. Den Kelch bis zur Neige geleert., M., 1995). Но это же был преданный слуга партии, когда немцы города в 1964-65 годах поднимали вопросы восстановления Немреспублики и направление делегации в Кремль, Реймер был против - явный интернационалист. „Выразитель народных интересов" X. Реймер был против восстановления немецкой республики. Не помогла преданная служба, вычеркнули его из истории города Октябрьский по одной причине - национальной. Составители книги учитывали не только преданность и полувековой стаж коммуниста Реймера, но и его немецкую национальность.

Тему Реймера я начал не потому, что меня гложет обида и несправедливость властей по отношению к земляку. Меня волнует, что земляки в недостаточной мере оценили его полувековую пропагандистскую деятельность. В большой Нарышевской землянке, где проживало более сотни женщин, у него был отгорожен угол. По вечерам он собирал свободных от вахт трудармейцев и проводил политинформации. В 50-60-х годах у немцев Октябрьского был неофициальный пункт встречи - на городском рынке на месте павильона „Овощи и фрукты". В те времена там торговали разной живностью: коровами, козами, свиньями и птицей. Каждое воскресенье здесь встречались сотни мужчин-немцев, обмениваясь новостями. Эту точку и облюбовал коммунист Реймер для своей пропагандистской деятельности. Пристроившись к группе беседующих, он начинал о последних важных решениях партии, а слушатели вдруг вспоминали о своих неотложных делах и исчезали. Встрять в дискуссию на политическую тему грозило большими неприятностями.

Как вычёркивается участие немцев в строительстве города? Официаль-ные ветераны - строители города - дружно говорят: ,до моего приезда го-рода не было", Е. Д. Гилинский прибыл в 1948 году, а П. Т. Белоглазов в 1947 году. Я сам родился в роддоме. Для меня это значит - роддом был, а города ещё не было. Это означает, что 4 тысячи немцев ничего не делали 6 лет. Не по взмаху волшебной палочки появилась стройиндустрия и целые кварталы домов. Честнее было бы сказать - сотая скважина дала мощный толчок для строительства города и поэтому сюда стали приезжать те, кто сегодня носит звание почётного гражданина города. Те, кто должен был отмечаться у коменданта, не могли проявлять героизм на работе и почётными гражданами быть не могут.

Интернационализм, который красной строкой пронизывает всё учение марксизма-ленинизма, почему то не смешивает нации в героическом труде. Одна нация использует телефонную трубку (видно лопат не хватило). Её достойные представители П. Н. Полонский, Е. Д. Гилинский, А. М. Слепян, А. Г. Эйгенсон и др.

Тысячи полуголодных, полураздетых женщин немецкой национальности зимой и летом махали кирками и лопатами за 700 граммов хлеба. Часто можно слышать - весь народ пострадал в войну. Эти женщины потеряли дом, семью, детей, территорию проживания, участок земли, приобретённый ими на правах собственности, личное имущество и родной язык, потому что он - немецкий язык. Они потеряли всё это, находясь за тысячи километров от линии фронта. Они и их дети полвека платили налоги, но государство и пальцем не пошевелило, чтобы что то для них сделать. Чтобы скрыть грабёж и геноцид над российскими немцами, их замалчивали. Для тех, кто считает, что всё это осталось в прошлом, мой вопрос: „Какой процент населения Октябрьского составляли немцы с 1943 по 50-е годы?"

В 1990 году мне попалась в руки книга „Город Красноармейск" (бывший Бальцер).

Автор пишет „город построили в 18 веке немцы" и это всё. 175 лет жили немцы на Волге, построили город, в 1941-ом их выселили, и осталась в истории города одна строчка. В книге об Октябрьском даже такой строчки нет, хотя прошло лишь 60 лет. Надо отдать должное Ю. В. Королькову: на праздновании 50-летия города в 1996 году он упомянул в своей речи, кто строил город. Но речь его давно забыта, а книга имеется во всех библиотеках города. Учебники истории содержат официально принятую в государстве историю, радикально отличающуюся от семейных историй.

