Электронная библиотека немцев Поволжья.
 Главная    Библиотека    Фонд редкой книги    Статьи и публикации    Библиография    Художественная литература    Старые газеты    Документы    Карты    Видеотека  

Владимир Бауэр
Татьяна Иларионова

Российские немцы: право на надежду

К истории национального движения народа
(1955-1993)



Бауэр В. А., Иларионова Т. С. Российские немцы: право на надежду. К истории национального движения народа (1955-1993) - М.: Республика, 1995. - VI, 457 с.


Бауэр В. А., Иларионова Т. С. Российские немцы: право на надежду

В книге впервые в обобщенном виде представлена история национального движения российских немцев в послевоенный период, пережившего свой подъем в конце 80 - начале 90-х годов, когда были проведены три Съезда представителей народа.

 

 

 

 

 

 

 

 



...А проблема остается

Больно представлять читателям книгу, написанную о неосуществившихся планах, о нереализованных проектах, о несбывшихся мечтах. Мой народ долго и напрасно ждал восстановления справедливости, и утраченные надежды, возникшие в годы перестройки, особенно сильно саднят душу.

Российские немцы, пережившие в годы Великой Отечественной войны трагедию депортации, когда в лагерях ГУЛага, так называемой трудармии, от недоедания и непосильной работы погиб каждый третий, все годы после ее окончания жили с неослабевающей верой в то, что доброе имя народа, так много давшего своей родине - России, будет в конце концов восстановлено. Каждая немецкая семья не переставала ждать, когда же позволят вернуться из мест ссылки домой и будет восстановлена упраздненная в первые дни после нападения фашистской Германии на СССР республика на Волге.

Мечта о Волге была яркой и зримой. До 1941 года это был центр культурной и политической жизни народа, там выходили газеты, работали театр, школы на родном языке. В республике были крепкие, зажиточные села, красивые города. Сталинские пропагандисты любили показывать их в своей кинохронике - как подтверждение процветания социалистического строя, где советский человек якобы являлся хозяином своей страны.

Тот же Сталин отдал затем распоряжение о расформировании, упразднении республики, обвинив весь народ в коллаборационизме. Трудармия, лагеря которой были разбросаны по всей стране и где намеренно делалось все для гибели безвинных людей, стала и моей судьбой. Не забыть тех лет незаслуженных унижений, когда надзиратели и охранники распоряжались моей жизнью и жизнями моих товарищей по несчастью, решали, выдать ли нам пайку хлеба или дать дополнительный наряд на работу. Мне не забыть барака, который был уготован нам вместо дома. Перед глазами по сей день стоят те, кто не смог пройти круги ада, кто остался в братской могиле на своей собственной земле...

После войны сталинские обвинения продолжали тяготеть над российскими немцами. Их не пускали в вузы, им не разрешали занимать престижные должности. Народ заставляли забыть о своем этническом естестве, фактически запретив его родной язык: на протяжении десятилетий не было ни одной национальной школы. Вопреки всему российские немцы добивались своим трудом признания и уважения у соседствующих народов. Конечно, упорство отдельных талантливых людей не могло противостоять давлению государства. Без восстановления республики процессы ассимиляции, казалось, были неизбежными.

Первые ростки надежды на скорое восстановление справедливости появились после смерти Сталина и особенно, как справедливо указывается в книге В. Бауэра и Т. Иларионовой, после визита в Москву канцлера ФРГ К. Аденауэра. Началась эпоха политических послаблений, в 1964 году был принят указ, частично реабилитировавший российских немцев, отменивший необоснованные обвинения.

Однако кардинальных решений руководством Хрущева принято не было. Надежды народа возродились с приходом Л. Брежнева, и в Москву, к его сподвижникам, направляются одна за другой три делегации представителей народа. Эти "хождения" на поклон к власти не увенчались успехом: республика не была восстановлена.

Более того, в годы застоя немецкую "тему" вообще стремились замолчать, делали вид, будто ее нет вовсе. Единственной попыткой что-то предпринять было решение организовать в Казахстане в 1979 году Немецкую автономную область, которая закончилась полным провалом.

Вот почему мы всем сердцем поверили в перестройку, Горбачеву, провозгласившему политику очищения от наслоений прошлого. На фоне значительных перемен в стране немецкое национальное движение окрепло, встало на ноги и в считанные месяцы 1989-1990 годов сплотило десятки, сотни тысяч людей.

Увы, как часто бывает в любом молодом, неопытном политическом движении, начались разногласия лидеров, внутренняя борьба. Многим не хватило мудрости стать выше споров, недостало сил сплотиться ради общего блага народа. Сегодня с полной определенностью можно сказать, что наши разногласия намеренно подогревались людьми, заинтересованными в том, чтобы движение российских немцев в конце концов распалось и оказалось неэффективным.

Мы кое-чего добились. Горбачев открыл страну и дал возможность покинуть ее тем, кто в ней не хотел оставаться. По некоторым подсчетам, более миллиона немцев из Казахстана, среднеазиатских республик, из России уже переселилось на историческую родину. Эти люди уехали от нас. Они вряд ли уже вернутся.

Примечательный факт. В странах, раздираемых межнациональными конфликтами с тысячами жертв, разрушениями городов, сотнями тысяч беженцев, нет ни одного пункта, где бы возникла межэтническая рознь с участием немцев. Возможность уехать в Германию делает просто бессмысленными попытки осуществления своих национальных чаяний силой. Здесь работает естественная логика: если мы вам не нужны, мы просто уедем.

