Электронная библиотека немцев Поволжья.
 Главная    Библиотека    Фонд редкой книги    Статьи и публикации    Библиография    Художественная литература    Старые газеты    Документы    Карты    Видеотека  

КНИГА ПАМЯТИ:

3462 ИМЕНИ ТРУДАРМЕЙЦЕВ НЕМЕЦКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ,
ПОГИБШИХ В БОГОСЛОВЛАГЕ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ



Книга Памяти: 3462 имени трудармейцев немецкой национальности, погибших в Богословлаге в годы Великой Отечественной войны. - Краснотурьинск: Издательский дом филиала БАЗ-СУАЛ, 2001. - 235 с.


Книга Памяти.

Настоящее издание Книги Памяти, пожалуй, только условно можно считать первым, ибо, подготовленная в 1998 году, она существует в нескольких экземплярах, изготовленных, можно сказать, вручную в Краснотурьинском немецком обществе "Wiedergeburg".

Работа проделана огромная. И хотя не все географические названия указаны так, как принято на современных картах, и имеются разночтения в написании имен, тем не менее сведения, извлеченные из архивов МВД и зафиксированные в книге, - это вечная память о тех, чья жизнь оборвалась в Богословлаге.

 

 

 

 

 



В память
о погибших трудармейцах
немецкой национальности
"Базстроя" НКВД
г. Краснотурьинска
в годы войны
1941 - 1945 гг.


Составил:
Председатель краснотурьинского немецкого
общества "Wiedergeburt" И. Ф. Вайс


г. Краснотурьинск
2001 г.




НАВЕЧНО...

Уважаемый читатель! Ты держишь в руках уникальный документ - документ памяти о людях, стоявших у истоков строительства в глухой тайге, в жесточайших климатических условиях уральского Севера крупнейшего в стране алюминиевого завода, вести которое было поручено строительному управлению "Базстрой" НКВД. Зловещая аббревиатура, связанная в сознании людей с ГУЛАГом, сомнений не оставляет: имя всему этому - Богословлаг. Но тогда об этом запрещено было не только что говорить, но и подумать. И даже сейчас, по прошествии полувека, об этом небольшом по времени, но емком по человеческому горю и страданию отрезку истории создания завода и города принято говорить словами громкими и торжественными, как и тогда: "Слов нет, трудности у нас есть. Но на то мы и советские люди, партийные и непартийные большевики, чтобы преодолеть эти трудности," писала многотиражка "Сталинская стройка". Или: "...Титаническим был труд на плотине. Работало несколько тысяч человек. Люди не уходили до тех пор, пока не выполнено было задание..."

Красивая боевая строка, в духе плакатного добровольческого фильма, она и сейчас ловко встраивается в победные речи митингов и праздничных вечеров, и мало кто представляет, особенно из молодого поколения, что стоит за "титаническим трудом" и что значило для простого бойца трудового фронта не выполнить задания.

"...Если бригада норму не выполнила, тебя не пускали в зону, - вспоминает один из строителей "Базстроя" НКВД Иоганн Гинтер в своем интервью газете "Wiedergeburt". Как он сам признается, в бригаде не работал, шоферил, поэтому и выжил. - А те, что в бригадах, - они стояли по 2-3 часа на улице, пока десятник или прораб не попросит, чтобы их пропустили." Добавим: но опять же, пропускали лишь тех, кто нес за спиной вязанку дров.

...Если ты заболел, - продолжает И. Гинтер, - тебя все равно вытащат из зоны. Вроде как на работу, потому что у бригадира в плане столько-то человек, и нужно было, чтобы эта цифра была в наличии...

Лагерей, где довелось работать трудармейцам немецкой национальности, на Урале было несколько. Но Богословлаг выделяют особо. В военные годы на строительстве завода и БТЭЦ работали в среднем 10200 человек, из них 9200 - российские немцы. Из-за нечеловеческого обращения, как физического, так и морального - окружающие смотрели на них, как на виновников идущей войны, немногие имели шансы выжить. Люди гибли десятками, сотнями. Большую часть жертв забирала плотина. Как говорят очевидцы, сколько там камней, столько и людей - с ними не церемонились, их не считали. Особенно поначалу, когда прибыло два эшелона немцев с Украины. Прибыли в сентябре, а через полгода почти все уже были на погосте. Хотя какой там погост. Ямы рыли - и всех туда, в общую могилу. Свозили целыми подводами. Наваливали доверху.