Французский писатель Оноре де Бальзак так пишет об истории: „Есть два вида мировой истории: одна официальная лживая, предназначенная для преподавания в школе, другая - это тайная история, скрывающая настоящие причины событий". Я понимаю, что написанное мной часто не имеет документальной поддержки. События документируются, но под таким углом зрения, чтобы соответствовало имеющейся на данный момент доктрине. Каждая группа людей в зависимости от образования, национальности, своего места в обществе видит историю под другим углом зрения. Время вносит свои коррективы. Официальная история замалчивает многие события, вредящие имиджу страны, а они очень важны для понимания истории.

Взять простую историю о 26 расстрелянных бакинских комиссарах, но сколько вранья впрессовали в эту короткую историю (большие советские энциклопедии противоречат друг другу, раньше не было списка - сегодня он появился, но с другими фамилиями и т. д. Эта история, размещённая на сайтах армянских авторов, противоречит описанию событий азербайджанскими авторами). Что же говорить о войнах, революциях, раскулачивании? Там искать правду - невероятный труд. Там погибли миллионы людей, поэтому архивы закрыты. Историков, находящихся на службе государства, поощряют и награждают, так как они по просьбе руководства сочинят любую историю. Для историков-любителей уготовлены статьи в уголовном кодексе многих демократических стран, которыми их награждают в зависимости от глубины копания. Канадскому историку Э. Цунделю одели наручники на территории США, доставили в Европу и осудили за отрицание официальной истории (чтобы не сомневался в существовании газовых камер). Ревизионизм осуждается во многих странах, руководители государств хотят иметь историю красивую и „подчищенную", чтобы можно было ей гордиться. Без ревизионизма история умирает. Пример из недавнего прошлого. 60 лет советская пропаганда награждала кулака нелестными эпитетами, но пришло новое время и многие мои знакомые с гордостью говорят, что их дед был кулаком. Таких в Октябрьском очень много.

Если историю пишут в угоду правящим, то остаётся самому засучивать рукава. Видит бог, не хотел я писать книгу, не моё это дело. Я пытался это организовать: трудармейцы писали по моей просьбе воспоминания, я передавал этот материал А. Детинину - опытному журналисту, я привёз из Техснаба огромный рулон бумаги для будущей книги. Через год Детинин отказался писать книгу и не вернул собранный материал. Мне пришлось самому браться за эту работу, но скольких живых свидетелей я потерял за это время.

Долгие годы из немцев „лепили" шпионский образ, забывая, что их не было в армии, в оборонной промышленности, их не допускали в ряд вузов. Самый большой секрет, которым они владели - сколько в их колхозе давали за трудодень.

Мы смеёмся сегодня над историей, которую учили в школе, потому что идеологи КПСС потеряли власть, а то нам было бы не до смеха. Сегодня пропаганда в других руках, но нам читателям по прежнему нужна правда, а архивы закрыты. Я считаю себя жертвой красной пропаганды. Из года в год я нахожу новую правду о войне, коллективизации, голоде и т. д. Я ищу истину и не уверен, что утверждаемое мною оной является. Слишком долго мы находились в тисках красной пропаганды и поэтому нет доверия многим источникам информации. Когда пишешь о российских немцах, невозможно обойти тему войны. Мне как-то попалась в руки книга „200 мифов о войне", чтобы не плодить новый миф, я просто ставлю вопросы устоявшимся агитштампам.

Во время Второй мировой войны на долю российских немцев выпали тяжёлые испытания: их выселили, отобрали дома и имущество, четверть на-селения была просто уничтожена, их ещё 10 лет после окончания войны держали под комендатурой, их принудительно держали рассеянными на огромных пространствах СССР до перестройки и этот список можно продолжать.

Ответственные руководители на подобные претензии немцев обычно отвечают: „Всем народам в войну было тяжело".

Что всем выселенным народам (чеченцы, ингуши, калмыки и. д.), кроме немцев, вернули их территории в 50-х годах, очевидно, они забыли. 50 лет оказалось мало для исправления несправедливости. Это не аргумент для руководства России. Российские немцы не реабилитированы как народ, что очень плохо для обоих сторон.

Кто-то заметит, что текст написан коряво, но я и не претендую на литературную премию. Но правду сказать о людях, которые уходят в мир иной, я обязан.