Происходящий массовый выезд немцев позволяет также сформулировать вывод, который может показаться парадоксальным: сегодня немецкая проблема для российских немцев фактически решена - они уезжают. Зато возникла российская проблема: так ли хорошо для нашей страны терять сотни тысяч работников (в основном рабочих и крестьян), которые своим трудом доказали, что их отъезд наносит огромный ущерб стране. Не лучше ли попытаться уменьшить этот поток отъезжающих, сохранить бесценные кадры для России, создав для немцев достойные условия жизни на родине - не в материальном смысле, а в смысле сохранения этноса с его культурой?

Ситуация с отъездом немцев еще более усугубляется тем, что сегодня, когда прекратил свое существование Советский Союз, наш народ оказался разорванным между его бывшими республиками. Его разделяют не только расстояния, но и настоящие границы.

Теперь мы связываем свою судьбу только с Россией. Удалось организовать два национальных района - - на Алтае и в Омской области. Россия принимает беженцев и переселенцев - российских немцев из "горячих точек", регионов конфликтов, расселяет и обустраивает их. Именно Россия выделяет сегодня средства на регенерацию культуры и традиций народа, ограниченные, правда, из-за общего тяжелого положения в стране.

Мы благодарны родине за ее усилия. Мы благодарны Германии, которая, осознавая собственную вину за войну, развязанную в свое время Гитлером и ставшую поводом для репрессий против российских немцев, поддерживает экономическое и социальное возрождение нашего народа. Об этом также говорится в книге В. Бауэра и Т. Иларионовой.

Конечно, эти усилия никогда не подменят наших собственных трудов. Это только помощь, мы сами должны много работать, чтобы народ обрел то, чего он когда-то лишился. К счастью, среди нас по-прежнему немало талантливых людей, чей вклад в науку, культуру, экономику значителен и весом.

Могут спросить: как же теперь решать проблему народа, если она сошла на обочину российской политики? Думаю, что это возможно лишь при условии, что руководство страны станет уделять должное внимание проблеме российских немцев, а нам самим нужно еще более энергично вести работу по объединению своих усилий и, полагаясь на собственные таланты, возродить традиции и культуру.

Академик Борис Раушенбах

Сентябрь 1995 года




ВВЕДЕНИЕ

Советская эпоха была полна мифов, развеять которые оказалось так же трудно, как и реформировать российскую экономику. Одним из них, едва ли не самым главным, был, безусловно, миф о решенности национального вопроса. Он создавался тогда, когда одни народы подвергались депортации, других поглощала насильственная ассимиляция, у третьих, даже в условиях собственной государственности, не было практически никаких гарантий не только для развития, но даже просто для поддержания родного языка и культуры.

Известна истина: прошлое стреляет в будущее. Стреляет ему в спину. Попытка мирно перевести страну на рельсы демократии вылилась в кровавые конфликты. Тем самым была дискредитирована сама идея национального ренессанса, сведена на нет возможность возрождения многих народов: там, где проходят танки и действуют установки "Град", не до споров о родном языке.

И все же в конце 80 - - начале 90-х годов возникли концепции, к которым мы не раз еще будем возвращаться. Именно тогда родились и стали общественной силой новые движения, партии, национальные общества и организации. Именно тогда на политическую арену вышла новая плеяда лидеров, способных достоверно оценить реалии своего времени и предвидеть грядущее.

Правда, краткий миг радости от появления "младенца" на свет сменили неизбежные трудности роста. Практически все молодые общественные объединения пережили разлад, а старые погрузились в глубочайший кризис или ушли в небытие. Прекратил свое существование и СССР, что положило конец прошлым проблемам и породило ранее неведомые.

Не миновала сия чаша и национальное движение российских немцев, которое, возникнув на волне провозглашенных свобод, подпитывалось огромной надеждой людей, переживших во время Великой Отечественной войны уничтожение своей республики на Волге, депортацию, ад трудармии и несправедливый запрет вернуться после 1945 года назад из мест спецпоселений. Вновь зримой, реальной стала для них мечта о родине, куда, казалось, можно будет вот-вот уже переехать.

Эти надежды сплотили тех, кто взял на себя миссию представлять интересы своего народа. Вряд ли забудется тот эмоциональный подъем от чувства скорого восстановления справедливости, когда учредительная конференция Всесоюзного общественно-политического и культурно-просветительного общества "Возрождение" обратилась в марте 1989 года к населению Поволжья со словами, выражающими искреннее стремление обрести свою землю и жить здесь в мире и согласии с его сегодняшними жителями, построить республику, в которой будет хорошо всем.

И не забыть последний день февраля 1993 года, когда закрывался третий Съезд немцев бывшего СССР. Его устроители хотели максимально торжественно провести подписание Декларации о создании межгосударственного (в рамках СНГ) Совета немцев и пригласили на сцену ансамбль скрипачей. Представители делегаций ставили свои подписи под документом, а пронзительно грустная музыка как бы говорила, что это час прощания с иллюзиями. Кажется, только тогда зал впервые в полной мере прочувствовал, что нет теперь больше единой страны и народ разделен границами, а мечты остались мечтами.

Наша книга - о важнейших событиях тех лет, о нереализованных планах и об идеях, которые, несмотря ни на что, все же осуществляются.

К ее написанию мы приступали не без сомнений и колебаний, поскольку здравствуют все основные участники происшедшего. У них свой взгляд на случившееся, и они могут не согласиться с нашими оценками и суждениями. Свою задачу мы видели не в том, чтобы написать некое учебное пособие по новейшей истории немецкого национального движения, а в том, чтобы представить книгу, способную вернуть оппонентов и соратников к времени надежды, объединявшему всех.

Мы были далеки и от мысли писать воспоминания. При всем уважении к этому литературному жанру мы не могли ему следовать хотя бы потому, что располагали большим количеством документов, заставивших отказаться от многих пленявших когда-то представлений. Помимо этого временная дистанция, пусть и незначительная, приобретенный опыт позволили взглянуть как бы со стороны на события, участниками и свидетелями которых мы были.