"Я один раз видел, мимо проезжал: одни ноги торчали...Голые, не одетые ни во что! Как куры! - говорит И. Гинтер. - Заключенных лучше кормили, у них были койки и все такое, что положено человеку..."

У них было все, что положено человеку... И каждый из них знал, что отбыв свой срок, он станет свободным, свободным настолько, насколько это было возможно в тоталитарном государстве. То же думали и советские немцы, с нетерпением ожидая окончания войны, героическим трудом своим приближая Победу. Но кончилась война, и перед ними новое испытание - выселение НАВЕЧНО! За неповиновение - двадцать лет каторжных работ. Но и это еще не все. Пришлось навсегда забыть об оставленном в родном краю доме -государство отобрало у них все, что наживалось столетиями. Каждого заставили подписать отказные...

Книга памяти... Пришел тот день, когда перефразируя Юлиуса Фучика, можно сказать: настоящее стало прошедшим, и когда стало можно говорить как о великом времени, так и безымянных героях, творивших историю. И создатель этой книги - бывший трудармеец, а ныне - председатель Краснотурьинского городского немецкого общества "Wiedergeburt" Иван Филиппович Вайс, как и знаменитый чешский писатель, поэт и публицист, хочет, "чтобы все знали: не было безымянных героев. Что были люди, которые имели свое имя, свой облик, свои чаяния и надежды. И поэтому муки самого незаметного из них были не меньше, чем муки того, чье имя войдет в историю".

Книга памяти насчитывает 3 тысячи 462 имени трудармейцев, погибших в Богословлаге за годы войны. "Это все, что на сегодня мне удалось восстановить, - говорит Иван Филиппович. На самом деле список этот куда длиннее. Чтобы уменьшить статистическую смертность на стройке, ее руководство поступало "мудро": сильно ослабленных людей освобождали от трудармии, выдавали небольшой паек, сажали в поезд до Свердловска, а там и разгружать уж было некого..."

Три с половиной тысячи имен в строгом порядке, в соответствии с российской кириллицей: фамилия, имя, отчество, место рождения, дата смерти. Восемь лет поисков, мытарств по кабинетам теперь уже российских ведомственных чиновников, изнуряющей переписки с ними. Но мир не без добрых людей. Особая благодарность Галине Ивановне Курносовой, заведующей архивом МВД Нижнего Тагила, принявшей чужую боль, как свою и оказавшей огромную техническую помощь в составлении этого скорбного списка.

У трудармейцев, погибших в годы войны, нет могил в обычном понимании этого слова. Но теперь их имена впечатаны в Книгу памяти НАВЕЧНО ...

В. Виттнер.




А. Юнге

ПАМЯТИ ТРУДАРМЕЙЦЕВ

Упорно бьет в плотинный темный камень
Залив осенней, тяжкою волной...
Стою один. Со мной сегодня память,
И давний год теперь - сорок второй!

Студеною волною в память сердца,
Слезою скорбной льются эти дни...
Тогда здесь умирали трудармейцы,
На безответный падали гранит.

Уральские метели их отмели,
Глаза закрыть родные не пришли.
Отметили начальники отдела
Лишь номера на бугорках земли.

Военных лет наследье роковое!
Бесправие на много лет вперед
Познал сполна! - за той виной чужою -
Немецкий, зло наказанный народ.

И лютой стужей - в лес, каменоломни
Под окрики, собак рычанье, вой
Бригадо - трудармейские колонны
Здесь шли на труд, как на последний бой.

Терялась вера. И терялись силы...
Упавшие подняться не могли.
И далеко отцовские могилы -
Поволжская святая горсть земли.

Ах, как горьки твои печали сердца,
Народ, не удостоенный наград!
Их не забыть - погибших трудармейцев -
Немецкого народа страшный вклад.

Где бьет волна в плотинный, темный камень,
Прохожий, не спеши, остановись!
И скромно поклонись здесь вместе с нами
Тем, что погибли, утверждая жизнь.

 


Главная Библиотека Фонд редкой книги Статьи и публикации Библиография Художественная литература Старые газеты Документы Карты Видеотека