Я считаю себя обязанным сказать правду моим детям и детям моих земляков, доверивших мне в 1991 году защищать и представлять их интересы на съездах немцев. Я ставлю себе целью объяснить, почему зимой-весной 1922 года в селе Антон умер каждый четвёртый житель, зимой 1942-43 годов история повторилась. Я ставлю себе целью определить виновников геноцида над российскими немцами. Удалось ли это мне - судить читателю.

Я хочу выразить мою признательность и благодарность землякам, которые помогали мне в поиске правды и фактов. По признанию общества „Мемориал", за 20 лет работы им удалось найти и опубликовать имена лишь пятой части всех репрессированных. По их же признанию, качество и информативность материала очень низкое. Не надо ходить далеко за примерами, я покажу это на примере моего отца:

Гаун Самуил Александрович

Родился в 1912 г., немец.

Проживал Саратовская обл., Бальцерский р-н.

Приговорён: в 1941 г., обв.; по нац. признаку.

Приговор: спецпоселение - Башкирская АССР, Октябрьский, снят с учёта 09.01.1956.

Источник: МВД Республики Башкирия.

Попробую коротко прокомментировать эту информацию: его и тысяч его земляков адрес неправильный. Должен быть: Саратовская губерния, Камышинский уезд, село Севастьяновка; или АССР НП, кантон Бальцер, село Антон; или Саратовская обл., Красноармейский район, село Садовое. Если я и могу согласиться с третьей строкой, то четвёртая строка требует пояснения. Эта строка предназначена для сокрытия издевательств и лишений которым подвергли человека. Она скрывает, что у полмиллиона жителей Поволжья отняли Родину, дом и имущество. МВД должно знать, что данного гражданина выслали в Сибирь, затем мобилизовали его в Вятлаг, а его жену в Кузбасс. В Красноярском крае осталась парализованная мать и трёхлетний сын. На спецпоселение в Октябрьский он попал не по приговору, а по вызову как бывший нефтяник.

О какой информативности можно говорить. После ФИО стоит „Проживал: заключённый Волжлага НКВД, 158 колонна, 6-е строительное отделение". Будто он сам себе это место жительства нашёл.

Времена интернационализма, когда затыкали рот всем национальностям, кроме одной, проходят. Красные правители России уничтожили десятки миллионов людей. Христианство в своём учении проповедует всепрощение, а чувства мести являются греховными. В книге описаны давно прошедшие события и поэтому к ним нельзя подходить с чувственными мерками - ненависти или любви. Например, приведённый список женщин - работниц треста „Туймазанефть", осуждённых по статье 58-10, - не является проявлением чувства мести предприятию или кому-либо. Главная цель - правдивое описание событий того времени.

Я хочу сказать читателю: „Без твоего участия не будет правдивой истории твоей семьи и твоего народа. Не будешь в этом деле участвовать, тебе напишут историю за деньги из фонда Сорроса. Твои дети уже сегодня учатся по этому учебнику - „Новейшей истории", оплаченному из Америки".




СОДЕРЖАНИЕ

 

Предисловие
3

Глава 1. Антон до революции
11

Глава 2. Революция и гражданская война
33

Глава 3. Голод
47

Глава 4. Предвоенные годы
57

Глава 5. Война
76

Глава 6. Указ
90

Глава 7. Вятлаг
103

Глава 8. Башкирия
119

Глава 9. Э. Вирт. О Соцгороде
132

Глава 10. Строительство Соцгорода
145

Глава 11. Итоги войны
167

Глава 12.13 декабря 1953 года
180

Глава 13. Н. Хрущёв в Октябрьском
189

Глава 14. Ложь
197

Глава 15. Видергебурт
218

Приложения
 

Список жителей села Антон (1941 год)
235

Список трудармейцев Тагиллага
239

Список трудармейцев Туймазинлага
241

Список трудармейцев Вятлага
245

Трудармейцы Бугуруслана
246

Прочие лагеря
247

Список немцев призывного возраста
248

Реабилитированные города Октябрьский
258

Список литературы
285

Фотографии по главам
289

 


Главная Библиотека Фонд редкой книги Статьи и публикации Библиография Художественная литература Старые газеты Документы Карты Видеотека