Замалчивание на протяжении послевоенного периода проблем немецкого народа в СССР имело и свои, если можно так сказать, публицистические последствия. Авторы появившихся в годы перестройки статей и брошюр, посвященных немцам России, неизменно следовали традиции начинать повествование с Манифеста Екатерины II 1763 года, который приглашал в Россию иностранцев на жительство и гарантировал им льготы. Теперь можно избежать этого, поскольку в последние годы вышло немало солидных научных работ, достаточно полно осветивших важнейшие вехи более чем 200-летней истории российских немцев1. Опубликованы документы, ставшие существенной базой для новых исследований2. Особый вклад в разработку темы внесли ученые ФРГ. Собственно, именно там началось систематическое изучение проблем российских немцев, а труды таких авторов, как Альфред Айсфельд и Ингеборг Фляйшхауэр3, можно считать классическими, столь велик исходный документальный материал, легший в основу их работ, и столь выдержан объективный и взвешенный тон изложения.

И все же позволим себе сделать несколько предварительных замечаний, которые кажутся важными в контексте избранной темы.

Судьбы России и Германии на протяжении многих столетий скреплялись не только международными дипломатическими договорами и экономическими связями, но и кровно - людьми. Немцы приезжали в Россию, селились здесь, ощущали ее своей родиной. Особенно сильно стремление перебраться на восток проявилось в середине XVIII и в XIX веках. История переселения не раз фальсифицировалась, да и сегодня оценивается по-разному. Как и всякое сложное явление, она вызывает незатихающие дискуссии. При этом по-прежнему несправедливо остается без внимания специфика внутриполитического положения обеих стран в тот период.

Россия, сложившееся централизованное государство, при Иване Грозном начинает присоединение соседних стран. Этот курс продолжается и в последующем. Ко времени Екатерины II империя не просто значительно расширилась, но и переживала своего рода управленческий кризис, когда новые территории входили в состав государства быстрее, чем центральная власть могла их административно освоить. Причем вместе с землями Россия получала и новых подданных - самобытные по своей культуре и традициям народы. Страна вынуждена была искать ресурсы для проведения своей энергичной внутренней политики - не деньги и сырье, чем сама в достатке располагала тогда, а более существенный материал-людей. Говоря современным языком, Россия нуждалась в импорте рабочей силы, в гастарбайтерах, способных придать импульс развивающейся экономике.

Международное положение империи было в тот период таково, что освоение восточных территорий могло идти только благодаря обращению к Западу. Действительно, вдоль южных границ находились мусульманские государства, враждебно воспринимавшие курс российского правительства. Дальше, на юго-востоке, демаркация границы вообще не была проведена. Переговоры, например с Китаем, начатые в пору царствования Алексея Михайловича и после почти шестидесятилетнего перерыва продолженные Петром I, практически не привели ни к чему. Только христианские страны Европы могли быть партнерами в решении внутренних российских проблем.

В то же время крупные европейские державы были охвачены серьезной "болезнью": их подданные покидали свои насиженные места и, пересекая границы, моря и океаны, переезжали на постоянное жительство в другие страны. Это движение усилилось во второй четверти XIX века, в годы великого картофельного неурожая и голода в Англии и Ирландии, когда миллионы людей в панике покидали острова.

Общеевропейские процессы дали о себе знать и в германских княжествах, правда далеко не во всех. В обстановке относительной стабильности (религиозные войны, эпидемии и прочие бедствия остались в XVI и XVII веках) центральные государства Германии оказались бессильны остановить исход своих подданных. Интересны карты того времени: на них отмечены территории, население которых поддалось эмиграционным настроениям. Эпицентром стал Вюртемберг, откуда швабы расселились по всему свету - в Южную Америку, на Балканы и в Россию.

Пути людские так же непредсказуемы, как и сама история. На фоне массовых перемещений удивительным кажется выбор новой страны проживания. Ведь иностранцев к себе на жительство пригласила тогда не только Россия. Для переселенцев настежь были открыты двери Северо-Американских Штатов. Королева Бразилии издала манифест с заманчивыми для европейцев предложениями. Во всех городах, где были сильны переселенческие настроения, активно работали конторы вербовщиков и эмиграционных агентов. В Россию не приехали англичане и ирландцы, она не услышала тогда испанской и португальской речи. Только германские княжества, не имевшие заморских территорий, были вынуждены отпускать своих подданных, что называется, "на все четыре стороны", в том числе и на восток.

Наверное, в этом состоял исторический выбор двух народов. В большинстве работ, посвященных данной теме, упорно обходится молчанием его общеевропейский фон, что и служит, на наш взгляд, источником многочисленных спекуляций. А ведь именно благодаря тому человеческому выбору отношения между нашими странами приобрели свой неповторимый смысл, который, как традиция, сохраняется и сегодня. И не зря говорится об особых связях России и Германии, об общности их судеб.

Нам кажется, что и при анализе современных явлений невозможно рассматривать проблему изолированно, в отрыве от общего контекста российской и европейской истории.

Политическое положение немецкой общины в России всегда зависело не только от внутреннего ее развития, не только от законов и установлений, адресованных правительством исключительно ей, но и от потока внутрироссийских событий на протяжении десятилетий. Так, немало дискуссий вызывает по сей день факт упразднения в 70-х годах XIX века привилегий для иностранцев. Вопрос этот меньше всего относится к разряду академических, поскольку именно тогда впервые был отмечен выезд колонистов из России. В процессах того периода ученые ищут причины сегодняшнего массового эмиграционного движения в Германию. К сожалению, они чаще всего ограничиваются признанием того, что выезд стал ответом на призыв в армию молодежи, в том числе и меннонитской, религиозные воззрения которой не позволяли браться за оружие.

Еще одним изменением политики в отношении немецкого населения явились нововведения в области образования, когда родной язык в учебных программах все чаще заменялся государственным. При этом исследователи обращают внимание только на направленность правительственного курса против национальных общин России.

Мы склонны видеть в этом нечто другое. Великие реформы Александра II были нацелены на то, чтобы унифицировать всю систему управления огромной полиэтнической страной. До 1861 года Россия представляла собой сложный организм, безусловно нуждавшийся в совершенствовании. Были центральная крепостная ее часть и вольная Сибирь, были казачий круг Кубани и Дона и родоплеменной Кавказ, было царство Польское и великое княжество Финляндское. Были и самоуправляющиеся колонии немецких поселенцев Поволжья и Юга России. Царь хотел привести все эти самобытные системы к общему знаменателю. Язык и служба в армии явились как бы следствием усилий правительства по построению нового здания российской государственности. Ответной реакцией стали массовые волнения на окраинах - в Польше и на Кавказе. Немецкое же население отреагировало на это по-другому - выездом.

Дальнейшее упрощение системы управления страной произошло в годы советской власти. Пирамида союзных республик и национальных автономий приняла законченный вид классической иерархии. Если эти произвольные, часто не отвечавшие традициям коренных народов формы государственности в годы перестройки вызвали у них протест, привели к конфликтам и столкновениям, то российские немцы, вообще потерявшие в годы войны автономию, оказались только перед одним выбором: остаться или уехать.

В современной научной литературе, как отечественной, так и зарубежной, ведется немало споров о понятиях. Поскольку мы неизбежно будем пользоваться основными из них, необходимо условиться о толковании важнейших. Кто приехал в Россию? Как называть переселенцев, говоривших на различных диалектах немецкого языка? Речь идет об этнониме, которым люди сами определяли бы себя и который бы отождествляли с ними окружающие. Поначалу компактные поселения швабов, гессенцев, тюрингов цепко держались за свои прежние этнографические различия. Но адаптация на новой родине привела к смешанным бракам внутри столь разнородной немецкой общины, и все чаще стало звучать объединительное наименование: поволжские немцы. Иными были городские и прибалтийские поселения выходцев из Германии. Московские и петербургские немцы, не говоря уже об эстляндских и лифляндских баронах, осознавали себя совершенно другими, ничего общего с поволжскими крестьянами не имеющими. Позже сформировались южнорусские и кавказские колонии со своей психологией и укладом жизни.

Сегодня некоторые исследователи не только призывают рассматривать все эти общности отдельно, но и утверждают, что сам термин "российские немцы" ненаучен, так как пытается охватить разные культуры, традиции, социальные явления, а другой этноним - "советские немцы" - просто из области идеологии.

Мы разделяем сомнения коллег: действительно, каждое из поселений имело свой культурный и национальный потенциал и каждое из них достойно внимательного изучения. Причем, говоря об исторических корнях переселенцев, необходимо отмечать место их происхождения, а рассматривая региональные особенности, отделять историю тех, кто жил на Волге, от истории немцев Кавказа или Прибалтики.

Но это верно лишь до тех пор, пока не обратимся к истории политической, ибо тогда увидим, что законы и установления новой и старой родины действовали в отношении переселенцев практически без всякого учета генеалогических и местных отличий: они были общими для подданных, настоящих или бывших. И в этом смысле этноним "российские немцы" научен, поскольку отражает самое существенное в положении переселенцев - их этническое происхождение и государственную идентификацию.

СССР со своим институтом гражданства сделал всех нас "советскими людьми". Интересна официальная аргументация послевоенного периода в пользу термина "советские немцы": "Главным, определяющим для них (советских немцев. - Авт.) является не то, что они говорят в семье на немецком языке, а то, что они советские люди. И так же как американцев нельзя считать частью английской нации, так же как австрийцев нельзя считать частью немецкой нации, так же и с еще большим основанием нельзя считать советских немцев частью немецкого народа, живущего в центре Европы. Не случайно многие наши читатели в своих письмах ставят вопрос о том, чтобы в их паспортах в графе национальность указывалось "советский немец"4. Оставим без комментария последнее утверждение, поскольку жизнь уже напрочь его отмела. Но термином "советские немцы" как историческим, отражавшим определенные реалии эпохи СССР, пользоваться придется.

Важно подчеркнуть, что депортация нивелировала в сознании людей былые региональные и этнографические различия. Трагедия стала общей судьбой, новой точкой отсчета в истории и самосознании целого народа.

Развал Советского Союза поставил людей перед необходимостью объединиться под новым национальным "именем". Вернуться к старому - "российские немцы", увы, не значило возвратиться к исходному, дореволюционному положению. Напротив, сегодня приходится отдельно вести речь о тех, кто остался за границей - в Казахстане, на Украине или в Кыргызстане, ибо с приобретением нового гражданства люди оказались в новой системе координат, дающей о себе знать буквально во всем: в частной жизни и в жизни общественной - в политике, экономике, языковой ситуации.

Коллективные поиски нового самоназвания были особенно мучительными во время первого Съезда немцев СССР, когда близкий распад единой страны стал уже очевиден, а какого-то иного объединения бывших республик еще не существовало. Для национального движения, ставившего перед собой цели коллективного представительства общих интересов народа, эти вопросы были отнюдь не праздными, а крайне важными, так как от них зависели статус выборных органов и характер участия в политических переговорах разного уровня.

Немецкое национальное движение в СССР зародилось не в 1989 году, когда появилась массовая организация "Возрождение", а гораздо раньше. Правда, после войны само немецкое население длительное время вообще не ставило вопрос о решении своих национальных проблем. По крайней мере, изученные нами архивы и зарубежные источники не содержат на этот счет никаких сведений. Первым его поставил в ходе своего визита в Москву в сентябре 1955 года канцлер К. Аденауэр, который, как истинный дипломат, в своих официальных речах, адресованных советскому руководству, не упомянул ни единым словом э советских немцах и тем не менее достаточно определенно выразил просьбу изменить их положение. После этого начинают приниматься меры для снятия режима спецпоселения, действовавшего применительно к немцам СССР еще целое десятилетие после Великой Отечественной войны, и возвращения им прав.

Но не послабления такого рода послужили толчком для роста национального самосознания и формирования немецкого общественного движения. В период так называемой "оттепели" постепенно, чисто административными решениями власти пытались загнать проблему внутрь. Это происходило на фоне реабилитации тех депортированных народов, которые в 50-е годы смогли вернуться домой и вновь обрести свою государственность. В отношении немецкого населения велась последовательная политика "укоренения" в новых местах проживания, что и было сформулировано советским руководством в 1964 году в Указе Президиума Верховного Совета СССР "О внесении изменений в Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года "О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья".

Именно этот Указ, только частично отменивший несправедливые репрессии против советских немцев, вызвал всплеск их общественной активности. На местах формируются инициативные группы, выдвигаются лидеры, которые будут даже приняты затем А. И. Микояном, другими партийными и государственными деятелями, но это, к сожалению, мало что изменит в дальнейшей судьбе немцев.

Первый раздел нашей книги посвящен этому начальному этапу формирования национального движения, анализу видимых и скрытых событий 50-80-х годов.

Перестройка, начатая в 1985 году, открыла шлюзы гласности, и вся страна заговорила о том, что еще вчера не подлежало обсуждению. Многие национальные проблемы, например, в Казахстане и Якутии, дали о себе знать практически сразу. Немецкое движение как бы "опоздало". И этому были свои причины: в 1979 году предпринимается попытка административно создать территориальную автономию немцев в Казахстане. Местное население встретило ее в штыки, в Целинограде и некоторых других городах прошли демонстрации под националистическими лозунгами. Это деморализовало очень многих. Именно из-за тягостных воспоминаний о Целинограде политика Горбачева середины 80-х годов не сразу была воспринята как долговременная, способная что-то реально изменить.

Только в 1988 году складывается группа людей, которая стояла у истоков общества советских немцев "Возрождение" и разрабатывала документы. Стержневым для них стало требование вернуть отнятую автономную республику на Волге.

Положение двух миллионов граждан немецкой национальности вышло на уровень государственной проблемы. В связи с этим руководство СССР создало специальную парламентскую комиссию, которую возглавил народный депутат СССР Г. Киселев. В ноябре 1989 года, по завершении своей деятельности, комиссия представила в Верховный Совет предложение воссоздать АССР немцев Поволжья в полном объеме: с прежним статусом и в прежних границах.

Но эти рекомендации опять-таки оказались во многом запоздалыми. В Саратовской и Волгоградской областях, в состав которых в 1941 году отошли земли немецкой республики, уже набрало силу движение против автономии. Решение, подтвержденное Верховным Советом, осталось на бумаге. Вместо практических действий по территориальному размежеванию и созданию инфраструктуры, разработки плана репатриации, на что надеялось "Возрождение", была образована новая, уже государственная комиссия - - при Совете Министров СССР.

Изменение ситуации активисты "Возрождения" восприняли по-разному: часть лидеров продолжала движение по избранному пути - предъявлению все более радикальных требований к руководству страны; другие пытались переориентироваться, наладить диалог с представителями высшего эшелона власти. И хотя наметившийся раскол организационно оформился несколько позднее, в 1991 году, его истоки восходят, безусловно, к 1989 году, когда необходимо было избрать новую тактику.

Альтернативой "Возрождению" стал Оргкомитет по подготовке и проведению первого Съезда немцев СССР. Он собрал тех, кто выступал за сотрудничество с правительством, видя в этом единственную возможность постепенного достижения своей цели - полной и подлинной реабилитации народа, в том числе и территориальной.

В этот период родилась и приобрела концептуальные очертания идея культурной автономии как промежуточного шага к решению кардинального вопроса - воссозданию республики. Необходимо понять, сколь нова и непривычна была она для советского общества, в считанные дни отказавшегося от множества стереотипов, но с большим трудом воспринимавшего изменения в сфере национальной политики. Провозглашенный В. Лениным принцип территориальности стал фетишем для движений тех народов, которые развивались в рамках своей усеченной государственности.

Парадокс национальной политики в советский период заключался в том, что наряду с громогласно провозглашавшимся расцветом народов СССР демографический состав регионов менялся в соответствии с замыслами центра, размывался промышленными и сельскохозяйственными миграциями, и в результате национальные особенности республик и автономий нивелировались. Произвольные изменения границ, переселенческая политика сталинской и хрущевской эпох преследовали цель добиться максимального смешения населения, что, по замыслу партийных лидеров, должно было способствовать формированию единой общности-советского народа. Поэтому в эпоху перестройки большинство национальных движений титульных этносов страны видело решение своих проблем в возвышении родного языка, роль которого принижалась ранее, и выдавливании инонационального населения с территорий своего традиционного проживания.

Распыленным народам предстояло решить для себя непростую задачу: что делать дальше, какие выдвигать требования, чего добиваться? Российские немцы убедились, что в обстановке митинговой враждебности вернуться в места довоенного проживания крайне сложно. Идея провозглашения культурной автономии и создания правительства без территории казалась Оргкомитету по подготовке Съезда немцев СССР приемлемой хотя бы потому, что могла снять напряженность в отношениях с поволжцами, перевести в более спокойное русло дальнейшее обсуждение проблем народа, а также давала шанс законного представительства интересов немецкого населения страны в самых высоких органах власти. Одно дело - вести речь от имени общественной организации и совсем другое - быть официально признанной структурой, компетентной в решении практических вопросов. Это открыло бы новые возможности для работы в местах нынешнего проживания немцев: создания локальных территориальных образований, строительства национальной экономики, всемерного развития культуры и языка.

Идея не была воспринята большинством как продуктивная. Мы пытаемся восстановить связанные с этим события во втором разделе книги.

Внутренние разногласия и споры происходили на фоне все возраставшего выезда советских немцев в Германию. На первых порах цифры эмигрировавших служили поводом только для публицистических оценок, но вскоре стали предметом межгосударственного обсуждения. Выезд затрагивал интересы и СССР и ФРГ, но каждая из стран по-своему оценивала его, хотя сначала только декларировалось и лишь позже стало политической нормой признание, что обоим государствам выгодно сохранить в России столь уникальный этнос, как российские немцы.

Событиям, связанным с проведением съездов российских немцев, посвящен третий раздел книги. К сожалению, как и во многих других национальных движениях, эти форумы не смогли выработать последовательную линию для осуществления своих стратегических целей и добиться важнейших из них. Внутренние разногласия, влияния извне мешали консолидации сил. Тем не менее настойчивость лидеров российских немцев позволила, несмотря на разобщенность самого народа и быструю дезинтеграцию СССР, проводить съезды и привлекать внимание правительств России и Германии к существующей проблеме.

Первый Съезд немцев СССР состоялся при достаточно драматических обстоятельствах. Созвать его планировалось в конце 1990 года, реально же он мог быть открыт только в марте 1991 года. Однако буквально накануне решением правительства его проведение было перенесено на более позднее время, без указания конкретного срока. Объяснили это тем, что государственные органы не успели подготовить документы, необходимые для полной реабилитации немцев СССР. Забегая вперед, скажем, что эти документы так и не были приняты. Тогда же перенос сроков Съезда оказал деморализующее воздействие на многих, подстегнув как радикальные настроения, так и стремление к выезду.

В марте 1991 года прибывшая в Москву часть делегатов все-таки провела форум, назвав его первоначально чрезвычайным Съездом. Впоследствии, когда стало ясно, что верх взяли радикалы, он был признан первым этапом первого Съезда немцев СССР. На нем были сформулированы крайне жесткие требования восстановления республики. Состоявшийся в октябре второй этап Съезда показал, что настроения делегатов значительно изменились, и вопрос ставился уже так: или республика, или выезд.

Второй Съезд немцев, проходивший в марте 1992 года, практически полностью был посвящен проблеме эмиграции, хотя и не снял требования восстановить автономию на Волге. Третий Съезд, как уже говорилось, подвел неутешительные итоги: эмиграция достигла критических размеров, а вопрос о восстановлении республики отодвинут на неопределенное время, если не похоронен окончательно.

Но было бы неправильным считать, что эти годы потрачены впустую. В то время как делегаты обсуждали одну и ту же проблему, на местах, где немецкое население жило компактно, постепенно разворачивалась конкретная и значимая работа: создается два немецких национальных района, расширяется обучение родному языку в школах, возникают культурные центры, появляются первые предприниматели из числа российских немцев.

Меняется и отношение руководства независимых республик к проблеме. Главную роль здесь играла перспектива получения германских кредитов под проекты в помощь немецкому населению. Готовность принять у себя переселенцев, сделать что-то реальное для удовлетворения национальных потребностей немцев выразили Украина, Казахстан, Кыргызстан. Далеко не все их предложения были обоснованы и выполнимы, однако они во многом повлияли на ситуацию в России, где центр тяжести всей работы стал перемещаться на региональный уровень.

Сегодня - стадия будничных и потому малозаметных дел. Само национальное движение после смены части лидеров и переориентации остальных на экономику как бы замерло и сошло с арены политических битв. Кто-то назовет это кризисом, кто-то скажет, что все уже миновало. Но вряд ли в истории что-то случается зря. И, оценив пройденное, подождем будущего.



1 Герман А. А. Немецкая автономия на Волге, 1918-1941. Ч. 1: Автономная область, 1918-1924. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1992; Иосиф Сталин - Лаврентию Берия: "Их надо депортировать...": Документы, факты, комментарии / Вступ. ст., сост., послесл. Н. Бугай. М.: Дружба народов. 1992; Культура и самосознание русских и немцев в Поволжье. Вып. I и II // Поволжский кадровый центр; Управление культуры Саратовской областной администрации; Министерство по делам национальностей и региональной политике. Саратов: Слово, 1993-1994; Лефортово - Немецкая слобода. Забытая история или "малая родина"? // Государственный комитет Российской Федерации по высшему образованию; Московский энергетический институт (Технический университет). М.: Энергоатомиздат, 1993; Немецкий российский этнос: вехи истории // Материалы научной конференции. Москва, 24-25 июня 1993 г. М., 1994; Савченко И. А., Дубинин С. И. Российские немцы в Самарском крае: Историко-краеведческие очерки. Самара: Самарский университет, 1994; Советские немцы: история и современность. Материалы Всесоюзной научно-практической конференции. Москва. 15-16 ноября 1989 г. М,, 1990; Фитц А. Боль в наследство. Советские немцы: история через судьбы: (Очерки). Ташкент: Еш гвардия, 1990; Фукс В. Роковые дороги поволжских немцев. 1763-1993. Красноярск: Краевое немецкое общество "Возрождение", 1993; Шлейхер И. И. Пособие по истории российских немцев. Вторая половина XVIII - начало XX веков. Барнаул, 1992.

2 История российских немцев в документах (1763-1992 гг.) // Сост. В. Ауман, В. Чеботарева. М.: РАУ-корпорация, 1993; История российских немцев в документах. Т. II: Общественно-политическое движение за восстановление национальной государственности (1965-1992) // Сост. В. Ауман, В. Чеботарева. М.: Российский экономический журнал, 1994.

3 Eisfeld A. Deutsche Kolonien an der Wolga 1917-1919 und das Deutsche Reich. Wiesbaden: Otto Harrassowitz, 1985; Eisfeld A. Die Russlanddeutschen. Munchen: Langen Mueller, 1992; Fleischhauer I. Das dritte Reich und die Deutschen. Stuttgart: Dt. Verl.-Anst, 1983; Fleischhauer I. Die Deutschen im Zarenreich: zwei Jahrhunderte deutsch-russischer Kulturgemeinschaft. Stuttgart: Dt. Verl.-Anst., 1986; Fleischhauer L, Jedig H. H. (Hrsg.) Die Deutschen in der UdSSR in Geschichte und Gegenwart. Ein internationaler Beitrag zur deutsch-sowjetischen Verstandigung. Baden-Baden: Nomos Verlagsgesellschaft, 1990; Fleichhauer I., Pinkus B. The sovielgermans. Past andpresent. London: Hurst, 1986; Pinkus B., Fleischhauer I. Die Deutschen in der Sowjetunion. Geschichte einer nationalen Minderheit im 20. Jahrhundert. Baden-Baden: Nomos Verlagsgesellschaft, 1987.

4 Из письма главного редактора центральной газеты советских немцев "Нойес лебен" в ЦК КПСС (60-е гг.). Копия - в архиве авторов.




Содержание

 

Академик Б. Раушенбах. ...А проблема остается
III

В в е д е н и е
1

"СНЯТЬ ОГУЛЬНЫЕ ОБВИНЕНИЯ"


Реабилитация без реабилитации. Положение немецкого населения СССР в послевоенный период
15

В Москву, за правдой... Зарождение национального движения российских, немцев
40

МЕЖДУ ВЛАСТЬЮ И НАРОДОМ


Дитя двух стран. Проблемы российских немцев в политике СССР и ФРГ
65

На подъеме - раскол. Тактика общества "Возрождение"
89

Борьба, погубившая надежду. "Возрождение" против Оргкомитета по подготовке и проведению первого Съезда немцев СССР
121

Еще один шанс. Инициативы Оргкомитета
158

НА ИЗЛЕТЕ ЭПОХИ


В поисках собственного имени. Первый Съезд немцев СССР
201

До и после Капустина Яра. Второй Съезд немцев бывшего СССР
240

Съезд последний, в год нечетный. Третий Съезд немцев бывшего СССР
280

Интерференция. Старая тема в контексте новой Конституции
333


З а к л ю ч е н и е
356


П р и л о ж е н и я
361

Письмо главного редактора газеты "Нойес лебен" заместителю министра просвещения РСФСР. Приложение: выдержки из писем читателей в газету. 5 мая 1964 г.
363

Письмо главного редактора газеты "Нойес лебен" в Президиум Верховного Совета СССР. 17 февраля 1965 г.
365

Письмо федеральному министру иностранных дел ФРГ Г.-Д. Геншеру. 5 декабря 1989 г.
366

Приложение к письму в адрес Рыжкова Н. И., с копиями Горбачеву М. С., Лукьянову А. И. и Гусеву В. К., относительно выхода советских немцев из состава Государственной комиссии по проблемам советских немцев в случае дальнейшего уклонения от определения главной цели ее работы. 29 марта 1990 г.
368

Обращение к Президенту СССР М. С. Горбачеву. 30 марта 1990 г.
370

Закон СССР "Об утверждении положения о медали "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг." (в новой редакции). 1990 г.
371

Закон СССР "Об утверждении описания медали "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 -1945 гг." (в новой редакции)
373

Проект Закона РСФСР "О восстановлении Немецкой Автономной Советской Социалистической Республики и внесении изменений в Конституцию (Основной Закон) РСФСР". Начало 1991 г.
-

Проект Указа Президента СССР "О путях решения проблем немцев СССР и поэтапном восстановлении их государственности". Начало 1991 г.
374

Проект Постановления Верховного Совета РСФСР "О мерах по восстановлению государственности советских немцев" (фрагмент). Начало 1991 г.
375

Проект Постановления Президиума Верховного Совета РСФСР "О неотложных мерах по урегулированию проблем советских немцев на территории РСФСР". Начало 1991 г.
376

Проект Постановления Президиума Верховного Совета РСФСР "О неотложных мерах по урегулированию проблем советских немцев на территории РСФСР". Начало 1991 г.
377

Пояснительная записка к проектам Декларации Съезда немцев СССР, Положения о национальном самоуправлении немцев СССР и соответствующего постановления Верховного Совета СССР. Начало 1991 г.
378

Проект Обращения Верховного Совета СССР к Съезду немцев СССР. Начало 1991 г.
380

Письмо заместителя Председателя Оргкомитета Ю.Гаара Председателю Комитета Верховного Совета РСФСР по вопросам межреспубликанских отношений. 7 февраля 1991 г.
381

Письмо Оргкомитета по подготовке и проведению Съезда немцев СССР в Верховный Совет СССР и Совет Министров СССР. Февраль 1991 г.
382

Проект Указа Президента СССР "Об отмене репрессивных актов, принятых в отношении немцев СССР, и осуществлении мер поэтапного восстановления их государственности". 26 февраля 1991 г.
384

Телеграмма заместителя Председателя Совета Министров СССР Гусева председателям комитетов и советов министров республик, крайисполкомов и облисполкомов (по списку).. 7 марта 1991 г.
385

Письмо Председателя Государственной комиссии по проблемам советских немцев В. Гусева Премьер-министру СССР В. С. Павлову. Март-апрель 1991 г.
385

Письмо Председателя Оргкомитета по подготовке и проведению Съезда немцев СССР Б. Раушенбаха Председателю Верховного Совета СССР А. И. Лукьянову. Март апрель 1991 г.
386

Письмо Председателя Оргкомитета по подготовке и проведению Съезда немцев СССР Б. Раушенбаха Президенту СССР М. С. Горбачеву. 5 апреля 1991 г.
388

Письмо Председателя Оргкомитета по подготовке и проведению Съезда немцев СССР Б. Раушенбаха Председателю Верховного Совета РСФСР Б. Н. Ельцину. Середина 1991 г.
-

Проект Постановления Верховного Совета СССР "О государственных гарантиях решения проблем немцев СССР". Середина 1991 г.
390

Проект Положения о Временном Комитете по проблемам советских немцев при Кабинете Министров СССР. Середина 1991 г.
391

Письмо членов делегации советских немцев Президенту СССР М. С. Горбачеву. Июль август 1991 г.
393

Постановление Кабинета Министров СССР "О комитете по проблемам советских немцев". 2 августа 1991 г.
395

Письмо членов рабочей группы Оргкомитета по подготовке и проведению Съезда немцев СССР в Кабинет Министров СССР. 8 августа 1991 г.
396

Письмо Оргкомитета по подготовке и проведению Съезда немцев СССР Президенту РСФСР Б. Н. Ельцину. 12 августа 1991 г.
397

Обращение Оргкомитета по подготовке и проведению Съезда немцев СССР в связи с 50-й годовщиной принятия Указа о выселении немцев Поволжья. Август 1991 г.
398

Положение о Государственном комитете РСФСР по восстановлению Немецкой АССР. Август 1991 г.
399

Письмо председателя Оргкомитета Съезда немцев СССР Б. Раушенбаха и народного депутата СССР П. Фалька Президенту СССР М. С. Горбачеву. 12 сентября 1991 г.
400

Письмо народного депутата РСФСР А.Вира Президенту РСФСР Б. Н. Ельцину. Октябрь-ноябрь 1991 г.
401

Проект Постановления Верховного Совета РСФСР "Об утверждении статуса полномочного представительного органа российских (советских) немцев". Октябрь-ноябрь 1991 г.
402

Проект письма Президента РСФСР Б. Н. Ельцина Председателю Верховного Совета РСФСР Р. И. Хасбулатову. Октябрь-ноябрь 1991 г.
403

Проект Указа Президента РСФСР Б. Н. Ельцина "Об обеспечении условий деятельности Совета по реабилитации российских (советских) немцев". Октябрь-ноябрь 1991 г.
-

Проект Указа Президента РСФСР Б. Н. Ельцина "О восстановлении АССР немцев Поволжья". Октябрь-ноябрь 1991 г.
404

Письмо Председателя Совета по реабилитации российских (советских) немцев Г. Гроута Президенту РСФСР Б. Н. Ельцину. 16 ноября 1991 г.
405

Заявление Межгосударственного Совета по реабилитации немцев бывшего СССР. 15 декабря 1991 г.
406

Письмо участников митинга Президенту России Б. Н. Ельцину. 11 января 1992 г.
408

Ваффеншмидт X. Актуальная информация для русских немцев. 20 марта 1992 г.
-

Письмо Межгосударственного Совета немцев бывшего СССР министру Российской Федерации по национальной политике В. А. Тишкову. 24 мая 1992 г.
411

Совет Союза немцев. Концепция восстановления немецкой национальной государственности. Май 1992 г.
413

Письмо помощника Президента Российской Федерации Д. Рюрикова Председателю Межгосударственного Совета немцев бывшего СССР Г. Гроуту. 16 февраля 1993 г.
414

Постановление Учредительного Съезда немцев Российской Федерации о делегировании в парламент России российских немцев. 28 февраля 1993 г.
415

О концепции общественного самоуправления. 24 мая 1993 г.
-

О формировании представительного органа российских немцев на территории Российской Федерации (Тезисы). 24 мая 1993 г.
419

Постановление заседания Совета немцев России. 29 мая 1993 г.
422

Письмо Председателя Совета немцев России, Председателя МГСН Г. Гроута вице-премьеру Правительства Российской Федерации, Председателю Госкомитета по делам федерации и национальностей С. М. Шахраю. 2 июня 1993 г.
423

Письмо Председателя Совета немцев России, Председателя МГСН Г. Гроута вице-премьеру Правительства Российской Федерации, Председателю Госкомитета по делам федерации и национальностей С. М. Шахраю. 2 июня 1993 г.
424

Письмо Председателя Совета немцев России Г. Гроута вице-премьеру Правительства России, Председателю Государственного комитета по делам федерации и национальностей С. М. Шахраю. 22 июня 1993 г.
-

Приложение: Предложения Совета немцев России по внесению дополнений в текст проекта Конституции (Основного Закона) Российской Федерации
426

Памятная записка о Конституции (Основном Законе) Российской Федерации. 22 июня 1993 г.
428

Обращение общества немцев Российской Федерации "Видергебурт" к организациям, движениям и партиям народов России. 15 октября 1993 г.
432

Заявление членов Межправительственной Российско-Германской комиссии, рекомендованных II Съездом российских немцев. 1 ноября 1993 г.
434

Хроника событий
436

 


Главная Библиотека Фонд редкой книги Статьи и публикации Библиография Художественная литература Старые газеты Документы Карты Видеотека